Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 7\8 (31\32), июль-август 2005 г

Время, вперед! Россия в XXI веке

Великая роль России в развитии Азии

Л.Ларуш

Я увяжу свой рассказ о положении в мире с практической важностью работ Вернадского, указывающих направление, в котором нам следует двигаться, — особенно России — в это кризисное время.
Вы, конечно, родились до распада Советского Союза. Вы пережили крушение России, последовавшее за этим распадом. У вас, в России, свое видение проблемы, с которой сталкиваются ваши сверстники во всем мире, особенно в других странах Европы и в Америке. Вы спрашиваете — какое у нас будущее? Вы смотрите на поколение своих родителей, и задаете себе вопрос — что вы нам передаете? В Америке то же самое. Но у нас есть молодежное движение, в организации которого я принимал участие, оно возникло около четырех лет назад, и имеет некоторое политическое значение. В Мексике, Аргентине, кое-где в Западной Европе это движение тоже набирает силу.

Великая роль России в развитии Азии

14 апреля 2004 г.

Выступление Линдона Ларуша
в Московском государственном университете

Доцент Андрей Кобяков: Я рад приветствовать Линдона Ларуша в Московском государственном университете. Наверно нет нужды представлять в подробностях нашего сегодняшнего гостя. Я думаю, что так или иначе, многие из вас составили о нем впечатление — посетив его сайт, или, может быть, давним-давно уже следя за работами и общественной деятельностью этого человека. Я думаю, что без всякого преувеличения можно говорить о том, что это совершенно выдающийся деятель, причем он не только выдающийся ученый, он человек невероятной энергии и гражданской позиции, поэтому он не остается академическим ученым. Он не ограничивается глубоким теоретическим осмыслением реальности — в своих идеях он пытается предложить конструктивные решения во многом кризисной ситуации, в которой находится человечество. И следует напомнить о его очевидных научных заслугах как экономиста, который предсказал многие кризисы современной экономической истории, причем на основе глубокого изучения самой природы современных экономических систем, и предложил — это очень важно — пути, по которым можно было бы избежать или выйти из этих кризисов, пути реформирования мировой финансово-экономической ситуации на путях конструктивного развития.

Совершенно ни с чем несравнимое впечатление получаешь, когда в процессе изучения работ Линдона Ларуша встречаешься с феноменально глубоким знанием философии, истории и теории математики, даже — что может быть особенно поразительно — теории музыки. Мы видим, поэтому, что перед нами человек исключительно глубоко образованный, совершенно выдающихся умственных способностей. И наверно это нетипично вообще для двадцатого или двадцать первого века. Скорее, в нашей традиции принято называть этих людей энциклопедистами. Фактически, его можно уподобить человеку времен эпохи Возрождения, когда, скажем, Леонардо да Винчи был великим живописцем и одновременно мы в его архивах находим чертежи реактивных ракет или вертолета со всеми подробностями. Это тот ряд, в котором, по-моему, с полным правом стоит наш сегодняшний гость.

Его сопровождают в нынешней поездке в России близкие советники и друзья, соратники и, в том числе, на сегодняшней встрече присутствуют и многие российские друзья и соратники Линдона. Позвольте меня представить тех, кто присутствуют на этой встрече. Во-первых, супруга Линдона Ларуша Хельга Цепп-Ларуш, которая является руководителем Шиллеровского института науки и культуры, сама является видным общественным деятелем, и сейчас, насколько мне известно, баллотируется в европарламент. По-этому — фигура сама по себе выдающаяся, не только как жена, но и как ближайший идейный соратник нашего почетного гостя. Перевод на английский язык осуществляет доктор Джонатан Теннебаум, один из старейших соратников Линдона все эти годы. Надо заметить, что он сам выдающийся исследователь, не раз принимал участие в России во многих финансовых конгрессах вместе с Линдоном, и некоторое время назад он выступил во время парламентских слушаний в Госдуме, посвященных кризису мировых валют. Он, кстати, знает множество языков, изучая их в процессе движению по свету. В последнее время еще и отвечает за молодежное движение Линдона, курирует его, и общается со всеми студентами, которые поддерживают это движение по всему свету, общаясь с ними на тех языках, на которых они говорят. Карл-Михаэль Витт — тоже сотрудник Шиллеровского института, человек, который курирует отношения Шиллеровского института, движения Линдона Ларуша в России, частый гость в нашей стране. Переводить сегодня мне будет помогать тоже соратник Линдона, это — Константин Черемных, он специально приехал из Петербурга. И еще в зале — я просто, честное слово, сразу не вижу их — присутствуют профессор Юрий Громыко и Нина Громыко, это тоже давние соратники Линдона, которые часто принимают участие в мероприятиях.

Позвольте мне предоставить слово нашему дорогому гостю. Прошу приветствовать Линдона Ларуша.

Линдон Ларуш: Сегодня я уже выступал в другом месте в Москве на открытии конференции, в организации которой есть мой скромный вклад. Конференция посвящена научному наследию Вернадского, о котором, я думаю, вы много знаете. Это был один из величайших умов России прошлого века. И его идеи чрезвычайно актуальны в свете проблем, с которыми сталкиваются как современная Россия, так и континент Евразия в целом.

Мы живем в очень интересное время, оно особенно интересно для вас, молодых — некоторые из нас уже на склоне лет, а вы только вступаете во взрослую жизнь. И для вас важно иметь представление, какой мир мы вам оставляем, и как к нему подступиться. Так что я расскажу вам о положении в мире, и увяжу свой рассказ с практической важностью работ Вернадского, указывающих направление, в котором нам следует двигаться, — особенно России — в это кризисное время.

Какое будущее вы нам уготовили?

Вы, конечно, родились до распада Советского Союза. Вы пережили крушение России, последовавшее за этим распадом. У вас, в России, свое видение проблемы, с которой сталкиваются ваши сверстники во всем мире, особенно в других странах Европы и в Америке.

Вы спрашиваете — какое у нас будущее? Вы смотрите на поколение своих родителей, и задаете себе вопрос — что вы нам передаете?

В Америке то же самое. Но у нас есть молодежное движение, в организации которого я принимал участие, оно возникло около четырех лет назад, и имеет некоторое политическое значение. В Мексике, Аргентине, кое-где в Западной Европе это движение тоже набирает силу.

В юношеском возрасте, или чуть позже, где-то в 18 лет, человек входит во взрослую жизнь, и ему приходится менять свой взгляд на мир. Вы уже не дети или подростки, у вас уже взрослые побуждения. Жизнь уже не игра. И иногда она пугает.

Это как оперившиеся цыплята, уходящие от матери, или птицы, вылетающие из гнезда. Молодежь оборачивается на старших, и в известном смысле злится на них. И сейчас сильнее, чем раньше. В США, например, регулярно проводился опрос — выяснялось отношение молодежи в возрасте от 18 до 25 лет к своим родителям. В последние четыре года в этом отношении появилась какая-то горечь.

Потемкинская планета

В результате изменений, произошедших в мире с конца 80-х годов, стала реальной угроза мировой дезинтеграции, по крайней мере, культурной.

Соединенные Штаты отнюдь не процветают. Это большая ложь, что Америка процветает. Соединенные Штаты можно назвать потемкинской деревней. Снаружи выглядит так, как будто внутри что-то есть, но когда туда заглянешь, приоткроешь дверь, то оказывается, внутри пустота. Нижние 80% семей по размеру доходов по сути нуждаются. Люди теряют медицинские страховки, особенно люди пожилого возраста. Бездомные все больше бросаются в глаза. Даже те, кто работает постоянно, не могут себе позволить снять жилье. За последний год стоимость продуктов питания в магазинах выросла на 50%.

В известном смысле, вы видите то же в России — у России свой собственный опыт, но мировые тенденции видны и здесь, Россия — это лишь вариант мировых тенденций, характерных для большинства стран мира. А очень скоро, возможно уже в этом году, мировая денежно-финансовая система рухнет.

Это уже не потемкинская деревня, это почти что потемкинская планета! Идеи процветания, успеха, все эти идеи современных мировых систем лживы — они уже больше не работают.

И молодежь, вступающая во взрослую жизнь, студенческая молодежь, уже не думает обращаться к своим родителям за помощью. Вас просто вытолкнули из гнезда. И вы осматриваетесь по сторонам: «Где бы тут найти червячка?» Когда птенца выталкивают из гнезда, с ним случается шок. И в каком то смысле вас вытолкнули тоже. Это нормально.

