Альманах "Восток"

(На Интернет сайте "Ситуация в России" http://www.situation.ru)


Категория “производительные силы” в теоретическом наследии Маркса и Энгельса

Из выпуска: N 4\5 (28\29), апрель-май 2005г

Г.Багатурия

Интересно и небесполезно сопоставить с экономическим понятием “сила” критику Энгельсом физического понятия “сила” . С этой точки зрения процесс труда и процесс производства имеют один активный 'источник, одну причину всего движения — это рабочая сила, сам субъект труда и производства, сам работник, производитель. В этом смысле единственной производительной силой в прямом, строгом и_самом узком значении , является рабочая сила. А все предметные, объективные, природные и “общественные условия реализации рабочей силы выступают в таком случае как материальные (вещественные) и общественные условия труда, условия производства.

Категория “производительные силы” в теоретическом наследии

Маркса и Энгельса

Г. А. БАГАТУРИЯ

Обращение к первоисточнику всегда полезно, особенно если это работы классиков. Мнргие актуальные философские проблемы могут быть решены легче, правильней и глубже, если использовать' в полной мере теоретический потенциал, заложенный в работах основоположников марксизма. Не говоря уже о том, что нередко открывают и изобретают заново и в ухудшенном виде то, что уже бьло получено нашими великими предшественниками.

Ряд аспектов у марксистского учения о производительных силах может разрабатываться более успешно, если полнее, чем прежде, представить себе все богатство исходной для нас концепции Маркса и Энгельса. Для этого теперь сложились и несравненно более благоприятные условия и большие возможности; чем в прошлом. Завершено 50-томное издание Сочинений Маркса и Энгельса — наиболее родная на сегодня публикация их литературного наследства. В рамках едацого изданий стали теперь обозримы и сопоставимы их основные работы. В это издание включено около 1300 новых текстов основоположников марксизма. Вьшлн цервые 10 томов более чем 120 томного издания произведений Маркса и Энгельса на языках оригинала (МЕGА). В научный оборот введены теперь не только печатные произведения основополежг ников марксизма, но и их важнейшие рукописные исследования; вскрываются и становятся доступными для изучения новые слои их рукописного наследства - конспекты и выписки из книг и других литературных источников, записные книжки, пометки на книгах и других печатных Изданиях. Создан большой Предметный указатель ко второму изданию Сочинений К. Маркса и Ф.Энгельса, дающий сводную систематизированную картину теоретического содержания работ Маркса и Энгельса и оперативный доступ к нему. За последние десятилетия значительно расширились и стали более глубокими исследования в, области истории и теории марксизма. Вместе с тем выросли и усложнились наши теоретические и практические потребности. Сегодня нас уже не удовлетворяет вчерашний уровень знаний. Все это обусловливает возможность и необходимость дальнейшего развития марксистской теории, включая и разработку ее категорий.

Анализ показывает, что марксистское учение о производительных силах несравненно содержательнее, богаче, глубже и в конечном счете актуальнее, чем представлялось раньше. Приведем некоторые результаты такого анализа. ;

В содержании марксистской теории можно различать, так сказать, специфически марксистское. Именно потому, что она возникла не в стороне от столбовой дороги развития человеческой мысли. Основоположники марксизма усвоили, синтезировали, органически включили в свою концепцию высшие достижения предществующей науки, при необходимости в той или иной мере переработав их на основе своих собственных великих открытий, главными из которых в области философии явились материалистическая диалектика, диалектико-материалистическое понимание природы и общества.

Соответственно и среди категорий исторического материализма, как и марксистской теории в целом, можно различать два класса понятий. Одни являются специфически новыми, в том смысле, что были введены основоположниками марксизма; таковы, например, “обществен-/ная формация”, “производственные отношения”, ”базис”, “надстройка”. Другие были взяты у предшественников, переосмыслены и включены в систему нового мировоззрения; к подобным понятиям относятся: “производство”, “общение”, “способ производства”, “собственность”, “отчуждение”, “классы” и многие другие; к их числу относится и понятие “производительные силы”.

Это понятие, экономическое по своему происхождению, широко использовалось предшественниками Маркса и Энгельса, что нетрудно заметить и по произведениям основоположников марксизма, где оно часто встречается в цитатах из книг Смита, Рикардо, Сэя, Скарбека, Листа, Шульца, Брея и других экономистов. В собственных текстах Маркса и Энгельса оно появляется одновременно с началом их экономических занятий в 1843 — 1844 гг.: у Энгельса — в “Набросках к критике политической экономии” (ноябрь 1843 г.), у Маркса — в Парижских эксцерптах, в тетрадях с выписками из книг Ф. Листа (возможно, конец 1843 — начало 1844 г.) и А. Смита (весна 1844 г.) и в “Экономическо-философских рукописях” (лето 1844 г.).

В истории марксизма в эпоху жизни и деятельности Маркса и Энгельса можно выделить три периода становления и развития марксистской теории производителыньтх сил 1)от перехода Маркса и Энгельса к материализму и коммунизму и начала их экономических исследований до.первого великого открытия Маркса, точнее говоря, до первой разработки материалистического понимания истории как целостной концепции (1843— 1845); 2) от пщадго до второго великого открытия Маркса - открытия прибавочной стоимости и первой разработки теории прибавочной стоимости (1845 — 1857); 3) от создания теории прибавочной стоимости — краеугольного камня марксистской политической экономии — до смерти Энгельса и начала ленинского этапа в истории марксизма (1857 — 1895). 1-й период можно рассматривать как процесс становления, в известном смысле как предысторию марксистской концепции производительных сил. 2-й период начинается рукописью “Немецкой идеологии”, где уже складывается специфически марксистская концепция. 3-й период начинается рукописью 1857 — 1858 гг. (“Критика политической экономии” — первоначальный вариант “Капитала”) и представлен главным образом циклом “Капитала”, где марксистская теория производительных сил достигает полной, классической зрелости и получает всестороннее развитие.

