Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 5 август 2003

Демографический этюд

И. Пыхалов

Чем плачевнее обстоят дела у обустраивающих Россию горе-реформаторов, тем сильнее и яростнее их попытки облить грязью советское прошлое. Расчёт здесь циничен и прост: если внушить обывателю, будто коммунисты уничтожали людей десятками миллионов, то тем, кто избавил страну от «кровавого тоталитарного режима», можно простить очень многое. Перед величием такого «подвига» все прелести нынешней Россиянии — превращение великой державы в банановую республику, вымерзающие от холода города, бездомные дети на улицах — выглядят лишь досадными мелочами.

Однако вот беда: ставшие ныне легко доступными архивные данные астрономических цифр «репрессий» никак не подтверждают. В этой ситуации на первый план у гулажничающей публики выходит «демографический аргумент». Очередной обличитель коммунизма с пеной у рта заявляет, что «по подсчётам Менделеева» в России к такому то году должно было жить 400... 500... 600 миллионов человек. Соответственно, все недостающие граждане — жертвы большевистских палачей.

Впрочем, при ближайшем рассмотрении выясняется, что работу Д.И.Менделеева «К познанию России» (1906), где великий русский химик имел неосторожность сделать свой прогноз, господа «демографы», за редчайшим исключением, не читали. Источником их вдохновения, как правило, служит статья сбежавшего на Запад во время Великой Отечественной войны профессора И.А.Курганова. Этот опус беглого «экономиста, политолога, историка и публициста» (как рекомендуют Ивана Алексеевича эмигрантские справочники), скромно названный «Три цифры», неоднократно перепечатывался в различных заграничных изданиях, в том числе и в главном органе НТС журнале «Посев» (1977, №12).

После углубления «перестройки» с данным трудом смогли ознакомиться и отечественные читатели — в 1990 году он был опубликован в «Аргументах и фактах». Как явствует из аннотации, текст статьи был предоставлен «АиФ» некоей Е.А.Белоконь, преподавательницей Историко-архивного института, возглавляемого видным деятелем тогдашнего «демократического движения», почётным доктором Еврейской теологической семинарии Ю.Н.Афанасьевым. При этом Елена Аркадьевна пытается представить себя знатоком вопроса, для чего упоминает о личном знакомстве с внуком Курганова. Между тем, учёная дама даже не знает дату смерти профессора, уверяя читателей «АиФ», будто тот умер «в конце 60-х гг.», в то время как на самом деле Иван Алексеевич дожил до 1980 года. Перефразируя русскую пословицу, узнаём сокола по полету, а либерала — по дремучему невежеству.

Какие же доводы приводит И.А.Курганов, отстаивая версию о массовом уничтожении населения России большевиками?

«Ф.Достоевский ещё в 1871 г. высказал предположение, что социальное переустройство общества может обойтись народу в сто миллионов голов.

Революция в России началась восстанием 1917 г., затем развернулась в гражданской войне, индустриализации, коллективизации и в полном переустройстве общества. Народ за это время понес действительно крупные потери, особенно в начальный период революции и в период диктатуры Сталина. Вот некоторые цифры:

численность населения России в 1917 г. в границах до 17 сентября 1939 г. была 143,5 млн.;

естественный прирост населения за 1918–1939 гг. нормально должен быть 64,4 млн. (по коэффициенту 1,7, принятому за основу демографических расчётов Госплана СССР);

механический прирост населения в 1940 г. — 20,1 млн. чел. Сюда включено население территорий, присоединённых в 1940 г., а также последующие присоединения (900 тыс. — Карпатская Русь, 100 тыс. — Тува и население уточнённых в 1945 г. границ с Польшей);

естественный прирост населения за 1940–1959 гг. в современных границах нормально должен быть 91,5 млн.;

следовательно, общая численность населения в 1959 г. должна была составлять 319,5 млн.;

в действительности по переписи 1959 г. оказалось 208,8 млн.

Общие потери населения — 110,7 млн.

Таким образом, население СССР потеряло в связи с событиями 1917–1959 гг. сто десять миллионов человеческих жизней»[1].