И вы задаете себе вопрос, что это за мир вокруг. Так везде. И совершенно очевидно, что европейская цивилизация, которая, конечно, включает Россию, являющуюся евразийской страной (но это все часть европейской цивилизации, — Северная и Южная Америка тоже часть европейской цивилизации), находится в состоянии кризиса. Но из любого кризиса, за исключением некоторых природных явлений, с которыми мы еще не знаем как бороться, из любого общественного кризиса есть выход. Весь вопрос в том, знаете ли вы этот выход. И есть ли у вас воля к борьбе.

Если в большинстве стран мира все пустить на самотек, у нас ничего не получится. Можно даже скатиться до состояния «мрачных веков».

Китайский вызов

Но все же, некоторые решения есть. Рассмотрим одно из таких решений, или часть решения, и посмотрим на него с российской точки зрения, ее роли в таком потенциальном решении.

Вы, возможно, слышали, или заметили, что в последнее время Германия, по сути страна-банкрот, но при этом все же сохраняющая некоторые лидирующие позиции в сфере технологий в Западной Европе, проявляет все большую заинтересованность в торговом сотрудничестве с Китаем, — сотрудничестве особого рода.

Китай — сложная страна. Это важная страна, с населением более 1,3 миллиарда человек. Масса народа живет в ужасающей нищете, но в Китае уже есть богатеющие люди, есть уже вполне состоятельные люди, — по азиатским меркам. В экономическом смысле сегодня это серьезная страна. Но ее население сконцентрировано в основном по побережью и в речных бассейнах, — традиционных местах расселения китайцев.

Для того, чтобы поднять уровень своего населения, Китаю нужно создать огромную инфраструктуру, и такая инфраструктура уже активно строится. Например, плотина «Трех ущелий» — огромное инженерное сооружение. Это проект переброски воды с азиатских высокогорий в Желтую реку, чтобы повысить ее водность и развивать северный Китай. Существуют планы развития новой, современной железнодорожной сети, включая поезда на магнитной подушке, и эти планы уже воплощаются в жизнь — действует ветка от Шанхая до Шанхайского аэропорта.

Оптимистический проект развития Китая предполагает, что следующие 25 лет будут характеризоваться и определяться крупными проектами по созданию инфраструктуры подобного рода, на основе крупных инженерных проектов. Постепенное перемещение бедняков в развивающиеся регионы приведет к общему улучшению условий жизни и производительности труда китайцев.

Какими бы ни были дебаты в Китае и за границей о том, куда движется Китай, следует смотреть на 50 лет вперед, чтобы понять сегодняшний Китай. Начальный период реализации крупных проектов по созданию инфраструктуры, окультуривания земель для строительства новых городов, создание новых возможностей, превращение пустошей в полезные земли, и тому подобное; этими благами воспользуется уже следующее поколение.

Положительный момент: в Китае развиваются многие области технологии, страна с большой скоростью осваивает существующие технологии, она сама становится разработчиком новых технологий. Например, использование магнитной левитации для замены обычных рельс, и железных дорог в обычном понимании. Это означает возможность при сегодняшних технологиях перевозить пассажиров со скоростью до 500 километров в час. Эту технологию Китай приобрел у Германии. В самой же Германии, за исключением экспериментальной ветки, поездов на магнитной подушке нет! В Китае же такая линия действует — от Шанхая до Шанхайского аэропорта. Существуют планы строительства высокоскоростных железных дорог и транспортных линий на магнитной подушке, собственно китайского строительства, или же с иностранной помощью, по всему Китаю. Таким образом продолжается традиция, заложенная сто лет назад Сунь Ятсеном, основателем современного Китая.

Китай также осваивает технологию, разработанную в Германии, но не использующуюся там: высокотемпературный реактор с газовым охлаждением. Таковы примеры освоения Китаем технологий, иногда разработанных в других странах, но не находящих там применения! Китай также внедряет массовое образование для повышения квалификации своего населения.

Через технологическое развитие Китай интегрируется с остальным миром. Но его аппетиты роста превышают сам рост. Например, если повысить уровень жизни бедного земледельца, у него вырастут потребности. Совершенствуется его технология. Растут потребности, жизненные потребности, для работы на более высоком технологическом уровне. Китай не может разрабатывать все технологии и делать открытия, которые требуются стране.

По существу, мы наблюдаем пока очень неуклюжее, но многообещающее развитие не сколько торговли товарами (хотя и это имеет место), но обмен высокими технологиями.

В настоящее время Германия, страна-банкрот, но в то же время самая развитая страна в Европе, пытается выжить, расширяя существующий обширный китайский рынок. Китай — крупнейший потенциальный покупатель немецких товаров. И объем торговли растет. Обе стороны стремятся к ее расширению. Так что сегодня, как никогда ранее, Германия заинтересована в развитии Китая.

Огромный потенциал Евразии

Посмотрим на другие регионы мира. В Северной Азии российский Дальний Восток, Корея, Япония — все это Восточная Азия и Китай. Юго-Восточная Азия с огромным населением, с мощными речными системами, включая Индонезию с ее значительным населением. На юге Индия, в которой уже живет миллиард человек. Мьянмар, ранее называвшийся Бирмой. Пакистан. Огромная страна — Бангладеш. Это периферия Азии — Южная Азия, Юго-Восточная Азия, Северо-Восточная Азия, все это периферия континента.

В середине, кроме Ирана появилось много государств, ранее входивших в состав Советского Союза, раздробленных, и, подобно Кавказу, ставших площадкой для интриг разных иностранных государств, сеющих там смуту.

На севере Казахстан и северная Россия, азиатская Россия. В этом северном регионе, в Казахстане и северной России, в климатической зоне от полупустыни до тундры, есть богатые залежи самых различных полезных ископаемых, но там проживает очень мало народа и регион плохо развит. То же касается и тундры, где во время вылета мошки и комара жить практически невозможно, равно как и в зимнее время.

В Азии идет процесс развития — это Китай, с его стремлением к развитию с Юго-Восточной Азией, масштабные проекты — великие речные проекты, системы управления водными ресурсами Южного Китая, распространяющиеся на весь регион. Севернее Индии, в Китае течет Брахмапутра, одна из крупнейших рек Азии. Воды, собирающиеся на «крыше мира», частично уносятся этой рекой в Индию, на реке огромный перепад высот, и это один из величайших проектов энергетики, управления водными ресурсами и выработки гидроэлектроэнергии. Строительство идет на китайской территории, но он затрагивает Индию и Бангладеш.

Потом Индия, одна из величайших держав в плане потенциала азиатского развития.

Как загнивающая Западная Европа, отчаянно борющаяся за собственное выживание, может сотрудничать в возможном развитии с Восточной, Юго-Восточной и Южной Азией? Как добраться из Германии в Китай? Какими наземными маршрутами туда ехать? Как перевозить грузы? Надо пересечь Россию и Казахстан.

Что это означает? Это означает, что мы должны в первую очередь построить современную высокоскоростную транспортную систему от Атлантического до Тихого океана, через Россию и Казахстан. Это значит, что у России особая роль в будущем Азии.

Имеется в виду и нечто другое. Развивающиеся страны Азии, с их огромным населением будут испытывать все возрастающую потребность в ресурсах. В Азии есть полезные ископаемые. Есть ресурсы в Северной и Центральной Азии. Но эти регионы слабо заселены и очень плохо развиты. Во времена Советского Союза, в лучшие времена, эти регионы росли и развивались.

Вспомните, — Сталинградскую битву Жуков выиграл, бросив свои войска из Азии во фланг армии Паулюса за пределами Сталинграда, и продолжил победой под Курском, начав освобождение России от оккупантов.

И как обстоят дела с развитием азиатской части России? Что произошло там за последние десять лет? Его практически нет, за исключением нескольких островков на Дальнем Востоке.

Как сможет Европа, включая Россию, создать для обеспечения нужд голодных приморских зон Азии на Востоке и Юге транспортную систему, проходящую через Россию и Казахстан до самой Индии, до тихоокеанского побережья и в Китай, если азиатская часть России не развивается? Как можно развивать сырьевую базу, или потенциал сырьевых ресурсов, если там нет русских, которые бы этим занимались?