Специфически марксистская теория производительных сил складывается в “Немецкой идеологии” Маркса и Энгельса (ноябрь 1845 — лето 1846 г.). Ключевое открытие в области материалистического понимания истории (исторического материализма), впервые зафиксированное в этой работе, — открытие диалектики производительных сил н производственных отношений. Здесь оно было сформулировано как соотношение производительных сил и формы общения (общественных отношений), как диалектика их взаимодействия и развития. Но уже здесь было сделано все необходимое и достаточное для перехода к прямой формулировке соотношения производительных сил и производственных

отношений. Такой переход произошел затем в 1847 г. в “Нищете философии” и “Манифесте Коммунистической партии”.

Открытие 1845 г. дало ключ к пониманию всей структуры общества: производительные силы — производственные и другие общественные отношения — политическая надстройка — формы общественного сознания. Тем самым производительные силы были включены в “поле”: “бытие — сознание”, а значит, интерпретированы как философская категория, как категория, выражающая определенный момент в соотношении общественного бытия и общественного сознания. Исследуя диалектику исторического процесса, его фундаментальных предпосылок (люди — их деятельность — материальные условия их жизни), авторы “Немецкой идеологии” рассматривают производительные силы как определенную материализацию отношения человека к природе, как предпосылку и результат деятельности людей, как сложную систему самих производителей, средств производства, отношений между производителями и т. д. В противоречии между производительными силами и формой общения они обнаруживают основу социальной революции, а в развитии производительных сил буржуазного общества (крупная промышленность, машинное производство) — первую материальную предпосылку коммунистического преобразования общества.

Классический период в истории марксистской теории производительных сил начинается созданием первоначального варианта “Капитала” (август 1857 — май 1858 г.). Поэтому вполне сложившуюся и развитую концепцию Маркса и Энгельса следует рассмотреть главным образом на материале “Капитала”.

Понятия “сила”, “рабочая сила”, “производительные силы”

Понятие “производительные силы” можно рассматривать как конкретизацию понятия “сила”. Прямых дефиниций этих понятий у Маркса и Энгельса нет. Совокупность косвенных определений и указания на состав производительных сил позволяют определить это понятие если не формально, то по существу. В первом приближении производительные силы можно определить как способность производить предметы потребления или как факторы, способствующие такому производству. До некоторой степени такое определение аналогично существовавшему в физике определению силы как способности производить работу. Сам Маркс применительно к понятию рабочей силы (Аrbeitskraft) определяет силу как способность, возможность, потенцию (Fahidkeit, Vermogen, Мoglichkeit, Роtentz) 1*. Следовательно, он рассматривает это понятие в плане соотношения: возможность — действительность. Рабочая сила (Аrbeitskraft)—возможность (труда), а труд (Arbeut)— действительность (реализация рабочей силы). Аналогично: производительная сила (Ргоductionskraft, Ргоductivkraft) — возможность (производства), а производство (Ргоduction) - действительность (реализация производительной силы). Условия, необходимые для превращения данных возможностей в действительность,— это условия труда, условия производства (Аrbetsbedingungen, Ргоductionsbedingungen), т. е. те объективные условия, объекты, предметы, вещи (Dinge), без которых невозможна деятельность субъекта труда и производства, невозможны труд, и производство как предметная деятельность. Предметные условия труда и производства—это средства, производства, включающие средства труда и предмет труда.

Интересно и небесполезно сопоставить с экономическим понятием “сила” критику Энгельсом физического понятия “сила” в “Диалектике природы” и “Анти-Дюринге”. Энгельс говорит, что понятие силы возникло из наблюдения .над деятельностью человека, его воздействием на внешний мир, что сила — это активная сторона, причина движения, что сила, энергия и движение в известном смысле однопорядковые поня-

1* К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 42, стр. 249; т. 46, ч. I, стр. 235; т. 46, ч. II, стр. 487; т. 47, стр. 34; т. 23, стр. 178, 188. Далее ссылки на это издание даются в тексте.

тия (т. 20, стр. 12, 13, 59—60, 400—404, 595—598). С этой точки зрения процесс труда и процесс производства имеют один активный 'источник, одну причину всего движения — это рабочая сила, сам субъект труда и производства, сам работник, производитель. В этом смысле единственной производительной силой в прямом, строгом и_самом узком значении , является рабочая сила. А все предметные, объективные, природные и “общественные условия реализации рабочей силы выступают в таком случае как материальные (вещественные) и общественные условия труда, условия производства.

Но в более щироком — и обычном для Маркса и Энгельса — смысле в понятие производительных сил должны быть включены средства производства (часто Маркс и Энгельс даже отождествляют производительные силы и средства производства). Логика тут такова. Различие между рабочей силой и производительными силами подобно различию между трудом и производством. Это в известной мере единый процесс (хотя время производства может превышать время труда), рассматриваемый с двух разных точек зрения — начальной и конечной, с точки зрения субъекта, производителя, рабочей силы, и с точки зрения результата, продукта. Но результат процесса производства — это продукт не только деятельности раооч"ёи" силы, но и продукт участия предметных факторов производства (средств производства), продукт не только человека, но и природы (главным образом “второй природы”, преобразованной им природы). Поэтому средства производства и рассматриваются как производительные силы.