 

Как мы видим, количество «жертв тоталитарного режима» Курганов определяет косвенным способом: по его мнению, естественный прирост населения СССР «нормально должен быть» 1,7% в год. А если в действительности он оказался меньше, то разница между расчётной и реальной цифрами и есть уничтоженные большевиками.

Однако откуда же взялись эти таинственные 1,7% и почему именно такой ежегодный прирост следует рассматривать как «нормальный»?

Если мы посмотрим на другие страны, то там этот показатель был гораздо меньшим. Например, в 1920–1940 гг. население Англии в среднем ежегодно увеличивалось на 0,49%, Германии — на 0,61%, Италии — на 0,85%, Франции — на 0,13%[2].

Ссылка на «демографические расчёты Госплана СССР» тоже не проходит. Мало ли что там могли запланировать. Спрогнозировали бы советские плановики ежегодный прирост в 10%, решив, что в условиях социализма бабы будут рожать детей ежегодно — и что, считать такой темп роста населения «нормальным»? А весь недобор заносить в графу «погибших от рук коммунистических палачей»?

Впрочем, не буду интриговать читателя. Дело в том, что 1,7% в год — это естественный прирост населения царской России накануне 1-й мировой войны. Точнее, в 1909–1913 гг. он составил 1,67%[3].

Таким образом, Курганов фактически утверждает: не случись революции, население России продолжало бы ежегодно возрастать на 1,7%. Если же реальный темп роста оказался не столь высок, то виноваты в этом, по его мнению, исключительно большевики с их «социальным переустройством общества».

Чтобы проверить обоснованность подобных обвинений, у нас есть простой и наглядный способ. Как мы знаем, одной из составных частей Российской Империи, а именно Финляндии, посчастливилось избежать «ужасов большевизма». Возьмём методику Курганова, применим её к этой стране и посмотрим, что получится. В 1909 году там проживало 3015,7 тыс. человек, в 1913-м — 3196,7 тыс.[4] Отсюда следует, что накануне 1-й мировой войны население великого княжества в среднем ежегодно увеличивалось на 1,47%. Согласно Курганову, это и есть тот самый «нормальный» естественный прирост, который должен сохраняться все последующие годы, невзирая на любые катаклизмы.

Несложно подсчитать, что при таком темпе роста к 1960 году численность населения Финляндии должна была составить 6340,6 тыс. человек, в то время как в действительности там в это время проживало 4430 тыс.[5] Таким образом, по логике Курганова выходит, что Финляндия «потеряла в связи с событиями 1917–1959 гг. 1,91 млн. человеческих жизней».

Сопоставим эту внушительную цифру с реальными потерями наших соседей за указанный период. Гражданская война обошлась Финляндии примерно в 30 тыс. жизней, из которых большую часть представляют жертвы «белого террора»: 8 тыс. расстрелянных, 12 тыс. умерших в лагерях. Советско-финская война 1939–1940 гг. стоила 48 тыс. человек[6], хотя есть и более низкие оценки. Участие в Великой Отечественной войне на стороне Гитлера — 82 тыс. человек[7]. Вот, пожалуй, и всё. В сумме эти цифры не покрывают и десятой доли от «недостачи». И как назло, нет большевиков, на чьи «массовые репрессии» можно было бы списать всё остальное.

Полученный на примере Финляндии заведомо абсурдный результат (кстати, если пересчитать 1,91 млн. «потерянных» финнов на масштаб СССР, а в 1959 году в Советском Союзе жило 208827 тыс. человек[8], то выйдет «недостача» в 90 млн. человек) наглядно демонстрирует, мягко говоря, ошибочность методики Курганова. Теперь давайте выясним, где же именно кроется ошибка. Или, вернее сказать, сознательный подлог.

Сегодня даже НТСовцы, говоря о расчётах Курганова, вынуждены признавать:

«Разница — 110 млн. — представляет собой “демографический дефицит”, куда входят и не родившиеся, и фактически погибшие»[9].

Что такое «естественный прирост населения»? Это разница между количеством родившихся и количеством умерших. Следовательно, уменьшение прироста может проистекать как из повышения смертности, так и из недобора рождений. Снижение же рождаемости в развитых странах наблюдается повсеместно, вне зависимости от социального строя.