И вопрос и не только в том, чтобы направить туда людей — там нужно создать инфраструктуру, нужно построить города. Нужно, например, дать воду некоторых великих рек Азии, великих рек азиатской части России Центральной Азии. Возьмем, к примеру, Аральское море: российские войска заняли этот регион в 19-ом веке. Для России он стал крупнейшим источником хлопка. Но Аральское море практически мертво! Экологический баланс региона разрушен — разрушение водной системы привело к экологической катастрофе. Поэтому, для развития Азии, или Северной Азии, имея в виду конечную цель, необходимы широкомасштабные инженерные работы.

Есть еще один аспект проблемы. Я уже сказал, что в Азии растет потребность в природных ресурсах. Технологический прогресс требует сырья. Но природные ресурсы не бесконечны. Их много, но они конечны. Речь идет о миллиардах голодающих, нуждающихся в сырье — не для того, чтобы его проесть, но чтобы изменить свои возможности получить пропитание, правильно? Так что следует задуматься об опасности проедания некоторых природных ресурсов. Это одна из тем для обсуждения на конференции, посвященной Вернадскому, проходящей на этой неделе в Москве.

Уникальная роль России

Россия располагает очень специфическими возможностями для решения этой проблемы. Эти возможности обусловлены исторически.

В Саксонии есть небольшой городок в горной местности — он называется Фрайбург. Сотни лет назад он был центром добывающей промышленности. В конце 17-го – начале 18-го века сложилась Фрайбургская академия. Здесь очень сильно ощущалось влияние трудов Лейбница. И город стал одним из ведущих образовательных центров Европы.

Эти места дважды посетило одно очень важное лицо из России, один раз в качестве престолонаследника, другой раз, десять лет спустя, — уже царь Петр. После каждого его приезда в России открывалась новая академия, занимающаяся геологией и смежными науками: в Петербурге и Москве.

И с расширением российского влияния и развития в Сибири и за Уральским хребтом, проводились все большей важные археологические работы в самых разных отраслях, включая минералогию.

Был и другой царь, значением которого для России никак нельзя пренебречь — Александр II. В его царствие в Петербурге получило развитие очень важное образовательное учреждение. Для нас, в связи с темой нашей беседы, исключительно важны два имени — Менделеева, и человека, учившегося во времена Менделеева, позднее ставшего ведущим творческим мыслителем, — то есть, Вернадского.

Так что у России есть исторически обусловленная традиция в этих областях — геологии, металлургии, и сопутствующих науках, связанных с развитием Урала и Сибири. И среди достижений русской науки эти области исследований и сопутствующие дисциплины занимают очень важное место.

Важность трудов Вернадского

Менделеев и Вернадский сыграли важнейшую роль в еще одной области. Вернадский — один из моих кумиров, особенно его последние достижения: он стал отцом русской атомной энергетики. В двадцатые годы, в 1924-1925 гг., он первым предложил развивать атомную энергетику. Особое значение имеют его работы в области геобиохимии. Другими словами, он работал в трех областях, известных еще в древней Греции, но он подходил к ним с современной, научной точки зрения, с учетом подходов таких ученых, как Менделеев. Речь идет об экспериментальном подходе.

При проведении экспериментальных исследований на выявление принципа опытным путем устанавливается принадлежность некоторых тел к «абиотическим», то есть неживым. Далее, в другой экспериментальной области, проводится конкретная, экспериментальная проверка принципа на телах, в которых мы предполагаем наличие процессов жизни, отличных от неживых тел. Это вот и есть «био». Есть «гео», абиота, [относительно которой] с экспериментальной точки зрения можно допустить, что первоначально земля была необитаемой. (Эта точка зрения в последние годы претерпевает быстрые изменения — обнаруживаются тела, представляющие очень древние формы жизни.).

И существует другая область, где события происходят только благодаря человеческому интеллекту, и никогда [просто] вследствие живых или неживых процессов. Как многие из вас знают, Вернадский в своей работе с экспериментальных позиций опирался на факт, что Земля состоит из трех слоев.

В первом слое Земли нет жизни, или же нет очевидных ее признаков. Второй слой представляет собой осадочные породы Земли, в которых остались мертвые тела как следствие процессов жизни, и сформировалось нечто над так называемой «абиотической» землей. Например, океаны и атмосфера являются продуктами жизни, это реликтовые образования. Так что по мере старения Земли продукты живых процессов и живые процессы занимают все большую процентиль всего объема Земли.

И, в завершение, мы наблюдаем изменения Земли, являющиеся результатом деятельности человека. Деятельность человека изменяет Землю, жизнь победила на Земле и стремится к господству над не-жизнью, и сегодня продукты человеческого творчества, продукты человеческого разума начинают оказывать физического воздействие и доминировать над всеми другими аспектами существования Земли. И существует то, что Вернадский назвал Ноосферой. Три слоя: абиотическая Земля; биосфера, живые процессы и их продукты; ноосфера, — вот планета, трансформируемая целенаправленной творческой деятельностью человека.

Зададимся вопросом — с точки зрения работ Вернадского и вытекающих из них следствий, — можно ли управлять периодической таблицей Земли? Другими словами, можем ли мы изменять абиотическую Землю, ее элементы и состав? Можно ли управлять ресурсами, которые мы находим, называемые сегодня «минералами», возвращать в оборот минеральные ресурсы, чтобы они у нас были и не утрачивались? Можно ли трансмутацией увеличить долю более важных минералов? Можно ли создавать синтетические материалы, которые можно использовать вместо редких минералов?

Ваше поколение способно двинуть мир вперед

Так что с такими вот проблемами приходится иметь дело. Стоит задача управления всей планетой, притом, что должны сохраниться суверенные национальные государства — мы не можем допустить глобализации человеческого общества. Возможно ли сотрудничество между национальными государствами на основе сознательного разделения труда между странами. Может ли Россия, среди прочего, специализироваться в этой области, учитывая потребности своих соседей на Востоке и Юге? Можно сформулировать все это иначе, более жестко — есть ли причина для присутствие России в Северной Азии?

То, что я кратко изложил выше, предполагает, что судьбы России связаны с Северной Азией именно в таком контексте, в котором русская история ориентировала русскую науку. И Менделеев и Вернадский — яркие тому примеры.

Есть ли у вас, русских чувство сопричастности, в том смысле, что образование дает вам возможность воспользоваться достижениями тех, кто жил до вас, оживить их, и самим пойти дальше? Связываете ли вы свою жизнь с судьбой России, и ее ролью в Северной Азии? Останется ли смысл в прожитой вами жизни для тех, кто придет после вас, в приложении к этой цели? Способны ли вы на страсть, придающую смысл жизни, и можете ли вы сказать, что как русский, таким вот образом вы обогащаете человеческий род в целом — вносите какой-то существенный вклад? Таков вызов.

Вопрос состоит в следующем: можно ли взглянуть на эту обанкротившуюся систему, обанкротившуюся международную денежно-финансовую систему, паразитическую, хищническую, которая просто смердит, — можно ли окинуть взглядом все это безобразие, и увидеть что-то положительное?

Не следует зацикливаться на плохом, не надо плакать и рыдать. Можно осмыслить все, что я коротко изложил по поводу Азии и месте России в Азии, и сказать: «Всегда есть моральные причины сделать что-то хорошее».

Чтобы открывать нужные вещи, открывать то, что в ваших личных силах, и силах страны, чтобы сделать мир лучше? Чтобы восстановить смысл жизни ваших предков тем, что они вам дают? И тем, как вы пользуетесь этим знанием, во имя грядущих поколений всего человечества? Вопрос в этом.

Я мог бы рассказать вам ужасные вещи, настоящие ужасы, каким бывает зло, — чего вы даже не представляете. Но я не хочу делать из вас пессимистов, рассказывая о этом. Я призываю вас быть оптимистами: разве приятно лежать в этой койке и умирать? Может быть, встать и сделать что-то? Думаю, вы об этом знаете, — вы же учитесь. Если вам нравится учеба, особенно высшее образование, вам об этом известно.

Случалось ли вам испытывать страсть в аудитории, когда идея вас буквально захватывала? Приходилось ли вам обсуждать ее с тремя, четырьмя, пятнадцатью или двадцатью людьми до 3-4 часов утра? А потом вставать в семь или восемь и опять идти на занятия? И притворяться энергичным и заинтересованным? Или же сваливаться от истощения через два дня?