Рабочая сила — главная {и в известном, указанном смысле единственная) производительная сила общества. Понятие рабочей силы (по-видимому, еще без специфически марксистского значения) появляется впервые в “Немецкой идеологии”, в той части рукописи, которая была написана в ноябре — декабре 1845 г. (т. 3, стр. 31, 34). В специфически марксовом контексте (обмен между трудом и капиталом, продажа не труда, а рабочей силы) это понятие эпизодически, на периферии еще прежней господствующей концепции (продажа труда) появляется в декабре 1847 г. в III главе “Наемного труда и капитала”, т. 6, стр. 443 — -444) . Здесь отождествляются производительная сила рабочего, рабочая сила и способносност к труду (Arbeitskraft, Produktivkraft, Агbeitfahigkeit). Окончательно марксова концепция рабочей силы -(продажа не труда, а рабочей силы; объяснение факта эксплуатации на основе, т. е. без нарушения закона стоимости) складывается в момент второго великого открытия Маркса, в его рукописи “Критика политической экономии” в конце 1857 г. (т. 46, ч. I, стр. 234 и далее). Для выражения понятия “рабочая сила” Маркс употребляет здесь термины Агbeitsfermogen, Агbeitsfahigkeit и, наконец, Агbeitskraft. В 1 томе “Капитала” (1867 г:) он дает уже цр_ямое определение этого понятия: “Под рабочей силой, или способностью к труду, мы понимаем совокупность физических и духовных способностей, которыми обладает организм, живая личность человека, и которые пускаются им в ход всякий раз, когда он производит какие-либо потребительные стоимости” (т. 23, стр. 178). До этого, в “Теориях прибавочной стоимости” (1863 г.), он определял рабочую силу как навыки и способности рабочего (т. 26, ч. III, стр. 305).

Состав производительных сил

В цикле “Капитала”, начиная с его первоначального варианта — рукописи 1857 — 1858 гг., категория производительных сил получает всестороннее развитие, причем наиболее полно определяется и их состав. Весьма богатой, разнообразной, сложной становится их классификация. Маркс различает в “Капитале” производительные силы: материальные и

ровные, субъективные и объективные, индивидуальные и общественные, общественные и природные, непосредственные и косвенные и т. д. В основе такой многосложной иерархии производительных сил лежат два важных открытия: выяснение соотношения природы и общества и структуры общества (природа — потребности — производительные силы — производственные и другие общественные отношения — юридическая и политическая надстройка — формы общественного сознания) и выяснение структуры процесса труда и производства как процесса взаимодействия между обществом и природой (труд как целесообразная деястельсность рабочей силы — средства труда - предмет труда — продукт труда как средство удовлетворения потребностей). Первое было выяснено в “Немецкой идеологии” (1845 — 1846 гг.), второе — в “Критике политической экономии” (1857 — 1858 гг.).

В состав производительных сил включаются прежде всего рабочая сила и средства производства. Рабочая сила определяется как совокупность физических и духовных способностей человека как производителя, Средства производства — это совокупность вещественных факторов, посредством которых осуществляется процесс производства как предметная деятельность человека: предмет труда, на преобразование которого в необходимый продукт направлена целесообразная деятельность производителя, и средства труда, через посредство которых деятельная рабочая сила воздействует целесообразным образом на предмет труда. “Средство труда есть вещь или комплекс вещей, которые человек помещает между собой и предметом труда и которые служат для него в качестве проводника его воздействий на этот предмет”. Если рассматривать весь процесс с точки зрения его результата — продукта, то и средство труда и предмет труда оба выступают как средства производства, а самый труд — как производительный труд” (т. 23, стр. 190, 192).

Особую, наиболее важную роль в ряду средств труда играют орудия труда . Труд как целесообразная деятельность человека специфически огличается от деятельности животных применением орудий труда. Применение и изготовление орудий труда — это differetia specifica человека. Его первыми, естественно возникшими орудиями труда являются органы его тела — прежде всего рука. В орудиях труда в наиболее концентрированном виде материализуегся знание закономерностей природы, которые использует человек в своей производственной деятельности. Орудия труда наиболее подвижный, динамичный элемент средств производства.

Известно, что в V главе I тома “Капитала” Маркс дифференцирует понятие средств труда, различая, в частности, средства труда в узком (вещи, посредством которых труд воздействует на предмет труда) и широком (материальные условия труда) смысле (т. 23, стр. 190 — 191).

Дискуссии относительно того, входит или не входит предмет труда в состав производительных сил, представляются, с точки зрения подлинных взглядов самого Маркса, беспредметными. Маркс безусловно включал все средства производства в состав производительных сил в определенном смысле (материальные, объективные производительные силы — средства производства), даже отождествлял их (т. 6, стр. 442; т. 46, ч. I, стр. 46). По его определению: средства производства = средства труда + предмет труда. Следовательно, предмет труда должен входить в состав производительных сил. Сверх того, сам Маркс множество раз указывает-на природу не только как арсенал средств труда, но и всеобщий предмет труда. Он обращает внимание на материал орудий труде — ( а этот-- материал был, разумеется, существенным элементом предметов труда), которым различаются эпохи в развитии первобытного общества (т. 23, стр. 191). Наконец, и просто здравый смысл свидетельствует, какую значительную роль в развитии производительных сил той или иной страны играют, например, ее полезные ископаемые или качество материалов, из которых производятся те или иные продукты.

