Альманах "Восток"

(На Интернет сайте "Ситуация в России" http://www.situation.ru)


Смертность в России и борьба с нею (ч. 1)

Из выпуска: N 1(13), январь 2004

Д.А. Соколов, В.И. Гребенщиков

Доклад в соединённом собрании Общества Русских Врачей, Общества Детских Врачей в Петербурге и Статистического отделения Высочайше утверждённого Русского Общества охранения народного здравия, 22-го марта 1901 г., в зале музея Н.И.Пирогова, Д.А.Соколова и В.И.Гребенщикова

Издавая отдельной книгой наш доклад с соответствующими добавлениями некоторых фактов, совершившихся уже после него, надеемся, что интеллигентная часть русского общества не откажется поинтересоваться вопросом о смертности у нас в России, а познакомившись с печальным положением его в нашем отечестве, не откажется и помочь по мере своих сил в возможной борьбе со злом.

С.-Петербург. Ноябрь 1901 г.

Положение вопроса 15 лет назад

«Нельзя не обратить внимания на полнейшее равнодушие образованной части населения, интересующейся всеми сторонами общественной жизни, к вопросу, сколько помирает в России, и если помирает более, чем бы следовало, то сколько, какого возраста и наконец, от чего помирают, от причин роковых, неизбежных или устранимых?»

Н.В.Экк (Диссертация, стр.6. 1888).

 

15 лет тому назад Общество Русских Врачей в СПб. 17-го декабря 1885 г. представило его сиятельству г-ну министру внутренних дел, что в заседании своём 5-го декабря, по выслушании доклада д-ра Н.В.Экка «О чрезмерной смертности в России и необходимости оздоровления», оно единогласно приняло следующие заключения[1]:

1) Смерть от большинства болезней есть смерть насильственная, а не естественная, и зависит от непринятия соответственных предупредительных мер, указанных наукой, и польза которых доказана опытом многочисленных городов и целых стран.

2) Чрезмерная смертность среди российского населения низводит его рабочую способность и доводит народное хозяйство до убыточности.

3) Повышение рабочей способности населения, а с тем вместе благосостояния и просвещения в нашем отечестве, невозможно без уменьшения смертности, а потому уменьшение смертности и ближайшее к тому средство — оздоровление составляют нашу первую государственную потребность.

Принимая в уважение представление означенного общества, главным же образом основываясь на постановлении медицинского совета от 18-го октября 1885 г., в котором повсеместное введение в России санитарных преобразований и мероприятий признано одною из наших первых государственных потребностей, его сиятельство г. министр внутренних дел полагал в возможно скорейшем времени приступить к удовлетворению сей потребности, для чего необходимо иметь подробные соображения медицинского совета о том, какие именно преобразования должны быть произведены для улучшения санитарных условий и оздоровления отдельных губерний, городов и сёл, и какие мероприятия должны быть предложены с целью уменьшить в населении процент смертности, увеличить среднюю продолжительность жизни и ограничить заболеваемость.

В исполнение изъяснённого предложения г-на министра внутренних дел председатель медицинского совета 8-го января 1886 года образовал из членов совета г.г. Н.В.Этлингера, В.С.Кудрина, Н.Д.Бубнова и А.В.Пеля специальную комиссию под председательством тайного советника С.П.Боткина, предоставляя председателю комиссии привлекать к занятиям тех лиц, участие которых он найдёт для пользы дела необходимым»[2].

Были приглашены на основании этого проф. А.П.Доброславин и проф. В.А.Манассеин и врач Н.В.Экк.

19-го и 26 января 1886 г. состоялись первое и второе заседания означенной комиссии, на которых по выслушании письма проф. А.П.Доброславина и записок, внесённых вице-директором медицинского департамента доктором Н.Д.Бубновым, было единогласно постановлено: 1) «Медицинский департамент в настоящем его виде не может удовлетворять современным требованиям по улучшению санитарного дела в России и нуждается в коренном преобразовании»[3], и 2) «необходимо учредить Главное управление по делам здравия. В ведении этого Главного управления сосредоточить все санитарные дела империи и постоянный правительственный надзор за производством оздоровительных работ и применением санитарных мер. Все местные правительственные и общественные санитарные учреждения, как то: земские, городские, фабрично-заводские, промысловые, железнодорожные, портовые и проч., имеют быть приведены в точно определённые отношения к Главному управлению по делам здравия»[4].