Знаете, ваш возраст — самый лучший: в этом возрасте вы полны жизненных сил, молодости и энергии для работы. Многие состоявшиеся профессионалы закладывают фундамент своих достижений именно в этом возрасте, или же ничего вообще не получается. Некоторым удается сделать что-то дельное в этом возрасте, или до 27 – 30 лет, а потом они умирают. Они продолжают повторяться, — как профессор, читающий одну и ту же лекцию раз за разом, 50 лет подряд, без всяких изменений!

У вашего поколения, как у взрослых людей, есть потенциал. С этим потенциалом, если идея вас захватит, и вы захотите ею овладеть, вы можете продвинуть мир вперед, именно в смысле идей, потому что из предыдущих поколений на это способны очень немногие. Знаете, ваше поколение — самая мощная политическая сила в России.

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

Вопрос: Дело в том что в России сейчас, на Дальнем Востоке, очень много китайцев…. И вообще говоря экспансия Китая очень активно идет. И в связи с этим — два вопроса. Первый вопрос: как Вы оцениваете будущее России как цельного государства? И второй вопрос: как Вы относитесь к националистическим тенденциям в современном обществе?

Л.Ларуш: Да, так и происходит. Потому что Россия бросила этот регион.

Любопытно, что европейская культура обладает очень специфическими качествами, у России также есть очень специфические потенциальные преимущества, в ее варианте европейской культуры.

Я думаю, все, кто серьезно занимался Россией и ее ролью в мире, признает, что Россия является евразийской культурой. Евразийская культура России была подорвана, и в известной степени разрушена, но достаточная ее часть жива, и вы ее можете возродить.

Вам следует изучать историю последних 2500 лет — многие из вас, наверно, имеют такую возможность и понять, что есть европейская культура. Это не рок-концерт и не Генри Киссинджер.

Вернемся назад — из чего выросла европейская культура? Она началась с некоторых тенденций в Греции, с реакции греков на Илиаду, представляющую по сути квази-исторический документ, и одновременно страшную трагедию. Одиссея более оптимистична и гуманистична. А далее вы сталкиваетесь с такими личностями, как Фалес, Пифагор и Солон, а позднее — Платон, продолжающий эту традицию.

Откуда эта традиция? Из Египта. Возвратитесь к 2700 году до нашей эры, к строительству великих пирамид, представлявших собой астрономические инструменты с древней историей, эта история уходит намного глубже пирамид.

Итак, имеем идею всеобщего. Знаете, худшей чертой человека является его поведение по отношению к другому человеку как к животному, или к людям вообще как к животным. Идея всеобщего является важнейшим вкладом европейской культуры и цивилизации. Часто мы не европейцы — мы поступаем как животные.

Посмотрите на звезды — как можно вычислить их положение? В градусах! В градусах сферической геометрии. Как открываются принципы? Вы видите, что нечто не соответствует простому порядку, правильности углового движения, смещения — например, «блуждающие планеты», разные аномалии. Потом, уже позднее, например, Эрастофен, член Афинской академии, академии Платона, измерил с высокой точностью длину окружности Земли из двух мест в Египте.

В европейской цивилизации есть эта традиция, зародившаяся в Греции, но при этом Греция сама себя погубила, — например, Пелопонесской войной. Это привело к господству в Средиземноморье второсортной римской культуры, уступавшей греческой. А потом средневековой культуры, по преимуществу порочной.

Но в людях все-таки есть добро, так что, то тут, то там имел место прогресс, система же как таковая оставалась порочной. В современной цивилизации, впервые с точки зрения закона, возникла мысль, что ни к кому в обществе нельзя относиться как к животному: идеи общего блага и всеобщего благосостояния. Это то, что мы имеем. В этом наше преимущество, в этом наша сила. Не сила завоевателя, не возможность завоевать, но сила делать добро.

Посмотрите, что случилось с американской революцией — это ведь европейская идея, которую заронили в Соединенных Штатах, — в Европе того времени реализовать ее было невозможно. Европейцы осуществили ее с целью создания в Северной Америке образцовой нации, которую можно было бы использовать для освобождения народов Европы от эксплуататорских режимов. Бурный рост населения в Азии в целом, — в Индии, например, и Китае, был следствием освобождения. Идея современной нации-государства возникла в Индии в ходе борьбы за свободу. Наблюдающееся сегодня возрождение Китая явилось следствием борьбы за национальное китайское государство под руководством Сунь Ятсена и других.

Лучшее из того, что у нас есть, материализовалось в европейской цивилизации, и когда азиатские страны перенимали от нас лучшее, они процветали.

Когда мы, европейцы, ведем себя как хищники, мы никому не интересны. Когда мы начинаем деградировать, мы утрачиваем ценность для человечества, оно в нас не нуждается. Когда же мы делаем нечто положительное — например, когда даем образование, которое что-то значит, мы делаем нечто ценное для других. Человек становится личностью, и это важно для других. Когда человек делает добро, он становится нужным людям. Когда суверенное национальное государство делает добро, оно нужно другим.

Ваша проблема в том, чтобы в условиях развала и загнивания Советского Союза сохранить то, что было достигнуто при советской власти, — как это сделать? Скажем, вы, русские, вспоминаете о массовом героизме тех, кто погиб в Ленинграде. Невозможно сомневаться в героизме москвичей, спасших страну от разгрома и завоевания. Нельзя усомниться в правоте тех, кто погиб под Сталинградом, и многих других, погибших в этих битвах.

[Перерыв в записи, несколько фраз опущено.]

Вы должны поступать так, чтобы вашей стране становилось лучше, чтобы она осознала свое предназначение как нация, — так, чтобы можно было умирать с улыбкой на губах, потому что в жизни вы делали добро.

Как было с великим Вестфальским договором — люди убивали друг друга в религиозных войнах с 1511 до 1648 года. И установили мир после великого мирного договора, названного Вестфальским договором.

Какая идея заставила людей, убивавших друг друга почти обыденно, вдруг заключить мир? Это был не страх. Это было следствием принятой политики, названной «на благо другой стороны». Если для вас важно ваше отношение к другим, а им небезразлично, как они относятся к вам, — тогда будет мир.

В противном случае, национальность можно определить как источник конфликтов. Если же отожествлять принадлежность к нации-государству с некой миссией, и если народ возмется за некую цель на Земле, стремится делать добро, и если другие народы разделят эту точку зрения, будут считать, что у них есть определенная цель — совершить какое-то доброе дело, тогда будет мир.

Вопрос: Мой вопрос о современной истории, о сегодняших проблемах. Речь идет о трех версиях агрессии США в Ираке. Какое Ваше объяснение — почему США совершили агрессию против Ирака? И какова реальная цель?

Ларуш: Могу точно сказать. Мне не нужно строить догадки и объяснять. Я знаю почему это произошло.

В конце Первой мировой войны … за правильным объяснением приходится обратиться назад, речь идет об экзистенциальных вещах, о происходившем в течение жизни двух или трех поколений. Выросло все из Первой мировой войны: в период с 1922 по 1945 год, по мере распространения фашизма, в континентальной Европе правил бал синархистский интернационал.

Гитлера привели к власти по указке англичан, при поддержке американских финансистов, таких как Гарриман, Морган, Дюпон, Меллон, и так далее. Но когда Гитлер превратился в реальную угрозу для Британской империи и англоязычного мира, Черчиллю нехотя пришлось объединиться с США для борьбы с Гитлером.

Но в конце войны, приблизительно в 1944 году, когда победа уже была видна, — после июня-июля 1944 года конец войны уже был виден, правые в Англии, и правые в США заключили прямые соглашения с нацистской системой. Соглашение состояло в том, что нацисты выдадут некоторых своих одиозных вождей, но костяк нацистского секретного аппарата будет передан англо-американцам с целью ведения борьбы с коммунизмом. Все мои серьезные враги в западном полушарии, в Великобритании и Европе имеют к этому отношение.

Наглядным примером является вице-президент США Дик Чейни. Это не вполне человек, по крайней мере, в моральном смысле. Этот человек выступил со своей политикой — а речь идет о политике по отношению к атомному оружию. В 1990-91 гг. он настаивал о принятии политики превентивной атомной войны, как метода установления англо-американского мирового господства. Тогда, в 90-ые, Буш-старший ее отверг. Чейни и его друзья, — тогда он был министром обороны, — от своего не отступали. Это мои давние враги, так что мне легко говорить о них.