В “Капитале” Маркс всесторонне исследует диалектику производительных сил, взаимодействие и развитие их элементов, и прежде всего соотношение рабочей силы и средств производства. По соотношению этих основных факторов различаются исторические способы производ-

ства: “Каковы бы ни были общественные формы производства, рабочие

и средства производства всегда остаются его факторами. Но находясь

в состоянии отделения друг от друга, и те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, отличает различные экономические эпохи общественного строя” (т. 24, стр. 43 — 44). Отчуждение средств производства

от производителей в классовом, буржуазном обществе и присвоение

средств производства производителями, совершающими коммунистическое преобразование общества, — важная тема, проходящая через многие работы Маркса и Энгельса.

Развитие средств производства, в особенности средств труда и главным образом орудий труда, является мерой и показателем развития рабочей силы (т.. 23, стр. 191). В средствах труда , ,рабочеи силы. Это верно и в отношении таких средств труда как машины, в которых воплощается не развитие индивидуальной рабочей силы, а развитие науки как всеобщей производительной силы. По аналогии с марксовым понятием “совокупный рабочий” можно было бы развить и понятие “совокупная рабочая сила общества”. В таком случае все развитие современных средств труда правомерно рассматривать как опредмечивание, материализацию уровня развития совокупной рабочей силы.

Согласно марксистской концепции, состав производительных сил не исчерпывается рабочей силой и материальными средствами производства. Множество раз Маркс относит дагк=1 производительным силам кооперацию, разделение труда, силы природы, науку, даже потребности и другие факторы. Если соотнести такие факторы с марксистским пониманием общей структуры общества, то напрашивается вывод, что чуть ли не все элементы общественной структуры могут выступать в роли производительных сил. Ведь кооперация и разделение труда — это особые виды производственных отношений; наука — особая форма общественного { сознания и т. д. Возникает вопрос: какие элементы общественной структуры отсутствуют в приведенном перечислении и не могут ли они также выступать в роли производительных сил? Отсутствуют; например, государство и отношения собственности. Но относительно государства следует принять во внимание известную мысль Энгельса о возможности троякого соотношения государства и экономики: государство либо способствует экономическому развитию, либо тормозит его, либо в одних отношениях способствует, а в других тормозит. Очевидно, что в первом случае оно выступает как своего рода “производительная сила”. Нетрудно также согласиться, что отношения собственности, адекватные существующим производительным силам, должны способствовать их развитию и, значит, тоже выступать как своеобразная “производительная сила”.

Можно было бы считать, что подобного рода факторы не являются производительными силами в прямом, собственном смысле слова, а представляют собой лишь факторы, способствующие увеличению производительной силы труда. Но, во-первых, согласно той же логике, можно было бы исключить из числа производительных сил и средства труда, поскольку и они тоже сами по себе ничего не создают, а лишь увеличивают производительную способность человека, его собственных органов как естественных орудий труда. И, во-вторых, сам Маркс называет и кооперацию, и разделение труда, и науку и т. д. производительными силами. Где же выход, как согласовать подобные факты?

Поищем ответ у самого Маркса. Возьмем его известное рассуждение о превращении науки в непосредственную производительную силу:

“Природа не строит ни машин, ни локомотивов, ни железных дорог, ни электрического телеграфа, ни сельфакторов, и т. д. Все это — продукты человеческого труда, природный материал, превращенный в органы человеческой воли, властвующей над природой, или человеческой деятельности в природе. Все это — созданные человеческой рукой органы человеческого мозга, овеществленная сила знания. Развитие основного капитала является показателем того, до какой степени всеобщее общественное знание [Wissen, Kпowledge] превратилось в непосредственную производительную силу, и отсюда — показателем того, до какой степени условия самого общественного жизненного процесса подчинены контролю всеобщего интеллекта и преобразованы в соответствии с ним; до какой степени общественные производительные силы созданы не только в форме знания, но и как непосредственные органы общественной практики, реального жизненного процесса” (т. 46, ч. II, стр.215).

Это рассуждение Маркса обычно понимают так: наука превращается в непосредственную производительную силу, непосредственно участвует в производстве, в его развитии, непосредственно влияет на производство. Такое традиционное понимание не вполне точно. “Непосредственность” здесь относится, строго говоря, не к науке, а производительным силам. Маркс дважды в одном и том же смысле говорит, что наука становится “непосредственной производительной силой”, “непосредственными органами общественной практики”, т. е., например, машинами и т. д., в которых воплощен основной капитал. “В форме знания” наука является “общественной производительной силой”. В форме “овеществленной силы знания” (овеществленной в машинах и т. д.) она становится “непосредственной производительной силой” (т. е. становится машинами и т. д., которые и являются непосредственной производительной силой). Следовательно, Маркс делает здесь акцент не на косвенное или непосредственное влияние науки на производство (хотя и такое различение была бы абсолютно правильным), а на различение непосредственных и каких-то иных производительных сил.— назовем их общественными. Быть может, удобнее было бы — по аналогии с различением у самого Маркса первичных и вторичных производственных отношений (т. 46, ч. I, стр. 46}—различать первичные и вторичные производительные силы.

Опираясь на такое методологическое различение, можно цредложить следующее решение: различать н е п о с р е д с т в е н н ы е производительные силы (рабочая сила + средства производства) и, так сказать, в т о р и ч н ы е производительные силы (кооперация, разделение труда, наука и т. д.). При этом следует подчеркнуть, что такое расширение понятия производительных сил, разумеется, не означает стирания всяких различий между собственно производительными силами и другими элементами общественной структуры. Такая “диалектика”, говоря словами Маркса, “не уничтожает реального различия” (т. 46, ч. I, стр. 46).

Кооперация и разделение труда — это виды организации труди (иногда Маркс употребляет понятие кооперации в широком смысле, как включающее в себя и разделение труда; в этом широком смысле кооперация делится на простую кооперацию и разделение труда, т. е однородный и разнородный “сосуществующий”), виды производственных отношений {по определению Маркса, производственные отношения — это все отношения, в которые вступают люди друг с другом в процессе производства). Производственные отношения этого рода (по Марксу, материальные производственные отношения) отличаются от тех, юидическим выражением которых являются отношения собственности (по Марксу, общественные производственные отношения). Отношения второго рода, словами Маркса и Энгельса, можно определить как отношения индивидов друг к другу соответственно их отношению к средствам, предметам и продуктам труда (см. т. 3, стр. 20), т. е. к вещественным компонентам процесса производства. Аналогично отношения первого рода можно определить как отношения индивидов друг к другу соответственно их отношению к самому процессу производства, т. е. соответственно тому месту, которое они занимают в процессе производства, соответственно их функции в производстве.

Определяя кооперацию и разделение труда как производительные силы, Маркс тем самым утверждает, что по меньшей мере определенные производственные отношения могут выполнять функцию производительных сил. В общей форме эта мысль была высказана еще в “Немецкой идеологии”: сам способ совместной деятельности есть “производительная сила” (т. 3, стр. 28). Точно так же, определяя науку как производительную силу, Маркс фактически утверждает, что определенная форма общественного сознания может выполнять функцию производительных сил.

Перед нами интереснейшее явление в истории марксизма: движение от абстрактного к конкретному в процессе познания общества, развитие исторического материализма как д и а л е ктико-материалистического понимания общества и его истории. Эта закономерность просматривается и во многих других важных случаях.

Возьмем первое определение соотношения общественного бытия и общественного сознания — в “Немецкой идеологии”: “Сознание никогда не может быть чем-либо иным, как осознанным бытием, а бытие людей есть реальный процесс их жизни”. “Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание” (т. 3, стр. 25). Отсюда следует, поскольку речь идет об обществе: общественное бытие определяет общественное сознание. Но в отличие от предшествующего материализма — метафизического, созерцательного, непоследовательного (поскольку он не распространялся на общество) —Маркс и Энгельс определяют иначе и само бытие: как реальный процесс жизни людей. Этот процесс, в свою очередь, определяется прежде всего как “производство самой материальной жизни” (т. 3, стр. 26). А как впоследствии покажет Маркс в “Капитале”, человеческий труд отличается не только применением средств труда, но и сознанием. Тем самым соотношение между общественным бытием и общественным сознанием оказывается более сложным. Оно усложняется и в другом отношении: элементом общественного бытия является преобразованная человеком природа, эта “вторая природа” — результат все более сознательной деятельности человека, и сфера этой “второй природы” все более и более расширяется. В противоположность метафизическому материализму диалектический материализм познает взаимодействие между бытием и сознанием, первичной и определяющей стороной которого является материальное бытие, и исторический характер этого взаимодействия.

Возьмем другой важный пример. В “Немецкой идеологии” Маркс и Энгельс различают два основных вида человеческой деятельности: производство (деятельное отношение людей к природе) и общение (взаимодействие людей, их деятельное отношение друг к другу). Так в первой абстракции производство и общение противопоставляются одно другому, выступают как некоторые противоположности. Но при ближайшем, более конкретном рассмотрении производства как общественного процесса оказывается, что этот процесс включает в себя определенное общение между производителями, необходимым моментом производства выступают производственные отношения. Объемы понятий “производство” и “общение” теперь частично накладываются друг, на друга, совпадают.

Так обстоит дело и с познанием общей структуры общества. В первом приближении каждый элемент просто отличается от другого: производительные силы — производственные отношения — политическая надстройка — формы общественного сознания. А затем, при ближайшем рассмотрении, по всем законам диалектики выделенные звенья этой цепочки начинают переходить друг в друга. Производственные отношения, наука и другие элементы системы начинают выполнять функции производительных сил. Именно в этом смысле формулирует Маркс важное положение: “Диалектика понятий производительные силы (средства производства) и производственные отношения, диалектика, границы которой подлежат определению и которая не уничтожает реального различия” (т. 46, ч. I, стр.46).

Приведем ради .наглядности одну элементарную иллюстрацию подобного перехода от абстрактного к конкретному в процессе познания действительности. Когда детям объясняют, как устроен окружающий их мир, им говорят, что все состоит из молекул, молекулы—из атомов, а атомы — из элементарных частиц: электронов, протонов и нейтронов. И в первом приближении это — верное описание непосредственно окружающего нас мира, общая картина в основных чертах схвачена правильно. Давая такое объяснение, мы заранее знаем или можем знать, что на самом деле мир построен не из трех, а из сотен различных элементарных частиц. Но такое более конкретное представление — дело дальнейшего познания.

Так и относительно производительных сил: в первом приближении можно считать, что они сводятся к двум компонентам — рабочая сила и средства производства; но при ближайшем рассмотрении картина зна-вдтельно усложняется. Одним из направлений такой конкретизации является введение понятия общественных производительных сил.

Понятие “общественные производительные силы”

В теоретическом наследии Маркса и Энгельса это понятие имеет, по-видимому, три взаимосвязанных, но все-таки различных значения.

В первом случае оно обозначает все производительные силы общества. Во втором оно противопоставляется естественным, природным силам. В этом смысле в отличие от естественшэ возникших оно обозначает производительные силы, созданные человеком или возникшие в результате развития человеческого общества. Наконец, в третьем случае понятие общественных производительных сил противопоставляется понятию индивидуальных производительных сил. Этот последний случай, очевидно, является преобладающим и наиболее важным. Поэтому он представляет для нас наибольший интерес, и мы ограничимся рассмотрением только данного варианта понятия.

Когда мы сводим производительные силы к рабочей силе и средствам производства, то представляем себе процесс производства крайне абстрактно. Перед нашим мысленным взором предстает некая робинзонада: обособленный индивид, его средства труда и природа. Но производство всегда является общественным производством (Робинзон на необитаемом острове — исключительная, случайная, “абстрактная” ситуация), хотя общественный характер производства качественно и различен в различных обществах — первобытном, добуржуазном классовом, буржуазном или коммунистическом. В общественном производстве сам процесс производства выступает как “способ совместной деятельности” и вместе с тем как некоторая новая “производительная сила” (т. 3, стр. 28), не сводимая к сумме индивидуальных производи-

тельных сил. В общественном производстве действенное отношение людей к природе дополняется их активным взаимодействием между собой, оказывающим обратное влияние и на их отношение к природе,— производительные силы взаимодействуют с производственными отношениями. Более того, производство как общественный процесс вступает во взаимодействие со всеми общественными отношениями и с общественным сознанием. Новые потенции производства, возникающие из его общественного характера, из производства как общественного процесса, как “способа совместной деятельности”, из “общественной комбинации производственного процесса” (т. 23, стр. 48), из “кооперативного характера процесса труда” (т. 23, стр. 517), Маркс называет общественными производительными силами.

Уже в период работы над “Экономическо-философскими рукописями” в августе 1844 г. Маркс отметил различение индивидуальных и (общественных производительных сил у польского экономиста Скарбека: “Скарбек делит производственные или производительные сущностные силы человека на две части: 1) на индивидуальные, от природы присущие человеку силы — его разум и специальная склонность или способность к определенному труду и 2) на проистекающие из общества, а не из реального индивида силы — разделение труда и обмен” (т. 42, стр. 145). В “Немецкой идеологии” “способ совместной деятельности” характеризуется как “производительная сила” и обосновывается необходимость уничтожения частной собственности на общественные производительные силы. В “Манифесте Коммунистической партии” это основное требование коммунистов принимает адекватную форму и 'появляется сам термин “общественные производительные силы” (т. 4, стр.. 434). В цикле “Капитала” (главным образом в рукописи 1857— 1858 гг.) концепция общественных производительных сил получает всестороннее развитие и достигает полной, классической зрелости.

Что включает Маркс в состав общественных производительных сил? Часто он перечисляет их' в такой последовательности: кооперация, разделение труда, машину нара, использование сил природы. Первые три элемента соответствуют трем стадиям развития производительных сил (гезр. относительной прибавочной стоимости) капиталистического способа производства (простая кооперация, мануфактура, крупная промышленность). Это не значит, что разделение труда сменяет (заменяет) кооперацию, а машины — разделение труда, подобно тому как мануфактура сменяет ремесло, а крупная промышленность — мануфактуру. Нет, все эти тр“ вида общественных производительных сил, три фактора повышения производительной силы труда (и соответственно три способа производства, получения относительной прибавочной стоимости) сосуществуют (первые существуют в снятом виде) в период развитого крупного машинного производства, при развитом капиталистическом способе производства, который исследует Маркс в “Капитале”. Но исторически они играют решающую роль последовательно на трех качественно различных ступенях становления и развития капитализма.

Кооперация в широком смысле включает в себя простую кооперацию и разделение труда (последнее есть лишь особый вид кооперации) Кооперация, “это — основная форма; разделение труда предполагает кооперацию или является лишь ее специфической формой... Разделение труда представляет собой особую, специфическую, развитую далее форму кооперации... При простой кооперации имеет место совместный труд многих рабочих, выполняющих одну и ту же работу. При разделении труда имеет место кооперация... многих рабочих, производящих различные операции, различные работы, особые виды труда (т. 47, стр. 285,295).

Простая кооперация и разделение труда (сложная кооперация) являются разновидностями “общественной комбинации производственного процесса”, выражают “кооперативный характер процесса труда” (т. 23, стр. 48, 512, 517), представляют собой формы (виды) материальных (технических) производственных отношений. В отличие от них машины — это элемент материальных средств производства, разновидность средств труда, орудий труда. Маркс обращает особое внимание на различие между простыми орудиями и машинами (т. 30, стр. 261— 264; т. 23, стр. 382—389). С интересующей нас точки зрения важно то, что первые относятся к индивидуальным, а вторые — к общественным производительным силам. Общественным не по способу их производства, а по способу их применения: критерием отнесения тех или иных производительных сил к общественным или индивидуальным служит, очевидно, не способ их производства, а способ их применения.

Машина (и фабрика, система машин) как общественная производительная сила связаны с применением науки в материальном производстве и с использованием на основе научного познания сил природы — ветра, воды, пара, электричества, механических, химических, биологических факторов (т. 47, стр. 351, 553). С развитием машинного производства наступает качественно новая эпоха в развитии материального производства. Начинается автоматизация производственного процесса. Принципиально меняется роль непосредственного, в особенности физического труда: “Труд выступает уже не столько как включенный в процесс производства, сколько как такой труд, при котором человек, наоборот, относится к самому процессу производства как его контролер и регулировщик... Вместо того чтобы быть главным агентом процесса производства, рабочий становится рядом с ним”. С развитием крупной промышленности “непосредственный труд как таковой перестает быть базисом производства, потому что... он превращается главным образом в деятельность по наблюдению и регулированию... и в качестве производителя выступает, скорее, комбинация общественной деятельности”(совокупный работник). “По мере развития крупной промышленности созидание действительного богатства становится менее зависимым от рабочего времени и от количества затраченного труда, чем от мощи их агентов, которые приводятся в движение в течение рабочего времени и которые сами, в свою очередь, зависят, скорее, от общего уровня науки и от прогресса техники, или от применения этой науки к производству” (т. 46, Ч.11, стр. 213, 218).

С развитием машинного производства наука начинает непосредственно влиять на развитие материального производства, применяться к нему. Опредмечиваясь в машинах и других материальных средствах производства, она становится непосредственной производительной силой (в качестве чистого знания она остается потенциальной и косвенной, вторичной производительной силой). Значит ли это, что она становится производительной силой только с развитием крупной промышленности (или даже, как часто неправильно понимают Маркса, только с коммунистическим преобразованием общества)? Сам Маркс писал (в 1853 г.), что древним государствам (Греции и Риму) “было совершенно неизвестно применение науки в области материального производства” (т. 8, стр. 567). Он неоднократно отмечал, что до капитализма знания, применявшиеся в производстве, были знаниями непосредственных производителей, т. е. элементом индивидуальных производительных сил, что только при капитализме наука становится самостоятельной потенцией производства — ив том смысле, что производство не может теперь обходиться без технологического применения науки, и в том смысле, что при капитализме знание в форме науки отделяется от непосредственных производителей, противостоит им и господствует над ними, т. е. происходит отчуждение науки (т. 26, ч. III, стр. 462; т. 23, стр. 374). Науку Маркс характеризует как всеобщую общественную производительную силу (т. 26, ч. I, стр. 400).

Однако не следует забывать, что наука возникла и развивалась в конечном счете под влиянием потребностей производства. На примере астрономии, математики, механики, которые возникли под влиянием потребностей скотоводства, земледелия, строительства, судоходства, военного дела, Энгельс в “Диалектике природы” показывает, что “уже с самого начала возникновение и развитие наук обусловлено производством” (т. 20, стр. 500). Не только под влиянием, но в определенной, все более и более значительной, мере и ради производства развивалось научное знание. Поэтому наука влияла на производство всегда и в этом смысле всегда была потенциальной или косвенной производительной силой. Очевидно, что роль науки как производительной силы проходит в своем развитии три основные ступени соответственно трем стадиям развития материальных способов производства — ручного, машинного и автоматического: добуржуазные формации, капитализм, коммунизм.

Производство как общественное производство включает определенное общение производителей между собой, а это предполагает наличие определенных, материальных средств общения (средства передвижения, обмена, связи). Эти средства Маркс и Энгельс включают в состав средств производства (средства труда), понимаемых в широком смысле (подобно тому как производство в широком смысле охватывает и распределение, и обмен, и потребление, включает их в себя как свои собственные моменты). Таким образом, средства общения входят в состав производительных сил. Они, очевидно, тоже должны различаться как индивидуальные и общественные. Железные дороги, пароходы, электрический телеграф и подобные им средства общения Маркс и Энгельс относят к числу общественных производительных сил (т. 4, стр. 429; т. 23, стр. 191; т. 20, стр. 288—289).

При определенных обстоятельствах своего рода общественной производительной силой является и государство — в тех случаях, когда его деятельность способствует развитию экономики. Таким по своей сущности является социалистическое государство.

Деление производительных сил на индивидуальные и общественные не совпадает с классификацией их по другим основаниям (материальные и духовные, субъективные и объективные, природные и общественные, непосредственные и опосредованные и т. д.). С введением понятия “совокупная рабочая сила” в ней было бы правомерно различать как индивидуальные, так и общественные рабочие силы. Средства производства и общения могут быть как индивидуальными, так и общественными. Силы природы могут быть как индивидуальными (способности человеческого организма), так и общественными (открытые наукой и используемые коллективно, через посредство машин и т. д.). Общественная комбинация производственного процесса (кооперация, разделение труда) и другие общественные отношения — это, разумеется, всегда общественные производительные силы. Знание может быть как индивидуальной (опыт непосредственных производителей), так и общественной (наука) производительной силой. Потребности — индивидуальные и общественные — также. Концентрация, плотность населения — общественная производительная сила.

Понятие общественных производительных сил играет чрезвычайно важную роль в теории коммунистического преобразования общества.

Производительные силы и коммунистическое преобразование общества

Одним из главных элементов созданного Марксом и Энгельсом материалистического понимания истории явилось открытие диалектики производительных сил и производственных отношений. Согласно этой фундаментальной закономерности развитие производительных сил является основной причиной перехода от одной общественной формации

к другой. Марксов анализ генезиса капитализма показывает, что при возникновении капиталистических отношений решающую роль сыграли не только изменения в средствах производства или рабочей силе, но и изменения в организации процесса труда, в материальных производственных отношениях. Сведение производительных сил только к рабочей' силе и средствам производства крайне затрудняет, а, вероятно, порой делает и невозможным объяснение генезиса капитализма (как и докапиталистических формаций) с точки зрения диалектики производительных сил и производственных отношений. Учет в полной мере всех аспектов марксистской теории производительных сил имеет еще большее значение для обоснования необходимости коммунистического преобразования общества. Обратим внимание на некоторые ключевые моменты этой проблемы.