В науке о воспроизводстве населения уже давно известно явление так называемого демографического перехода. Суть его состоит в том, что любая страна по мере своего социально-экономического развития проходит три демографические стадии. На первой из них население растёт медленно, поскольку высокая рождаемость компенсируется столь же высокой смертностью. Затем благодаря развитию медицины смертность резко снижается, в то время как рождаемость по-прежнему остаётся на высоком уровне. Вследствие этого прирост населения резко возрастает. Это вторая стадия. Наконец, происходит снижение рождаемости и, как результат, снижение прироста населения. Это третья стадия. Причины снижения рождаемости кроются в переходе основной массы населения к городскому образу жизни, эмансипации женщин и т.п.

Процессы демографического перехода наблюдаются во всём мире начиная с конца XVIII века, однако идут они крайне неравномерно. Если развитые страны Запада уже давно находятся на третьей стадии, то в современных развивающихся странах демографическая ситуация соответствует второй стадии. На этой же стадии находилась и Россия начала XX века. Таким образом, объявлять естественный процесс снижения рождаемости по мере развития общества результатом «геноцида собственного народа» не только антинаучно, но и попросту лживо.

Все это прекрасно осознавал и сам Курганов. Однако желая во что бы то ни стало напакостить своей бывшей Родине, занялся прямой манипуляцией, пытаясь выдать недобор рождений за «людские потери».

Впрочем, если Курганов, рассуждая о «потерянных человеческих жизнях», всего лишь недоговаривает, что в их число он включил не только «умученных большевиками», но и неродившихся, то те, кто на него ссылается, начиная от Солженицына с его «Архипелагом Гулагом» и кончая издающимся на Дальнем Востоке журналом «Океанские Вести», уже безо всяких сомнений зачисляют эти 110 миллионов в разряд «погибших» или «уничтоженных»:

«Профессор Курганов косвенным путём подсчитал, что с 1917 года по 1959 только от внутренней войны советского режима против своего народа, то есть от уничтожения его голодом, коллективизацией, ссылкой крестьян на уничтожение, тюрьмами, лагерями, простыми расстрелами — только от этого у нас погибло, вместе с нашей гражданской войной, 66 миллионов человек... По его подсчётам, мы потеряли во Второй мировой войне от пренебрежительного и неряшливого её ведения 44 миллиона человек! Итак, всего мы потеряли от социалистического строя — 110 миллионов человек!»[10].

«Людские потери СССР с 1917 по 1959 год (войны, голод, репрессии), по словам американского профессора И.Курганова, составили 110 миллионов человек»[11].

Кстати, имеется ещё один источник недостачи населения — механическая убыль за счёт эмиграции. Бежавшие от революции «бывшие», спасающиеся от возмездия гитлеровские прихвостни, ищущие колбасы и свободы всевозможные невозвращенцы — по отношению к этой публике говорить о «потерянных жизнях» можно лишь в переносном, образном смысле. Понятно, что для предавшего Родину Курганова дальнейшая жизнь превратилась в животное существование, однако не стоит принимать эту метафору слишком прямолинейно.

Интересно отметить, что вздорность кургановской «методики» признаёт и один из наиболее квалифицированных эмигрантских демографов Сергей Максудов[12]:

«И.Курганов является характерным представителем эмигрантской демографической науки. Скорее, следовало бы сказать, псевдонауки. Так как подлинно научное направление не замыкается на собственный результат, а рассматривает все имеющиеся по данному вопросу сведения; не исходит из априори известных предпосылок, а стремится к установлению истины, какой бы неожиданной она не была; пересматривает свою методику под воздействием критических замечаний. Эти признаки почти полностью отсутствуют у рассматриваемой школы. Они печатаются в нескольких популярных изданиях ... не пытаются проанализировать почему у западных демографов иные результаты, а обычно просто замалчивают их исследования или выхватывают из них отдельные угодные для концепции сведения, очень враждебно относятся к любым критическим замечаниям, и, декларируя на словах заинтересованность в установлении истины, отказываются обсуждать вопросы по существу»[13].