Президент Буш — кукла, а Чейни — чревовещатель. Эта братия с первого дня пытается протолкнуть политику вечной войны, и создания мировой империи через превентивную атомную войну. Вот такая политика. Чтобы протолкнуть ее, сначала они вошли в Афганистан, чтобы заручиться поддержкой Европы для ввода в регион вооруженных сил США.

Существует союз между кликой Чейни в США и их друзьями, правительством Блэра в Великобритании, выкормышами Фабианского общества, контролирующего правительство Блэра.

Они схватились за идею войны с Ираком, имея в виду Сирию, Иран, вероятно уже с использованием атомного оружия, они готовы воевать с другими странами, применить атомное оружие против Северной Кореи и Китая!

Так что вот где затаилась опасность на нашей планете. Эти люди, эта группа, органически являются прямыми наследниками организации Адольфа Гитлера! И это не фигура речи — именно так. Вспомните, что Ален Даллес самым прямым образом имплантировал нацистский аппарат в американский истеблишмент. Разведывательные операции НАТО в значительной степени опирались на нацистский аппарат, который был взят и растворен в структурах НАТО. Самые омерзительные операции в некоторых регионах арабского мира, исламского мира, — в Индонезии, на Ближнем Востоке, в Северной Африке, — все это часть наследия организации, созданной во времена Шахта, банкира Гитлера. Эта организация создавалась как часть нацистской системы, а теперь это составная часть НАТО, самая ее опасная часть. Терроризм — дело их рук. Например, терроризм в Европе в 70-ые годы — полностью дело их рук.

Мы в США, выступающие против, знаем об этом. И отлично представляем, о чем идет речь.

Мы знаем, кто эти люди, у нас есть документы, у нас есть доказательства, и мы точно знаем, что это за организация. По сути, в США по разным причинам я возглавляю борьбу против них, — у нас дома и везде. Нужно это понять — их нужно уничтожить, и нечего тут объяснять.

Мы не можем допустить существования этой прорехи на человечестве. Если сегодняшний президент будет переизбран, если опять придет группа Чейни, то сразу после выборов, если Чейни будет переизбран вице-президентом, мы увидим войну против Ирана, возможно атомную войну, войну против Сирии, распад Саудовской Аравии, войну против Северной Кореи. В Соединенных Штатах я организую усилия, чтобы выкорчевать и истребить эту заразу на всей планете.

[Вступает Джонатан Тенненбаум, рассказывает о синархистских финансовых паутинах, упоминает имя Отто Скорцени.]

Шахт, Шелленберг, — они хорошо известны. И банкиры за их спиной, они тоже хорошо известны. Главным банкиром во Франции, стоявшим за нацистами, был частный банк Лазар Фрер (Lazard Frères). У нас о них есть все документы.

Все они существуют и сегодня — те же сети частных банкиров, занимавшиеся в прошлом этими делами, все присутствуют, — людей нет, но учреждения остались. И они стоят за всем этим. Та же самая проблема.

Многие в США, в разведывательном сообществе, военные, дипломаты, и другие, — знают об этом. И мы пытаемся организовать людей, чтобы уничтожить это зло, и иракскую войну понимаем именно как составную часть этого явления.

Но дело в том, что многие боятся, и не хотят бороться с ними, они просто боятся. Но с возрастом перестаешь обращать на все внимание. Воюешь с врагом, может быть, отдашь свою жизнь, но воюешь.

Вопрос: Что касается смерти европейской цивилизации — я хочу спросить Вас: считаете ли вы, что средний американец сильно отличается от среднего европейца? Вы согласны с тем, что они паникуют, когда видят угрозу своим интересам?

Ларуш: Нет, типичный американец очень похож на типичного европейца, все то же самое, включая пороки. Разница в том, что типичный европеец осознает близость других стран. В Европе легче передвигаться через государственные границы — или было легче — легче, чем переплыть океан. Но все пороки американцев есть и у европейцев. Предки американцев главным образом приехали оттуда, все то же самое.

Есть различия в моделях поведения. Но в моральных качествах различий нет.

Разница состоит в том, что российская традиция отличается от западно-европейской. Россия была сверхдержавой. Русские все еще органически думают о себе как о государстве с атрибутами супердержавы — социально, морально и интеллектуально. Страны континентальной Западной Европы — сломанные нации. Они не чувствуют смысла и потребности в борьбе. Американец чувствует свою принадлежность к супердержаве, он считает себя представителем могущественной нации.

В своих отношениях с миром люди отталкиваются от своей принадлежности к какой-то нации. Любой человек с патриотическим чувством думает от двух вещах: он или доволен тем, что представляет собой его нация-государство, или же его идея собственной личности связана с представлением о том, какой ему бы хотелось видеть свою нацию, какой она должна стать.

Так что в плане типичного поведения американцев проблемы одинаковы, как в Америке, так и Европе. В этом смысле отличий нет. Есть отклонения, но не качественного характера.

Вопрос: Несколько общефилософский вопрос: Вы сегодня много говорили о зле, вытекающем из некоей морали, которая, в свою очередь, является, как показывают исторические факты, следствием религиозных представлений, которые развивались на протяжении истории в разных странах. Вопрос, собственно говоря, в том: считаете ли Вы, что существуют некие общечеловеческие ценности, которые должны быть приняты всеми людьми, независимо от тех религиозных концепций, от той морали, которая сложилась у данной нации, у данного региона в течение истории?

Ларуш: В известном смысле да. Например, я — политическая фигура. Исходя из этого, как я должен относиться, в соответствии с Конституцией США, к религии? Не во что я сам верю, но как я буду как политик — скажем, потенциальный президент США — относиться к этому вопросу? В чем будет моя вера, и какова будет моя практика, как президента страны, по отношению ко всем гражданам Соединенных Штатов и других стран? В этом состоит разделение церкви и государства.

Какова должна быть политика по этим вопросам, которые некоторые связывают с религией, президента США? Как бы ответили на этот вопрос Вернадский и я? Ответ был бы очень похожим. Потому что первый вопрос состоит в следующем: отличается ли человек от животного? Согласны ли вы с тем, что между человеком и животным есть отличия? Первое: если вы скажете, что нет, я вам не доверюсь. Потому что если вы считаете, что между человеком и животным нет разницы, то что, — людей можно есть? Или сгонять их в стадо? Или охотиться, как на животных? В этом начало понятия так называемого «естественного права», в приложении к общественным процессам.

Второе: чем человек отличается от животного? Как можно доказать, что человек отличается от животного с научной точки зрения? Животное не способно открывать универсальные физические принципы.

В чем важность этой способности открывать универсальные физические принципы? Если бы человек был просто высшей обезьяной, то есть, физически был подобен высшим обезьянам, то сколько людей жило бы на Земле? Несколько миллионов. А сколько живет? Более 6 миллиардов. И как это возможно? Благодаря идеям, принципам, подобным открытию универсальных физических принципов. Все передавалось, с развитием языка, развитием других вещей от поколения к поколению. Передавалось через культуру! Не только научные идеи, в смысле физических научных идей, но культуру в целом. Через язык, например. Классическую поэзию. То, что передается от поколения к поколению.

Поэтому человек священен, он — созидатель, он — воплощение опыта прошлых поколений, того, что они передадут грядущим поколениям.

Поэтому государство должно работать на общее благо всех граждан. Общество и государство должны способствовать развитию культуры, развитию личности, как продукта культуры. Человеческая жизнь священна в силу таких человеческих качеств. У нас нет права посягать на нее. Наши действия должны быть направлены во благо человечества. Мы должны придерживаться того, что отстаивал Вернадский: на нас лежит ответственность за планету, и во все большей степени за Солнечную систему. Мы морально ответственны за все, над чем мы имеем власть.

Об этом можно говорить долго, обо всем, что следует из этого. Смысл в том, что вместо преподавания государственной религии нужно начать с признания определенных принципов, совпадающих с определенными основами Христианства, Иудаизма и Ислама, каковые принципы в рамках этих религиозных воззрений, по крайней мере, традиционных, признаются в качестве универсальных принципов.

Вы стремитесь к выработке концепции светского естественного права. И государство должно в рамках конституции придерживаться этого естественного права. И не совать нос в спальни. И церкви.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, как Вы оцениваете политические изменения, которые произошли в нашей стране за последних десять лет после развала Советского Союза?

Ларуш: Я хотел предотвратить эти «изменения», но в это время меня упрятали в тюрьму.

Страну изнасиловали! Россию изнасиловали. Ограбили, растащили, и изнасиловали. Чего еще?

И все это неспроста. То есть, это делали из принципа, из ненависти! Оправдать это невозможно. Но теперь уже имеет место другая ситуация. Часы невозможно повернуть назад. Но можно сделать что-то для будущего русских. Если думать только об этом, то можно впасть в пессимизм. Нужно думать о том, что можно сделать сейчас, в этих условиях, какие ценности есть в наличии, в чем наша сила, и что реально можно сделать. Это оптимистический подход.

Вопрос: Видите ли Вы хотя бы какие-нибудь положительные перемены в последнее время?

Ларуш: Положительные изменения состоят в том, что наблюдается эволюция, в том смысле, что Россия возвращается к истокам, к своему национальному характеру и независимости.

И поскольку те, кто дорвался до власти, уворовали все, что можно было уворовать, и воровать уже практически нечего, думаю, они отступят, и у России появится шанс сварить себе суп в оставшейся посуде. Если они увидят, что есть еще что-то уворовать, они вернутся. Но я не думаю, что сегодня они представляют себе, что еще здесь можно украсть.

А.Кобяков: Что же. Думаю, на сегодня достаточно. Большое Вам спасибо.

Ларуш: Спасибо.

>

«На пороге величайшего финансового
краха в современной истории:
Будут ли у нас мужество и лидеры для того,
чтобы заставить правительства принять необходимые
меры для решения этой проблемы?»

Линдон Ларуш выступил перед студентами и
преподавателями Московской финансово-юридической академии (МФЮА)
15 апреля 2004 г.

Профессор Александр Бузгалин: Уважаемые коллеги, разрешите начать нашу встречу. Я представлюсь, хотя с кем-то из вас я уже знаком. Моя фамилия Бузгалин Александр Владимирович, я профессор, доктор экономических наук и руководитель Института альтернативных моделей глобализации нашей Финансово-юридической академии. У нас здесь создана небольшая научно-исследовательская структура, включающая четырех докторов наук и молодых коллег, которые помогают нам в нашей работе. Соответственно наш институт обратился к руководству академии с инициативой провести встречу с одним из очень известных американских экономистов, мистером Ларушем, у которого альтернативный взгляд на современное развитие мировой экономической ситуации, проблемы глобализации.

Он — автор очень многих работ, часть из которых переведена на русский язык, но, к сожалению, в данный момент мы не можем их представить. Они опубликовались, издавались, и довольно быстро изчезали. Я думаю, что какие-то материалы здесь есть? Коллеги мистера Ларуша говорят, что некоторые материалы здесь имеются, и мы наверно решим как их можно будет распределить в условиях дефицита; учитывая, что вас много, материалов не так много.

Доклад профессора Ларуша будет идти на английском языке с переводом. Я, может быть, скажу несколько слов в заключение, потом у нас будет период для ваших вопросов и ремарк, и заключительное слово нашего американского коллеги. … Я рад начать нашу встречу с мистером Ларушем.

Линдон Ларуш: Спасибо. Мы стоим на пороге величайшего финансового краха в современной истории. Природа человеческого поведения и умение попробовать отсрочить или ускорить обвал стараниями различных сил не позволяют назвать точное время, когда этот обвал произойдет, но можно указать возможный срок, когда это случится. Другими словами, нельзя просто предсказать статистическими методами, когда произойдет обвал. Линейные методы не сработают.

Я покажу также, какова природа возможного решения проблемы, скажем, с точки зрения Соединенных Штатов [диаграмме тройной кривой]. Взгляните на этот метод с точки зрения физической экономики, под чертой; а выше, то, что я покажу — область валютно-финансовая. Физическая экономика — это реальные вещи; как правило, показателем физической экономики выступает измерение вот этих вещей, под чертой на квадратный километр территории; вот это измеряется на душу населения; душевой показатель даете в разбивке, используя состав семьи-домохозяйства, как еще один норматив физического измерения.

Примерно в 1964-1966 гг. в характере американской экономики произошло изменение — изменение направления. За период с 1933 г. по 1963 г. в Соединенных Штатах наблюдались постоянный экономический подъем и рост. То есть, вкладывались крупные средства в базовую инфраструктуру экономики, которая в основном представляла собой общественные работы. Наблюдалось общее повышение уровня доходов домохозяйств.

Страны-участницы международной валютной системы, созданной Соединенными Штатами в 1944 г., выросли из условий военного времени, и достигли относительного процветания — с 1944 г. по 1964 г. Доллар после войны был единственной стабильной валютой. Доллар, будучи привязанным к золотым резервам страны, использовался для оживления экономики западного полушария и разоренной войной Европы.

В 1964-66 гг. произошел радикальный поворот в политике Соединенных Штатов к худшему. Этот поворот случился не как обвал в экономике, но выразился в снижении темпов роста. В 1971 г. Никсон, от имени США, уничтожил существовавшую валютную систему. В 1972 г. мировая система была преобразована в валютную систему, основанную на плавающем валютном курсе.

В целом, с этого времени состояние мировой экономики характеризовалось ускорением темпов спада в физических показателях. Имели место и очень немногие (и неполные) исключения. После реформ Дэн Сяопина в Китае наблюдался очень значительное улучшение экономической ситуации части Китая при одновременном сохранении огромной бедности всего населения. Индия добилась прогресса как национальная держава, хотя сегодня в Индии доля бедняков по отношению ко всему населению больше, чем когда-либо раньше. Что касается Африки, особенно стран южнее Сахары, то ситуация здесь катастрофическая: геноцид, особенно после 1974 г.

Однако в Северной и Южной Америке и в Европе наблюдалось резкий спад и, как вы знаете, резкий спад был и в Советском Союзе.

В целом, для всего периода примерно с 1966 г.: если измерять экономику в физическом выражении, т.е. нормы натурального потребления на душу населения и на квадратный километр; если учитывать базовую инфраструктуру экономики, в частности, системы водоснабжения, энергоснабжения, транспорта, здравоохранения и т.п. (приходится также учитывать, что провалы в развитии инфраструктуры оказывают ужасное воздействие на экологию); и если сосредоточиться в первую очередь на Соединенных Штатах и Европе, то получится вот такая кривая. Она стремится к гиперболе. Это в показателях на душу населения, натуральных показателях: потребление домохозяйств, промышленное производство.

Критический момент — 1972 г. Потом 1982 г., еще один критический момент. И еще один в 1987 г. 1972 г.: новая валютная система. С 1982 г. мы начали «потрошить» Южную Америку и некоторые другие регионы — Соединенные Штаты, Европу, Северную и Южную Америку. Однако более бедные страны подверглись «потрошению» в большей степени — за счет таких вещей, как аутсорсинг.

После того, как в 1972 году мировая финансовая система стала основываться на плавающих курсах валют англо-американские финансисты фактически установили нечто вроде имперской диктатуры над мировыми финансами. Произошло вот что: лондонский рынок, который является центром мировых спекуляций, начал проводить операции против валют разных стран. Спекулятивную стоимость той или иной национальной валюты понижали. Потом говорили оказавшейся в сложном положении стране: «Обратитесь за советом к МВФ или к Всемирному банку». МВФ и Всемирный банк предлагали стране: «Девальвируйте свою валюту официально. И примите на себя новый долг, который вы не брали: понизив стоимость своей валюты, вы обманете кредиторов. Теперь вы должны принять на себя долг, рассчитанный для вас МВФ — не потому, что вы брали деньги взаймы, а чтобы компенсировать своим кредиторам более низкие платежи от вас в будущем».

Другими словами, сегодня Латинская Америка не должна ни пенни по долгам — по тем долгам, которые были приняты добровольно. Весь долг Латинской Америки — фикция. Его не существует.

Вот так в этот период систематически губили экономики целого ряда стран. Потом в этих странах ввели, по сути дела, политику рабского труда, чтобы задешево производить дешевые товары, чтобы заменить американское и европейское производство.

Период с весны по октябрь 1982 г. представлял собой поворотный пункт в этом процессе для всей Центральной и Южной Америки. Аналогичная схема повлияла на страны всего мира. Более бедные страны были фактически вынуждены поставлять дешевый труд для производства продукции для более богатых стран мира.