В виду того, что земствами 34 губерний уже много сделано на удовлетворение санитарных нужд губерний, городов и сёл, причём главная часть труда, положенного на это дело, выпала на долю врачей, посвятивших себя служению земству, и так как первенствующая роль при ведении оздоровительных работ и санитарных мер ляжет на земства же и их врачей, то комиссия решила войти в сношение с некоторыми из врачей, наиболее компетентных в санитарных вопросах в земских губерниях, с просьбой сообщить в возможно непродолжительном времени свои соображения по намеченным комиссией вопросам.

В ответ на это приглашение комиссией были получены письма весьма многих земских врачей (П.Пескова, П.Цезарского, В.Долженкова, Молесона, Золотавина, Миловзорова, Кадьяна, Романова, Грязнова, Мазинга, Андржеевского, Доброхотова, Поляк, Горелейченко) и кроме того протокол заседания Курского губернского земства и «Мнение профессора Ф.Ф.Эрисмана и заведующего губернским санитарным Бюро Московского земства Е.А.Осипова»[5].

Во всех перечисленных сообщениях было приведено чрезвычайно много ценных данных, рисующих действительно печальное положение сельской и городской санитарии, и вместе с тем были указаны различные соображения относительно мер улучшения её. Особенно интересно в этом отношении «Мнение» проф. Эрисмана и 14 участвовавших в нём земских врачей, высказавшихся между прочим в одном (3) из своих (15) положений, что учреждением Главного управления по делам здравия не может успешно разрешиться санитарная реформа в России, и сознание необходимости санитарной организации должно окрепнуть и сформироваться на жизненной почве без стеснения его кабинетной регламентацией.

Председатель комиссии проф. С.П.Боткин обратился[6] также в только что основанное в том году Общество детских врачей в СПб. с просьбой о содействии к разрешению вопроса «о мерах уменьшения детской смертности в России», в виду чего в заседании 6-го марта 1886 г.[7] Общество избрало комиссию, которая рассмотрела этиологические моменты, обусловливающие признанное вырождение, ослабление и непомерную смертность детей, и разделила свои положения:

1) На меры, касающиеся детей сельского населения, 2) на меры, приложимые к городскому населению.

Этиологические моменты, касающиеся сельского населения, по мнению комиссии, следующие:

1) Слабость производителей, их болезненность и непомерное истощение тяжёлым трудом, главным образом женщин.

2) Непомерное злоупотребление спиртными напитками.

3) Сифилис, скорбут, золотуха, малокровие и другие болезни питания у родителей.

4) Полное отсутствие знания рациональной гигиены и диэтетики детского возраста со стороны родителей, большинства сельских учителей, учительниц и священников.

5) Невозможность оказывать при настоящем устройстве земской медицины рациональную помощь, губительное влияние предрассудков, обычаев и т.п.

6) Отсутствие или полный недостаток рационально образованных акушерок.

7) Вредное влияние отхожих промыслов для матерей.

8) Распространение инфекционных заболеваний.

9) Вредный обычай целования и прощания детей с покойниками.

10) Раннее выношение детей для крестин без соблюдения предосторожностей.

11) Недостаточное попечение о бедных и осиротевших детях.

12) Недостаточный призор за детьми в рабочее летнее время.

13) Недостаточное развитие оспопрививания.

14) Уменьшение животной пищи и даже недостаток молока вследствие уменьшения скотоводства.

15) Недостаток чистой и здоровой воды.

16) Отсутствие в большинстве деревень ледников для хранения молока.

17) Полное антигигиеническое устройство жилищ, вредное сожительство со скотом, непомерная скученность в избах, недостаток освещения, вредное отопление и т.д.

Что касается городов, то здесь комиссия считает причинами усиленной смертности детей следующие моменты: 1) подвальная жизнь детей, 2) жизнь фабричных детей, 3) жизнь отданных в ученье ремёслам, 4) нищенство детей, 5) школы с их антигигиенической обстановкой, 6) болезненность детей в приютах, 7) отсутствие изоляции для здоровых при инфекционных заболеваниях, 8) недостаток мест для призрения детей хроников, 9) — для эпилептиков и идиотов, 10) — для инфекционных больных, 11) недостаток попечительств над детьми, 12) незнание гигиены, 13) пассивная роль врача в школах, 14) недостаток в садах и скверах.

Перечислив все эти моменты и указав также подробно и на соответственные всем причинам меры, комиссия оговаривается, что она коснулась наиболее важных и очевидных причин, и что она не упомянула о множестве других условий по невозможности практического их устранения.

Пока получались все перечисленные ответы со всех концов России, комиссия под председательством проф. С.П.Боткина не возобновляла своих заседаний до 22-го октября того же 1886 г., когда ей пришлось собраться в экстренное заседание для обсуждения препровождённого ей журнала Медицинского Совета: «О мерах к предотвращению занесения холеры через западную границу Империи» с резолюцией г. товарища министра внутренних дел: «Что сделано или предположено сделать по оздоровлению местностей империи, само собой в доступном по практическим причинам объёме?»

Этот вопрос комиссия и обсуждала в своих 3-х экстренных собраниях, 22 и 30-го октября и 5-го ноября, причём пришла к заключению, что по оздоровлению населённых местностей империи сделано ещё очень мало и сделанное далеко несовершенно. Относительно дальнейшего комиссия полагала необходимым пригласить к деятельному участию в деле оздоровления городские, земские и соответственные им губернские управления с просьбой уведомить, что они находят возможным привести в исполнение из мер, касающихся: 1) водоснабжения, 2) удаления нечистот, 3) в отношении нездоровых местностей, 4) по дренажу заселённой почвы, 5) по устройству мостовых, 6) по устройству помещений для уединения заразных больных и 7) по улучшению питания населения.

Сведений о дальнейшей деятельности комиссии в литературе не имеется и по-видимому комиссия более не собиралась. Но смелый и громкий призыв д-ра Экка к борьбе со смертностью не прошёл бесследно и вызвал ряд работ к уяснению действительных причин высокой смертности в России и, помимо указанных уже выше доклада Общества детских врачей и сообщений многих земских врачей, частью личных, частью от имени совещаний и собраний их, появились такие солидные работы, как самого же д-ра Экка: «Опыт обработки статистических данных о смертности в России» и рядом с этим столь же обстоятельная работа проф. Эйхвальда «К вопросу об уменьшении смертности в России».

Прежде чем изложить данные этих работ, посмотрим, какие были ранее попытки оздоровления России.

В 1868 г. в Казани было основано[8] Общество Врачей, которое в 1870 г., по предложению вновь избранного председателя проф. Петрова, решило изменить свою деятельность и заняться улучшением общественного санитарного состояния, для чего избрало комиссию и прежде всего поручило установить рациональную номенклатуру болезней. Встретив симпатию и сочувствие со стороны представителей местной администрации, Общество стало быстро расти (в 1869 г. 40 членов, в 1870 — 144 члена) и проявлять горячую деятельность. В 1871 г. Общество командировало проф. Высоцкого в Киев на съезд пропагандировать свои идеи. Оказалось, что другие общества занимаются преимущественно казуистическими сообщениями и пренебрегают изучением санитарных условий страны, хотя эти условия и меры для улучшения состояния здоровья и благосостояния народа должны быть для врачебных обществ самым высоким интересом и особенно наиболее полезным для жителей местностей, где эти общества функционируют. Но все предложения, по словам проф. Высоцкого, были встречены в секции научной медицины «глубоким и единодушным молчанием», и приняты в общем собрании с большим интересом публикой.

За этой неудачей в следующем году Общество потерпело ещё ряд других неудач: не дали места для физических упражнений детей и не устроили институт вакцинации. Затем, Общество просило разрешить отделения Общества в других городах и для опыта в г. Перми, но оказалось, что открыть отделение в Перми не разрешили и что все санитарные предприятия в Пермской губ., к которым губернское земство выказало большой интерес, не могли быть осуществлены. В 1873 г. Общество возбудило большой интерес к вопросам общественной медицины на IV съезде натуралистов в Казани, но это было в последний раз на съездах натуралистов и в то же время лебединой песней Общества Казанских врачей, которое уже в следующем 1874 г. прекратило свою деятельность в этом направлении.

Впоследствии вопросы общественной медицины выступили на Пироговских съездах, а особенно на губернских съездах земских врачей.