1. Особой заслугой Маркса и Энгельса и специфической особенностью теории научного коммунизма является выяснение материальных предпосылок коммунистического преобразования общества 2*. Исходной предпосылкой является развитие производительных сил, крупной промышленности, машинного производства. В “Анти-Дюринге” Энгельс конкретизирует: именно на этой стадии индивидуальные средства производства превращаются в общественные средства производства и вступают в противоречие с частной, капиталистической формой присвоения. Поэтому частная собственность на общественные производительные силы должна быть уничтожена (владея средствами производства, капиталист безвозмездно присваивает себе и плоды других производительных сил: прибавочную стоимость, создаваемую деятельностью рабочей силы, плоды кооперативного характера труда, науки, сил природы).

В “Капитале” Маркс неоднократно указывает на объективную историческую задачу капитализма — развить общественные производительные силы, делающие возможным и необходимым уничтожение капиталистического способа производства. Он говорит об исторической необходимости капитала для р а з в н т и я о б щ е с т в е н н ы х производительных сил. Таковым капитал перестает быть только тогда, когда развитие самих этих производительных сил находит предел в самом капитале” (т. 46, ч. II, стр. 280—281; ср. т. 9, стр. 230; т. 25, ч. II, стр. 386). “Развитие производительных сил общественного труда— это историческая задача и оправдание капитала. Именно этим он бессознательно создает материальные условия более высокой формы производства” (т. 25, ч. I, стр. 284; ср. стр. 484—485; ср. т. 48, стр. 294). Тремя главными фактами капиталистического производства являются: 1) концентрация средств производства в немногих руках, вследствие чего они превращаются в общественные силы производства, 2) организация самого труда как общественного труда путем кооперации, разделения труда и соединения труда с естествознанием, 3) создание мирового рынка (т. 25, ч. I, стр. 292; ср. т. 26, ч. III, стр. 442).

Очевидно, крупная промышленность должна стать господствующим способом производства, чтобы это материальное условие уничтожения частной собственности и организации коммунистического производства было выполнено.

2. Развитие общественных производительных сил как предпосылка коммунистического преобразования общества не сводится только к развитию общественных средств производства. В последних из приведенных цитат Маркс прямо указывает сверх того на организацию труда, применение науки, развитие общения. Не раз указывает он в этой связи на развитие материальных (технических) производственных отношении как особого компонента общественных производительных сил.

В буржуазном обществе “возникают такие производственные отно-

2 См. Г. А Б п г а т у р и я. Маркс о предпосылках коммунистического преобразования общества. “Вопросы философии”, 1978, № 5.

шения отношения общения, которые представляют собой одновременно милы для взрыва .этого строя... Если бы в этом обществе, как оно есть , не имелись налицо в скрытом виде материальные условия производства и соответствующие им отношения общения, необходимые для бесклассового общества, то все попытки взрыва были бы донкихотством” (т. 46, ч. I, стр. 102—103). Современная система “создает материальные условия и общественные формы, необходимые для экономического переустройства общества” (т. 16, стр. 154; ср. также т. 23, стр. 512; т. 25, ч. I, стр. 483—484; т. 47, стр. 464)

Согласно Марксу, в число предпосылок коммунистического преобразования общества, которые развиваются в недрах буржуазного общества, входят также (наряду с общественными средствами производства и, разумеется, соответствующим развитием самих производителей): “отношения общения”, “общественные формы производства”, “экономическая структура предприятия”, “общественная комбинация процесса производства”. Это последнее определение, пожалуй, наиболее конкретное и точно выражает суть дела — развитие общественных производительных сил в виде определенной организации производства.

3. Из сказанного следует, что частная собственность должна быть уничтожена именно на общественные средства производства. Но поскольку в реально существующих капиталистических странах крупное машинное производство, даже там, где оно господствует, не является единственным материальным (техническим) способом производства, постольку частная собственность на средства производства не может быть уничтожена сразу. Поэтому в “Принципах коммунизма” (впервые); в Манифесте Коммунистической партии и в последующих .произведениях Маркса и Энгельса высказывается мысль о необходимости дальнейшего развития производительных сил в переходный период от капитализма к коммунизму (социализму). По мере их дальнейшего развития в переходный период и может быть доведен до конца процесс уничтожения частной собственности, который должен начаться с обобществления (перехода в собственность пролетарского государства) крупной промышленности и крупных земледельческих хозяйств.

4. Важным результатом процесса экономического обоснования научного коммунизма явился вывод Маркса о необходимости перехода к распределению по труду после уничтожения частной собственности на средства производства, поскольку существующий при капитализме уровень развития производительных сил не позволяет сразу по завершении переходного периода осуществить принцип распределения по потребностям. Поэтому необходимо будет и дальнейшее развитие производительных сил для перехода от первой к высшей фазе коммунистического общества.

5. Из марксистской теории производительных сил следует научно обоснованное опровержение мелкобуржуазного представления о праве каждого на полный продукт его труда. Совокупный общественный продукт есть результат не только деятельности индивидуальных производителей, суммарной деятельности индивидуальных рабочих сил, но и результат деятельности общественных производительных сил и сил природы. К этому добавляется еще и необходимость удовлетворения общественных потребностей.

  1. Действительное понимание марксистской теории производительных сил является необходимой теоретической предпосылкой практической деятельности по руководству их развитием и развитием всего общества в эпоху социалистического и коммунистического строительства. От такого понимания зависит выбор критериев и определение стратегии развития производительных сил, научно обоснованное управление процессом преобразования форм собственности и многое другое.

“Вопросы философии” № 9, 1983г


Интернет версия данной статьи находится по адресу: http://www.situation.ru/app/j_art_847.htm

Copyright (c) Альманах "Восток"