Затем, после 1982 г., Соединенные Штаты, Великобритания и другие страны свернули собственную занятость, так как смогли перевести производство из США в эти более бедные страны, включая Китай. США перестали быть страной-производителем. Мы закрыли предприятия в большинстве отраслей. Мы живем за счет эксплуатации дешевого труда за границей. Эта же тенденция пришла и в Западную Европу — не столь жестко, как в США, но тенденция та же самая.

Так как же получается возросший ВВП Соединенных Штатов? Это обман, полный обман. На чем он основан? Обращаются не к реальной экономике, а к экономике финансовых спекуляций. Другими словами, фактически к инфляции, но стараются это скрыть. Мерилом стоимости становится множитель прибыли в двух областях: преимущественно от акций или других финансовых инструментов; или от облигаций.

По сути дела, произошло вот что: увеличение денежной стоимости, финансовой стоимости на душу населения в экономике США, основанное не на произведенном богатстве, а на множителе — т.н. «факторе мультипликатора» - нормы заявленной прибыли. При этом с 1977 г. последовательно происходило снижение уровней дохода беднейших 80% семейных домохозяйств США.

1987 г.: что произошло тогда? В результате этих изменений в октябре 1987 г. произошел серьезный обвал нью-йоркского фондового рынка. Он совпал со сменой руководства Федеральной резервной системы — центральной банковской системы США: пришел Алан Гринспен. Так вот, в ответ на крах рынка в октябре 1987 года Гринспен изобрел новую форму экономики. Уверен, некоторые из вас уже знакомы с этим существом, называемым «финансовые деривативы». Финансовый дериватив это ставка на ставки в азартной игре. В каждой азартной игре кто-нибудь играет. А вокруг стоят зрители и наблюдают за игрой. Один игрок говорит другому: «Спорю на столько-то, что он выиграет».

Так вот, в экономике не следует учитывать эти ставки как часть дохода. Теперь игрой является фондовый рынок; финансовые рынки сегодня — одна большая азартная игра. И при этом есть еще ставки на ставки, ставки на финансовые рынки! Они стали известны под названием «фондов хеджирования».

Судя по опубликованному в нынешнем году докладу Банка международных расчетов, объем оборота финансовых деривативов в 2003 г. составил 8.7 квадриллиона долларов. Но в мировой системе Гринспена он учитывается как часть мировой экономики!

Поэтому возникла ситуация, в которой деньги, денежный агрегат, выбрасывается Японией на американский рынок за счет того, что США печатают деньги самыми разными способами, в том числе электронными. Более того, берется множитель денежного агрегата, набиваемого в экономику, и умножается на показатель инфляции финансовых деривативов.

Результат таков: [верхние кривые] денежные и финансовые агрегаты в системе просто зашкаливают. Эта система сохраняется за счет ограбления реальной экономики. Так вот, дифференциал этих двух факторов, один из которых быстро идет вниз, а другой вверх, создает кризис, при котором система движется к своему концу.

Научное определение этой проблемы впервые дал один из крупнейших в мире математиков и физиков Бернхард Риман еще в 19 веке. Риман применил ее к скорости звука и дал определение того, что сейчас известно под названием фронта акустической ударной волны. Аналогия со сверхзвуковыми скоростями самолета. В 1940-х годах существовали огромные трудности при определении того, как вывести самолет на сверхзвук. До тех пор, пока проблему не решили, обратившись к Риману, чтобы понять, как это сделать, самолеты разгоняли все ближе и ближе к скорости звука. Экспериментальные самолеты начинали рассыпаться на куски. Аэродинамика приводила к резкому увеличению вибраций, и самолет рассыпался. Вот так и в экономике: приближаясь к критическому фазовому сдвигу в любом процессе, вы вступаете в период экстремальной турбулентности, прежде чем этот сдвиг преодолеть. Она возникает не в определенной точке. Она возникает вблизи критического показателя.

Мы знаем, что мировая экономика, особенно экономика США и Европы, сейчас входит в фазовый сдвиг. Мы не знаем, в какой день система рухнет, но процесс сродни приближению к скорости звука: вы попадаете в зону турбулентности, где крах может произойти в любой момент из-за факторов, которые вы не в состоянии учесть. Люди стараются использовать методы статистического прогнозирования для доказательства того, что система не рухнет или что ее можно сохранить.

В 1920-х годах жил знаменитый советский экономист Преображенский, который рассмотрел эту проблему в своих исследованиях т.н. «первоначального накопления». И будь сейчас Преображенский жив, он бы посмотрел на то, что я рассказываю, и сказал бы: да, именно об этом он и говорил.

Лекарство существует

Так вот, в завершение я хочу сказать, что лекарство существует. Очень простое. Надо сказать: «Правительства — не порождения валютных систем. Валютные системы должны контролироваться правительствами». Хорошее правительство отвечает за защиту общего благосостояния людей и будущих поколений. Люди вверяют правительству обязанность разбираться с этим аспектом проблемы, которую они как частные лица решать не могут. Таким образом, обязанность правительство в том, чтобы провести всю финансовую систему в целом через реорганизацию посредством банкротства, как любую другую обанкротившуюся фирму.

Так вот, те идиоты, которые утверждают, что частные банкиры более могущественны и имеют прав больше, чем народ, не осознают, что они — всего-навсего частные предприятия; а когда частные предприятия становятся банкротами, правительства банкротят их. Фирму не закрывают; и страну не закрывают. Мы называем банкротство «защитой с помощью банкротства»: цель банкротства состоит в защите общественных интересов посредством сохранения функций предприятия-банкрота — в данном случае, экономики. При любом банкротстве частного предприятия правительство старается это предприятие спасти, защищая его по закону, чтобы оно продолжало функционировать и чтобы снова запустить его в работу на более качественной основе, не допускающей банкротства.

В современной истории образцом является борьба Франклина Рузвельта с депрессией в 1928-1933 гг.: проведение реорганизации через банкротство; обеспечение продолжения выполнения всех основных функций в бизнесе и других областях. А затем сделать прямо противоположное тому, что сегодня делают правительства в разных странах мира в качестве реакции на банкротство: не сворачивать занятость; не сокращать общественные услуги; не сворачивать системы здравоохранения; не прекращать выплату пенсий. Увеличить занятость!

Как это сделать? Правительство, замораживая требования к системе при банкротстве, создает национальную банковскую систему. Другими словами, американское правительство осуществляет реорганизацию Федеральной резервной системы через процедуру банкротства. Группа правительств вводит в МВФ и Всемирном банке внешнее управление. Правительства прекращают работу центральных банковских систем, находящихся в частной собственности. И в период реорганизации эти банковские системы фактически попадают под контроль национальной банковской системы.

Затем правительство создает кредит для общественных работ и других благих целей для увеличения занятости. Главный рычаг прямого воздействия правительства — общественные работы. Когда в регионе есть общественные работы и занятость, то есть и основа для роста частного бизнеса за счет использования банковской системы для предоставления частным инвесторам кредита на полезные цели. Правительство говорит, что для определенных категорий вещей, полезных для общества, если частным компаниям нужен заёмный капитал для продолжения или расширения работы — в целом, мы хотим помочь им. Поэтому мы даем местным банкирам право заявить: «В данном случае мы считаем, что этот человек должен получить кредит».

В заключение хочу сказать еще об одном моменте, о нравственном принципе. В первом акте шекспировского «Юлия Цезаря» есть сцена, в которой разговаривают два заговорщика, Кассий и Брут. И Кассий говорит Бруту, имея в виду тогдашнее римское общество: «Не в звездах, нет, а в нас самих ищи / Причину, что ничтожны мы и слабы» [пер. П. Козлова. –прим. пер.]. Видите ли, большинство людей в сегодняшнем обществе считает себя мелкими сошками. «Мы внизу. Нам просто приходится действовать снизу, чтобы позаботиться о себе. Нам приходится заставить существующую систему адаптироваться к нашим потребностям».

Таким образом, проблема с людьми заключается в том, что люди все время стараются найти способы оказания давления на существующие институты для решения своих проблем, а в случае, подобном этому, существующие институты не могут решить их проблемы! Им нужны лидеры с бóльшим воображением. Не диктаторы, но лидеры — это разные вещи. То есть выдающиеся личности, которые возглавят людей, чтобы они действовали ради самих себя.