Умиляет также трогательное стремление «демографов»-антисоветчиков свалить вину за все потери российского населения исключительно на большевиков. Тут и отказ от учёта жертв 1-й мировой войны, и демонстративное игнорирование «белого террора», который якобы не шёл ни в какое сравнение с «красным»:

«Что касается “белого террора”, то согласно данным по Крыму, число его жертв примерно в 260 раз меньше красного и на итог не влияет»[14].

А как же быть с прогнозом Менделеева? Дело в том, что Дмитрий Иванович просто взял и экстраполировал данные, полученные в результате первой общероссийской переписи 1897 года:

«Для всей же России, взятой как целое, на основании данных, собираемых Центральным статистическим комитетом Мин-ва В.Д. о числе рождающихся и умирающих, должно принять прирост никак не менее 15 чел. в год на 1000 жителей. Это допущение даёт следующее вероятное количество всего населения России по годам:

...

1950 — 282,7 млн.

2000 — 594,3 млн.»[15].

 

О том, что в дальнейшем рождаемость будет снижаться, великий русский ученый не подозревал. Да и как ему было об этом догадаться, если в те времена даже в Германии ежегодный прирост населения составлял 1,5%[16].

Вместе с тем, такой подход оказался в корне неверным:

«Демографы уже давно отказались от математической экстраполяции в будущее данных о естественном приросте населения за какой-то отрезок времени в прошлом. Подобный примитивный расчет по сложным процентам на сколько-нибудь длительный срок выявил свою полную несостоятельность, ибо не принимает во внимание предстоящие изменения в половозрастной структуре населения, в соотношении городского и сельского населения и многие другие факторы, определяющие рождаемость»[17].

В отличие от умершего в 1907 году Менделеева, Курганов прекрасно знал, что снижение рождаемости и, соответственно, темпов прироста населения типично для всех современных развитых стран. Таким образом, разница между Менделеевым и Кургановым — это разница между добросовестно ошибающимся ученым и подонком, сознательно подтасовывающим факты, чтобы побольнее пнуть свою страну.

Впрочем, нетрудно догадаться, что от тех, кто оперирует многомиллионными цифрами «жертв коммунизма», России добра ждать не приходится.



[1] «Три цифры» из нашей истории // Аргументы и факты. 1990. №13(494). 31 марта — 6 апреля 1990 г. С.7.

[2] В 1920 году в Англии проживало 43718 тыс. человек, в Германии — 61794 тыс., в Италии — 37006 тыс., во Франции — 38750 тыс., в 1940 году — соответственно 48226, 69838, 43840 и 39800 тыс. См.: Народонаселение стран мира / Под ред. Б.Ц.Урланиса. М., 1974. С.26.

[3] В середине 1909 года в Российской Империи (без Финляндии) жило 156,0 млн. человек, в середине 1913 года — 166,7 млн. См.: Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник. СПб., 1995. С.17

[4] Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник. СПб., 1995. С.16.

[5] Народонаселение стран мира / Под ред. Б.Ц.Урланиса. М., 1974. С.26.

[6] Россия и СССР в войнах ХХ века: Статистическое исследование. М., 2001. С.212.

[7] Там же. С.514.

[8] Народонаселение стран мира / Под ред. Б.Ц.Урланиса. М., 1974. С.23.

[9] Б.Пушкарёв. Невыясненные вопросы демографии России XX в. // Посев. 2003. №2. С.12.

[10] Размышления по поводу двух гражданских войн: интервью А.И.Солженицына испанскому телевидению в 1976 г. // Комсомольская правда. 4 июня 1991 г.

[11] Анатолий Симмуль. Нострадамус — о России? // Океанские Вести. Январь 1999. №15.

[12] Псевдоним, настоящее имя Александр Петрович Бабёнышев.

[13] Максудов С. Потери населения СССР. Вермонт, 1989. С.155.

[14] Б.Пушкарёв. Невыясненные вопросы демографии России XX в. // Посев. 2003. №2. С.14.

[15] Менделеев Д.И. К познанию России. М., 2002. С.38–40.

[16] Там же. С.39.

[17] Народонаселение стран мира / Под ред. Б.Ц.Урланиса. М., 1974. С.50.

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (3)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница