Альманах "Восток"

(На Интернет сайте "Ситуация в России" http://www.situation.ru)


Утверждение левых евразийцев

Из выпуска: N 3(15), март 2004г

Р.Р. Вахитов

Мы говорим здесь о левом евразийстве как о уже свершившемся факте. Так оно и есть, современное левое евразийство уже существует – как масса беспартийных соратников КПРФ – но оно до сих пор не осознавало себя как левое евразийство. Самоосознание поможет лучшему пониманию своей позиции.

1.Кто такие евразийцы?

Евразийством называется общественно-политическое течение и движение, возникшее в начале 20-х годов ХХ века в среде русской эмиграции. Основатели и представители «первого», классического  евразийства – ученые и общественные и культурные деятели  П.Н. Савицкий, Н.С. Трубецкой,  Н.Н. Алексеев, П.П. Сувчинский, Д. Святополк-Мирский, С. Эфрон, Л.П. Карсавин, Э. Хара-Даван. Основной идеей евразийцев было понимание России не как Европы, и не как Азии, а как особой, своеобычной славяно-тюркской цивилизации – России-Евразии (не путать с континентом Евразия). Эта цивилизация, по мысли евразийцев, развивается в особом же географическом ареале – «месторазвитии» Россия-Евразия, по размерам совпадающем с территорией Российской Империи и СССР, и ее политическая история во многом определяется спецификой ее месторазвития. Так, поскольку в месторазвитии Россия-Евразия зоны тундры, леса, степи и пустыни чередуются как горизонтальные полосы на флаге, то народы, живущие тут, хотя бы из соображений выживания и ведения нормального хозяйства, обречены на интеграцию. И вся история Евразии есть череда распадов и  политической интеграции этой территории. Вехи евразийского «собирания земель» – Золотая Орда, Московское царство, Российская Империя, СССР. С 14 века начинается новый «русский период» Евразии, когда именно русский народ, славянский по основе своей, но впитавший в себя тюркские и финно-угорские влияния, становится народом империообразующим. Но и другие народы Евразии, если не по крови и религии, то по культуре и исторической судьбе близкие русским, продолжают играть историческую роль, и рассмотрение их как полноценных членов Евразийского Имперского Проекта  всегда придавало ему устойчивость, и наоборот, третирование - рушило евразийскую государственность.

При этом евразийцы не были вовсе географическими детерминистами (в чем их часто обвиняли и обвиняют их пристрастные критики). Воззрения евразийцев восходили к русской православной философии  всеединства, русской софиологии. Отсюда они позаимствовали  идею живой Природы, взаимодействующей с людьми в их историческом творчестве (а свобода исторического творчества, по мысли евразийцев, ничуть не противоречит наличию Премудрого Промысла Божьего, как учил еще Августин Блаженный, Божий Промысел и человеческая свобода диалектически связаны). Оттуда же – и идея симфонической коллективной личности, которой, по мнению евразийцев,  являются не только отдельные народы России,  но и вся  евразийская цивилизация, «многонародная евразийская нация».

Евразийская группа была одной из немногих групп в белой эмиграции (наряду со сменовеховцами, национал-большевиками и младороссами), которая положительно расценивала Октябрьскую Революцию. В ней евразийцы видели ответ русского народа на реформы Петра, на безумную вестернизацию, приведшую к отрыву дворянства и интеллигенции России от народа, пробуждение от вековой спячки здоровых национальных сил - русского простонародья и других народов России-Евразии. Иначе говоря, евразийцы были одними из первых, кто объявил, что Октябрьская Революция была не только социалистической, но национально-освободительной, она вырвала Россию и ее народы из пут западного капитала, западной культуры, западного политического влияния, ориентированных на «западный шовинизм», сделала Россию самостоятельным, независимым государством. Не разделяя идеологии большевизма, евразийцы находили много положительного в практике советского строительства (институты Федерации, Советов, единой Партии-Собора, единой национальной Идеологии), хотя и подвергали жесткой критике другие стороны (гонения на Церковь и религию в СССР 20-х годов, однозначно негативное отношение к предшествующим, дореволюционным этапам русской культуры у интернационал-большевиков). Евразийцы считали, что со временем коммунистическая власть медленно трансформируется в национально-мыслящую, евразийскую и желали  подтолкнуть эту трансформацию. 

          Евразийская группа существовала около 10 лет, имела свои издания, журналы, газеты, проводила конференции и съезды, выпускала агитационные брошюры, как для «русского зарубежья», так и для СССР. Все время своего существования евразийцы подвергались в эмиграции ожесточенным нападкам монархистов, националистов разных мастей, фашистов, социалистов, либералов   и других  эмигрантских течений, а также испытывали на себе давление советских спецслужб. 

    

2.Кто такие «правые» и «левые» евразийцы?

Через несколько лет после возникновения евразийское движение раскололось на «правых» и «левых». К лидерам первых принадлежали П.Н. Савицкий, Н.С. Трубецкой, Н.Н. Алексеев и другие основатели группы. К лидерам вторых - Д. Святополк-Мирский, С. Эфрон, Л. Карсавин и другие «евразийцы второго поколения». Из «отцов евразийства» «левых» поддержал только П.П. Сувчинский. «Правые»  выпускали журналы «Евразийский временник», «Евразийские хроники», в руках «левых» была  газета «Евразия», издававшаяся в Париже. Поскольку идеология «левых» выковывалась на теоретическом Евразийском Семинарии в местечке Кламар под Парижем, классических «левых евразийцев» называют еще «кламарская группировка».  Каковы же были расхождения между «правыми» и «левыми» евразийцами?

Во всем мире «правыми» называют сторонников усиления государства, пусть даже в ущерб интересам широких масс, клерикалов, консерваторов, «левыми» же – напротив, сторонников  широких социальных программ, позволяющим не бросать обездоленных на произвол судьбы, светских идеологий, новаций. Таково существо дела, а если определенная политическая группа, образно говоря, «напяливает на себя чужой кафтан» (как, например, современные российские либералы Гайдар, Хакамада, Немцов, а также Явлинский, которые будучи по взглядам  умеренными пробуржуазными «левыми» - левее их только классические коммунисты западного типа и анархисты - то есть противниками Церкви и ее политического влияния, сторонниками ограничения функций государства, все же называют себя «правыми»), то этот смехотворный факт говорит лишь о политической безграмотности их лидеров и сторонников.

Евразийство в целом – по ту сторону «левого» и «правого», это русский вариант Консервативной Революции, не укладывающийся в прокрустово ложе современных, «слишком современных» классификаций.   Евразийство в целом провозглашает и провозглашало совмещение с одной стороны сильного государства (власти одной партии, руководствующейся евразийской идеологией) и с другой стороны - широкой народной демократии (прав Советов, представляющих все слои общества), с одной стороны – достойной, значительной роли в обществе традиционных конфессий Евразии – Православия, Ислама, Буддизма, с другой стороны – светский характер евразийского государства и евразийской идеологии.

Но внутри самого евразийства – вспомним шеллинговский закон полярности всего и вся в бытии – есть два «центра сил», которые, в принципе, можно обозначить как «правый» и «левый».   Исходя из сказанного, ясно, что  с точки зрения формальной «правые евразийцы» должны быть за усиление государства, роли религии и ее представителей в общественной жизни, за большую долю частного сектора в многоукладной экономике будущей Евразии, «левые евразийцы» - за усиление Советов при наличие жесткой партийной вертикали, за светскость общества и идеологии,   где бы религиозные институты, Церковь  претендовали на духовную, но не на политическую, несвойственную  им власть, за большую долю общественной и государственной, социалистической собственности. Повторимся, теоретически так и должно быть, но реальная историческая обстановка 20-х годов внесла свои существенные коррективы. По сути, раскол на «правых» и «левых» произошел у «первых евразийцев» по поводу отношения к СССР. Все евразийцы признавали положительные стороны большевистской Революции и советского строительства, все выступали за будущую Евразийскую Советскую Федерацию, к которой, как они, верили рано или поздно приведет опыт реального социализма. Но «правые» не желали не иметь ничего общего с современным им Советским государством, а хотели, оставаясь в эмиграции вести пропаганду – в том числе и на советскую территорию - направленную на перерождение Коммунистической партии в Евразийскую партию. «Левые» же открыто шли на сотрудничество с Советской властью (недоброжелатели из эмигрантских кругов обвиняли даже их в сотрудничестве с ГПУ), поскольку считали, что противостояние СССР и Запада есть лишь эпизод тысячелетней цивилизационной войны, которую Запад ведет против России.  Разумеется, левые евразийцы выбирали сторону России, пускай и новой, красной, советской. В перспективе левые евразийцы были готовы порвать с эмиграцией, уехать в ССР и включиться в строительство Советской России, что они, в конце концов и сделали. Наиболее радикальные «левые» стремились даже сблизить позиции русской религиозной философии и марксизма. После распада евразийской группы на базе парижского кружка «левых евразийцев» было организовано «Общество за возвращение на Родину», впоследствии – «Общество друзей Советского Союза, которое принимало активное участие в поддержке Красной Армии во время 2 мировой войны, и в работе антинацистского французского Сопротивления. 

Насмешкам  и издевкам подвергают «левых евразийцев» современные либеральные «исследователи» и «интерпретаторы»  евразийства, а по сути – его враги. Иронически указывают на то, что «левые» Святополк-Мирский и Эфрон, принявшие с советское подданство,  закончили свои дни в ГУЛАГЕ. По нашему же мнению, можно только восхититься мужеством людей, которые решились на отказ от безопасного эмигрантского болота, решились быть там, где были их Родина и народ, вместе с Родиной и народом, принять участие в величественном, но и не лишенном трагизме переустройстве, России, в пути от Руси крестьянской к России индустриальной. Можно только восхищаться людьми, которые и оставаясь на Западе боролись за Россию, своим героическим участием в подпольной работе на оккупированной нацистами территории Франции. Россия должна помнить имена этих своих сынов и когда-нибудь, когда у власти будут не сателлиты Запада, а национально-мыслящее правительство, она воздаст им сполна.

 

3.Возрождение евразийства в конце ХХ века

     История классического, эмигрантского евразийства, строго говоря, закончилась в 30-х годах. Следующим, большим этапом в эволюции этого течения было евразийство Л.Н. Гумилева, которое, конечно, представляло собой сугубо научно-исследовательский проект и не имело политических приложений, что было и невозможно в условиях СССР.

     С началом перестройки появляется интерес к евразийству, выходят статьи, а потом и книги самих евразийцев, их критиков, сторонников, проходят евразийские конференции, возникают евразийские издания и группы. Начинается третья стадия в эволюции евразийства – неоевразийство. В настоящее время в РФ существует две политические партии евразийской ориентации – Евразийская партия России во главе с А.В. Ниязовым и партия «Евразия» во главе с А.Г. Дугиным, общества сторонников учения Льва Гумилева и т.п. Однако легко заметить, что на настоящий момент наличествуют попытки возродить более или менее аутентичный вариант лишь «правого евразийства».  Это можно увидеть на примере, пожалуй,  самой известной евразийской политической организации России – партии «Евразия»[1]. Мы оставим в стороне вопрос о ее аутентичности классическому евразийству (хотя определенные ее программные заверения и широко известные проекты – например, проект геополитического союза России и государств СНГ с Европейским союзом против США противоречат учению классиков евразийства, которые считали, что весь Запад, включая и Европу является единой, романо-германской цивилизацией и единым месторазвитием, и несмотря на внутренние противоречия, эта цивилизация вся представляет собой врага России-Евразии и стремится к нашему ослаблению). Мы укажем только на то, что даже там, где партия «Евразия» использует наследие первоначальных евразийцев, она апеллирует в большей степени к их правому крылу. Знаменательно, что под патронажем лидера этой партии в издательстве «Аграф» вышли несколько книг евразийцев 20-х годов, среди них нет ни одной книги «левых евразийцев» (хотя надо добавить, что в ее программе есть и «левые», хотя и до сих пор не активизированные тезисы, более того, еще несколько лет назад ее лидер А.Г. Дугин, который тогда был не респектабельным прокремлевским политиком, а членом радикальной НБП, находился ближе к «левым», чем к «правым»). Да и нынешняя реальная политика партии «Евразия»  говорит сама за себя. С 2000 года партия безоговорочно поддерживает Президента РФ Путина, объявляя его «евразийцем», «государственником», «державником». Сегодня большинству очевидно, что руководимый Путиным компрадорский режим является антинародным, отбрасывающим за черту бедности огромную часть населения России, разворовывающим и растаскивающим советскую индустриальную базу. За что же поддерживает партия «Евразия» г. Путина? За его заверения восстановить жесткую федеральную вертикаль, подавить сепаратизм, укрепить само государство российское и его влияние на международной арене. Приветствовать такие шаги, даже если они сопровождаются  демонтажом социальной сферы могут только «правые» (другое дело, что и такая поддержка на самом деле, глупа, потому что за обещаниями г. Путина ничего не  стоит, достаточно вспомнить его пораженческую позицию в вопросе расширения НАТО на восток, размещения натовских военных баз в Средней Азии, войны в Ираке, конфликте с Латвией по поводу Калининграда, чтобы понять: все его заверения пусты).

Итак, на сегодняшний день мы имеем попытки возрождения лишь «правого евразийства».  Но ведь есть и другая сторона медали.

 

4.Современное левое евразийство

Что из себя должно представлять и за что выступать современное «левое евразийство»? Исходя из сказанного легко нарисовать его программу в общих чертах.

     Левое евразийство выступает против прозападного курса современного российского режима, поскольку осознает, что Запад, куда входят и Европа и США, является цивилизацией, которая уже почти тысячу лет (начиная с 12 века, когда Римский Папа объявил крестовый поход против православных и тевтонские рыцари вторглись на север России) противостоит России и стремится ее ослабить и подчинить. Тем более это касается современного, капиталистического Запада, верхушки «глобального капитализма». который стремится подчинить себе ресурсы всей планеты, так что противостояние России уже вписывается у него в общую стратегию противостояния всем незападным странам.

     Левое евразийство выступает против капитализма, поскольку видит в нем патологический, бесовский общественный строй, где господствуют алчность, потребительский инстинкт, ненависть между людьми. Кроме того, современный российский капитализм носит компрадорский, олигархический характер и по сути, есть лишь инструмент, при помощи которого  Запад выкачивает отсюда наши ресурсы.  А построить иной, «хороший» капитализм (впрочем, как уже говорилось мы не верим в хороший капитализм, это все равно что говорить «хороший блудник или убийца») сам Запад тут не даст.

     Левое евразийство выступает против культурной экспансии западной мас-культуры, направленной на разложение русской традиции и традиций других народов, против глумления над русской и советской историей в СМИ, со страниц учебников и т.д..

     Левое евразийство выступает против лукавого буржуазного толкования принципа светскости государства, при котором равноправными объявляются все организации, которые называют себя «религиозными», и выходит, что «равноправны» Русская Православная Церковь и так называемая «Церковь Муна». Левые евразийцы против практики третирования традиционных конфессий Евразии и скрытой поддержки нетрадиционных сект, пришедших с Запада и разъедающих русскую, евразийскую ментальность.

     Левые евразийцы против  балагана буржуазной демократии, многопартийности, парламентаризма, которые являются ширмой, скрывающей истинную власть капиталистического общества – крупные финансово-экономические, олигархические группировки.