Первый из этих съездов был в 1871 г., как раз в период усиленной деятельности Казанского Общества, и затем с каждым годом число этих съездов всё более и более увеличивалось: в 1872 г. — 5, 1873 г. — 8, 1874 г. – 75 г. – 76 г. по 11, 1877 г. — 6, 1878 г. — 5, 1879 г. — 12, 1880 г. — 8, 1881 г. — 7, 1882 г. — 13, 1883 г. — 11, 1884 г. — 6, 1885 г. — 13, 1886 г. — 6, 1887 г. — 9, 1888 г. — 10, 1889 г. — 8, 1890 г. – 91 г. по 7, 1892 г. — 4, 1893 г. — 13, 1894 г. — 5, 1895 г. — 10, 1896 г. — 14, 1897 г. — 6.

По губерниям эти съезды распределялись таким образом: в Москве и Херсоне по 13, в Самаре и Твери по 12, в Рязани 11, в Смоленске и Таврической губ. по 10, Бессарабии, Владимире, Курске, Петербурге по 7, Воронеже, Вятке, Костроме, Саратове, Харькове по 6, Чернигове и Туле по 5, Орле, Полтаве, Симбирске и Уфе по 4, в Вологде, Нижнем Новогороде и Тамбове по 3, Олонецке и Ярославле по 2 и Калуге[9].

Все эти съезды пришли к выводу, что земская медицина не может ограничиваться задачами лечебными, а должна стать на санитарный путь.

Обратимся теперь к упомянутым трудам д-ра Н.В.Экка и проф. Эйхвальда и рассмотрим вопрос о смертности в России 15 лет тому назад. Работа д-ра Экка под заглавием «Опыт обработки статистических данных о смертности в России» представляет собою солидный труд, представленный в виде диссертации на степень доктора медицины, и данные, приводимые в ней, действительно весьма неутешительны для России.

Таким образом, из таблицы, приводимой автором на стр.20 и 21 видим, что средняя смертность за 20 лет (1861–1880 г.) в 50 губерниях России и в других государствах Европы следующая:

Венгрия

38,7 (за 15 л.)

Швейцария

23,6 (за 11 л.)

Россия

35,6 (за 19 л.)

Бельгия

22,8

Австрия

31,1

Англия

21,9

Италия

30,0 (за 18 л.)

Шотландия

21,9

Германия

26,9 (за 9 л.)

Дания

19,7

Пруссия

26,8

Швеция

19,2

Нидерланды

24,7

Ирландия

17,5 (за 17 л.)

Франция

23,6

Норвегия

16,9 (за 10 л.)

 

Следовательно, по степени средней за 20 лет смертности Россия занимает второе место среди всех государств Европы, только в Венгрии средняя смертность ещё выше, чем в России. Но если рассмотреть цифры для Венгрии и России за 1882–85 г., то увидим следующее:

                     Венгрия                Россия

1882                 36,6                      39,5

1883                 32,6                      36,5

1884                 31,4                      33,3

1885     (цифра не указана)         35,3

 

Эти цифры указывают, что за последние приводимые автором годы смертность в России сделалась наибольшей и стала превышать даже таковую в Венгрии.

Из всех своих вычислений почтенный автор делает вывод, что «смертность в России покамест всё ещё увеличивается (стр.83), тогда как во многих других государствах она, в то же время, уменьшается».

В России, по заключению д-ра Экка, ежегодно умирает из каждой тысячи наличного населения примерно 9 человек лишних против того, сколько умирает в Германии, примерно 12 человек лишних в сравнении с Францией, около 15 человек против того, сколько умирает в Англии, около 18 против Швеции и Дании и около 19 лишних из каждой 1000 населения, против того, сколько умирает в Норвегии. В общем Россия, по вычислениям автора (разумея 50 губерний Европейской России) ежегодно теряет лишних 15 человек из каждой тысячи и вся потеря при 80 миллионном населении (в 1885 г.) определится в 1.200.000 человек, умирающих совершенно напрасно, от непринятия предупредительных мер против высокой смертности. Такова, совершенно справедливо ужасается автор, колоссальная цифра отдельных бедствий, из которых ни одно не может пройти, не оставив за собой глубокого кровавого следа. Вся эта масса бедствий распределяется ежегодно в среде Российского населения, сея разорение, доводя нередко до нищеты целые семьи, причиняя всех размеров материальные убытки и массу нравственного огорчения, а иногда повергая людей в пьянство и другой разврат.

Увы, сколько горькой и тяжёлой правды в этих словах, в этих печальных выводах, к которым неизбежно должен был придти всякий, ознакомившийся с цифрами смертности в России 15 лет тому назад.