     Левые евразийцы против аморального возвеличения спекулянтов и мошенников, и высмеивания и уничижения честных людей труда, против антинародных капиталистических реформ, тотальной приватизации, сворачивания советских социальных программ и льгот.

     Левые евразийцы выступают за собственный, самобытный путь развития российской, евразийской цивилизации, за интеграцию всех бывших республик Советского Союза на основе нового федеративного договора, за беспощадную борьбу с попытками Запада укрепиться на исконно российских евразийских территориях, за самостоятельную и могучую новую Евразийскую Федерацию.

     Левые евразийцы за реальный социализм, поскольку это общество, где в наибольшей степени реализован идеал социальной справедливости, где каждый, независимо от финансового состояния и происхождения, может развить свои способности и принести пользу всем, где  эгоистические интересы индивида, не ставятся выше общественных, и наоборот все - для ближнего, для народа, для государства, для Родины. Социализм в отличие от капитализма не только соответствует требованиям религиозной морали, но и адекватен менталитету российских, евразийских народов. Социализм, в отличии от капитализма, позволил совершить индустриальный рывок и сделаться России стальной, ядерной, могущественной. А отказ от социализма был, как показала недавняя история, отказом и от национального суверенитета, и от целостности государства, и от его мощи,  и, наконец, от национальной идентичности.

     Левые евразийцы люди религиозные, и, конечно, они осуждают гонения на Церковь и религию, которые имели место в СССР 20-х – начала 30-х годов. Но левые евразийцы не считают при этом, что социализм и религиозное мировоззрение, социализм и достойная роль религии в обществе несовместимы. Более того, сам советский опыт, а именно на его сталинском, национал-коммунистическом этапе, показал возможность такого союза. Упомянем и что иные формы социализма – например, кубинский социализм вообще никогда не вступали в конфликт с религией. Левые евразийцы считают, что печальные факты антирелигиозных гонений были вызваны особенностями политической ситуации после Социалистической Революции в России и накалом и эмоциями тогдашней политической борьбы. Многочисленные и недвусмысленные высказывания сегодняшних лидеров КПРФ и в частности Г.А. Зюганова об особой, выдающейся  роли религии, особенно, Православия в истории России, об уважении нынешних коммунистов к традиционным, культурообразующим  религиям России и о желании выступить в союзе с ними означают окончание  конфликта религии и русского коммунизма.

     Левые евразийцы выступают за прямую демократию Советов – от  Совета подъезда до Совета Федерации, и в то же время за однопартийную систему, при которой Партия была бы «сердцем общества», его авангардом, площадкой встреч всех мнений и выработки решений, учитывающих все интересы. Партия и Советы в Евразийском Государстве неразделимы, как неразделимы в теле человека скелет и ткани. Левые евразийцы выступают за идеократию. Государство должно руководствоваться не выгодами правящих групп, как  при капитализме, а едиными общенациональными целями и задачами, демократически обсужденными, открыто провозглашенными и  принявшими форму Евразийской Идеологии, которая должна воплощаться в жизнь всем обществом. Идеология не может быть застывшей и догматичной, именно закостенение коммунистической идеологии повергло в кризис Советский Союз и привело его к гибели, идеология должна  развиваться и адекватно отвечать на вызовы времени. Это одна из главных задач Партии и Советов.

     Левые евразийцы за многоукладную экономику с перевесом социалистического сегмента, за бесплатное образование, здравоохранение, за социальные льготы людям труда и помощь малоимущим. Все разговоры об «уравниловке», «естественном расслоении общества», «потакании социально пассивным» есть следствия капиталистического принципов «человек человеку волк» и «падающего толкни» – принципов  социально-расистских и несовместимых с религиозной моралью, с Божьими заповедями. Есть иные способы борьбы с разгильдяйством и ленью, помимо социальной сегрегации и сталкивания людей в пропасть нищеты. 

Левые евразийцы не против частного капитала, но только если он служит интересам всего народа и государства, а не наоборот. Левые евразийцы за государственное регулирование рынка.

Наконец, левые евразийцы за федеративное устройство государства, за равные права всех народов Евразии, при понимании того, что русский народ как империообразующий имеет особый статус, за свободу развития всех национальных культур Евразии и их творческий диалог.

 

5.Противники и союзники современных левых евразийцев.

          Политическими противниками современных левых евразийцев, безусловно, являются буржуазные демократы-западники самых разных мастей – от либералов-антикоммунистов до «розовых» социал-демократов. Политические противники левых евразийцев также и буржуазные националисты – от сторонников русской конституционной монархии с элементами сословного общества до ультраправых русских нацистов и  нерусских националистов. Левые евразийцы не видят принципиальной разницы между либералами и нацистами. При всем различии их идеологической риторики, по сути, они представляют собой две разные по времени ступени капиталистического проекта, несовместимого ни с традиционными религиями России, ни с российской ментальностью.

           Главнейшим, стратегическим политическим союзником левых евразийцев являются коммунисты России – нынешняя КПРФ. Идеи русского коммунизма чрезвычайно близки левым евразийцам. Опора на советское наследие представляется им единственно возможным политическим реализмом (все остальные партии России – от либералов до монархистов и нацистов, по сути, «висят в воздухе», совершенно беспочвенны, потому что, отвергая советское прошлое, лишают сами себя опоры на имеющиеся реалии). Коммунисты - союзники левых евразийцев не только в борьбе с нынешним компрадорским капитализмом, но и в будущем строительстве русского, евразийского социализма.  Левых евразийцев отличает от русских коммунистов немногое: левые евразийцы - люди религиозные и потому, считая, что «мир во зле лежит», они не верят, что на Земле можно построить идеальное общество – коммунизм, поэтому их требования не выходят за пределы «реального социализма» – наилучшего из несовершенных земных обществ. Наконец, левые евразийцы мыслят не в категориях общечеловеческого прогресса, а в категориях теорий локальных цивилизаций. Левые евразийцы считают, что лишь «в Царстве небесном нет ни эллина, ни иудея», а на Земле по Промыслу Божьему люди разделены на народы и цивилизации. Стремление смешать все народы и цивилизации в одном «котле» есть стремление выстроить новую вавилонскую башню и тем самым оно неприемлемо для левых евразийцев. Итак, левые евразийцы – противники глобализации, какой бы она не была – современной, капиталистической, или рисующейся в весьма отдаленном будущем, коммунистической.

          Осознавая все свои отличия от коммунистов, левые евразийцы должны понимать, что более близкого политического и идеологического союзника, чем коммунисты у них нет и не будет.

          Мы говорим здесь о левом евразийстве как о уже свершившемся факте. Так оно и есть, современное левое евразийство уже существует – как масса беспартийных соратников КПРФ – но оно до сих пор не осознавало себя как левое евразийство. Самоосознание поможет лучшему пониманию своей позиции. Левые евразийцы не должны организовываться в какую-нибудь организацию или партию, это не имеет смысла и было бы просто «игрой в политику». Левое евразийство – идеология, интеллектуальный проект, и должно оставаться таковым. Было бы абсурдным стремиться множить партии со стороны тех, кто отвергает самою многопартийность. Левое евразийство не должно отделять себя от коммунистического движения, от Компартии (независимо от того, где находятся левые евразийцы – внутри или вне ее). Ведь Компартия – это не просто одна из политических группировок, это партия всего народа, это зародыш Партии-Собора будущего евразийского советского государства. Быть с Компартией – значит быть с социалистической Россией, и прошлой, и будущей. Левые евразийцы выбирают социалистическую Россию.



[1] - нижеследующее относится к позиции Дугина до осени 2003 г., когда он сделал поворот в сторону КПРФ


Интернет версия данной статьи находится по адресу: http://www.situation.ru/app/j_art_313.htm

Copyright (c) Альманах "Восток"