После доклада д-ра Экка появилась также весьма обстоятельная работа проф. Эйхвальда «К вопросу об уменьшении смертности в России»[10]. Не буду касаться части её, составляющей критику труда д-ра Экка, а остановлюсь на выводах автора, основанных также на разборе статистического материала для 50 губ. Европейской России.

Основной вывод автора, что сравнительно большая смертность в России зависит исключительно от необыкновенно большого числа детей в общем итоге населения и от необыкновенно большой детской смертности в государстве[11].

Приводимые автором цифры Bodio для различных государств по сравнению с Россией вполне подтверждают этот вывод.

Таким образом:

В  Ирландии      (1865–78) на 100 живорожд. ум. 0–5 л.      16,3

     Норвегии       (1866–76)                     —«—                        18,3

     Швеции         (1866–78)                     —«—                        22,3

     Шотландии    (1865–75)                     —«—                        23,7

     Англии           (1866–78)                     —«—                        25,1

     Франции        (1873–77)                     —«—                        25,0

     Швейцарии   (1869–78)                     —«—                        26,5

     Бельгии          (1866–73)                     —«—                        28,3

В  Пруссии         (1866–79) на 100 живорожд. ум. 0–5 л.      33,4

     Италии           (1872–78)                     —«—                        33,8

     Бадене            (1866–78)                     —«—                        34,7

     Саксонии       (1865–74)                     —«—                        36,9

     Австрии         (1866–78)                     —«—                        39,1

     Баварии         (1866–78)                     —«—                        39,6

     Вюртемберге (1871–77)                     —«—                        39,8

     Евр. России   (1867–75)                     —«—                        42,5

 

Рассматривая затем смертность в России за последние годы, автор вычисляет их следующими: на 1000 родившихся умерло до 1-го года детей:

в 1880 г.

1881 г.

1882 г.

1883 г.

с 1880–83 г.

285

252

301

284

среднее 280

 

На основании всего этого проф. Эйхвальд делает общий вывод[12], что «смертность в Европейской России отличается от таковой в странах, с коими империя может быть сравниваема по своему географическому положению, необыкновенными размерами детской смертности. Но и эта детская смертность распределена весьма неравномерно по территории 50 губерний: в некоторых губерниях, по преимуществу западных и южных, она отличается очень мало от таковой в наиболее благоприятных частях Германии, а в других губерниях, по преимуществу центральных и восточных, она очень велика, достигая во многих местах размеров, не встречающихся в Германии».

Критикуя положение д-ра Экка, что смертность в России всё ещё увеличивается»[13], и считая этот вывод голословным, автор тем не менее далее в положении 11, приводя таблицы д-ра Экка, приходит к выводу, что эти таблицы и подтверждают указанную выше ужасающую детскую смертность в России, и наконец, по рассмотрении таблиц Bodio, проф. Эйхвальд заключает: «Что касается 50 губерний Европейской России, то в таковых никакой наклонности к уменьшению смертности детей на первом году жизни не замечается, а скорее наблюдается обратное явление»[14].

Д.А.Соколов

 



[1] Международная Клиника. 1886, май №5, стр.15.

[2] Открывающей кавычки в тексте нет. — И.Пыхалов.

[3] См. Журнал №2. Международная Клиника. №5, стр.25.

[4] См. Журнал 1-ый, стр.12.

[5] Означенное «Мнение и т.д.» представляет результат обсуждения всех изложенных в нём положений 14 земскими врачами.

[6] К сожалению, в протоколах комиссии и в приложениях к ним, целиком напечатанных, как указано выше, в Международной Клинике за 1886 г., не упомянуто об этом запросе к Обществу детских врачей и о заключении последнего.

[7] Смотри Труды Общества детских врачей. 1886.

[8] La médecine du zemstwo en Russie. Ossipow, Popow et Kourkine. XII Congres international de médecine. 1900, стр.117. Moscou.

[9] Там же, стр.136.

[10] Практическая Медицина 1888. 7. 8. 9.

[11] №8. 9, стр.17.

[12] Стр.75.

[13] Открывающей кавычки нету. — И.Пыхалов.

[14] Курсив мой. [— Д.А.Соколов].


Интернет версия данной статьи находится по адресу: http://www.situation.ru/app/j_art_268.htm

Copyright (c) Альманах "Восток"