Возьмите Рузвельта в Соединенных Штатах, когда в 1933 г. страна стояла перед угрозой фашизма. В Германии немцы приняли Гитлера, поскольку их руководители оказались некомпетентными. В Соединенных Штатах мы были на грани скатывания к фашизму, но Рузвельт, как одаренный руководитель, не дал нам стать фашистами.

Сегодняшний урок таков: если мы станем действовать, как мелкая сошка, и говорить, что мы попробуем приспособиться к существующей мировой валютной системе, я гарантирую: планету захлестнет нечто вроде фашизма или хуже. Если у нас будет мужество и лидеры для того, чтобы заставить правительства — наши правительства — принять необходимые меры для решения этой проблемы, то мы не только избегнем опасности, но и станем сильнее, хотя бы на какое-то время, потому что мы усвоили урок. И мы не так легко или не так скоро допустим ту же самую ошибку.

Проф. Бузгалин: Спасибо. Я позволю себя лишь несколько слов в качестве комментария, затем ваши вопросы, уважаемые коллеги.

Уважаемые молодые коллеги, присутствующие преподаватели, сегодня мы находимся в состоянии, когда мир изменяется в наших глазах и изменяется кардинально. Стандартные учебные пособия остаются стандартными учебными пособиями по-прежнему, … но при этом на самом деле ситуация существенно скорректирована.

Возник огромный разрыв реального и финансового секторов. Очень сильно поляризована мировая экономика. Здесь уже приводились цифры, я могу лишь добавить, что одна десятая процента налога на финансовой спекуляции, называемая «налогом Тобина», может помочь решить базовые глобальные проблемы миллиарда жителей земли, находящихся в нищете — включая треть населения России. Это люди, которые не имеют достаточных ресурсов для нормального качественного питания, продолжительность жизни у которых составляет 50 лет. Это уровень жизни, который человечество преодолело по своему потенциалу примерно 70-80 лет назад. Мы возвращаемся в начало двадцатого века по качеству жизни для этих людей. Это то, что не решается, потому что мы столкнулись с существующей моделью глобальной теоретически ограниченной системы.

И, действительно, здесь стоит очень сложный выбор — выбор, который приходится делать всем, и каждый день. Если люди не берут на себя бремя самоорганизации, то эту миссию за них пытаются решить вожди диктаторского типа. Как правило, это делается путем скатывания в болото большинства населения, из которых делают рабов для некоторых процветающих то ли наций, то ли своего рода новой номенклатуры. Такого рода угрозы существует. Существуют имперские претензии Соединенных Штатов. Существует оппозиция этим имперским претензиям. Существует широкий спектр предложений другого развития. Они очень широки — эти альтернативы. Часть из них лежит в спектре социал-демократических инициатив европейских правительств, оппозиционных партий где социал-демократы во власти не представлены. Они лежат в спектре социальных движений неправительственных организаций. Эти альтернативные предложения генерируют в массовом масштабе серезные крупные ученые мира — и включая нашего коллегу Ларуша, который приехал сегодня к нам с вами —, часть кот

Это маленькая реплика, которую я хотел себе позволить. Мы с вами еще не раз будем встречаться и говорить о глобализации, как новом контексте для развития экономических и финансовых отношений. А сейчас, я думаю, время для ваших вопросов. Пожалуйста.

Вопрос [на английском языке]: Господин Ларуш, у меня вопрос. Меня зовут Сергей, я учусь здесь. Вопрос вот какой: что может случиться после этого кризиса, если кризис произойдет?

Ларуш: Это явно политический вопрос. Когда я нахожусь здесь, в России, где у меня масса друзей, некоторые из них влиятельны либо имеют влияние в некоторые периоды своей карьеры, в том числе несколько человек в государственных институтах, то я разговариваю с ними на своем языке, и более развернуто, чем когда я беседую с вами. Кроме того, я подробно рассказываю о политике Соединенных Штатов, о том, что я делаю в Соединенных Штатах. Я им говорю: «Если вы со мной не согласны, то это ничего. Но вы вспомните мои слова и то решение, о котором я говорил. Вы знаете, что я возвращаюсь в США и имею там влияние, и те же самые вещи я говорю и там. Так что когда придет кризис, то у вас и у меня по разные стороны границы будет единое понимание проблемы. Тогда мы будем интеллектуально и эмоционально подготовлены к тому, чтобы действовать вместе для решения проблемы». Для меня это реальная политика.

Многие в России боятся того, что я говорю — для них это чересчур. Но независимо от того, принимают люди мои слова или нет, сейчас это не важно. Я знаю, что прав. Я делаю лучшие в мире долгосрочные экономические прогнозы. Если я говорю, что те или иные условия возникнут, то они возникают. Кое-какие детали могут меняться, но в общем именно это и случится.

В других случаях мне приходится выступать просветителем, стараться просветить как можно больше людей, особенно занимающих официальные должности, чтобы во время кризиса мы могли действовать вместе, согласованно. Чем больше людей понимает, тем лучше.

Вопрос: Я студент финансово-экономического факультета. Вы говорите о концепции совместной работы для преодоления кризиса. Но если посмотреть на сегодняшний мир, на то, например. что США делают в Ираке, то видно, что мир расколот.

Ларуш: Да! Именно поэтому я стараюсь свергнуть мое правительство [смех]. Не конституционное правительство, но кое-кого заменить. Я враг вице-президента Чейни, он чревовещатель, управляющий той марионеткой, которая у нас за президента.

Смотрите: есть проблема Ирака. Чейни — фашист. Это не эпитет, а суть. Он инструмент группы банкиров, тех же самых банкиров, которые стояли за Гитлером. Другие личности, но те же самые семьи. Они вместе с Блэром из Лондона и его людьми разработали политику создания мировой империи при помощи непрерывной войны в древнеримском стиле — превентивной ядерной войны, в которой следующими целями будут Сирия, Иран, Северная Корея и так далее.

В результате насилия над Ираком, там уже развернулись хаотические асимметричные военные действия. Это хуже Вьетнама. Похоже на Алжир. США должны уйти оттуда полностью, просто уйти. Но если мы уйдем прямо сейчас, то хаос только увеличится. Поэтому нам приходится подходить к нему с другой политикой. Решение иракской проблемы в том, чтобы сделать Юго-Восточную Азию зоной стабильности. Юго-Восточная Азия: основные страны — Турция, Иран, Сирия и Египет. Так вот, если эти страны согласны, то у нас есть основа для достижения стабильности в Юго-Восточной Азии. Но США должны воткнуть штык в горло Шарону — не убить его, но научить, как пользоваться языком. Если мы не установим устойчивый, заслуживающий доверия мир между израильтянами и палестинцами, то Ближний Восток будет бомбой, которая взорвется.

Я говорю это, чтобы еще раз пояснить суть дела. Проклятиями проблему не решить. Придется вырабатывать решение и подкреплять его действием. Если вы осуждаете что-нибудь и ничего не делаете, то деморализуете людей. Показывая им, чтó они могут сделать для решения проблемы, вы их воодушевляете. А самое лучшее нравственное лекарство для любой проблемы — обоснованный оптимизм.

Вопрос: У нас есть курс лекций по проблемам России. Не могли бы Вы рассказать о своем видении проблем России, и о том, что ей нужно делать? Россия и мир: какова роль России?

Ларуш: Я долго над этим работал.

Во-первых, есть русская нация. Именно это спасло Россию во Второй мировой войне, когда Жуков вышел из Азии, чтобы обойти Паулюса с флангов у Сталинграда и затем продвинуться к Курску. Конечно, кое-что значила оборона Москвы и Ленинграда. Однако секретным оружием, которое не учел Гитлер, был сибирский фактор.

Хорошо. Сегодня надежда мира для России, - наличие стратегического треугольника Россия – Китай – Индия как центра сплочения азиатских народов в согласованно действующую структуру. Это означает развитие Сибири (северо-центральной Евразии) и Казахстана. Это означает развитие качественного транспорта и других объектов на этой территории. Это означает революционный подход к решению проблем Центральной и Северной Азии, где находятся крупные залежи минерального сырья.

Свыше 1,3 миллиарда из более чем 6-миллиардного населения мира живет в Китае, миллиард в Индии, сопоставимое население в Юго-Восточной Азии, Пакистане, Бангладеш и др. У этих народов сегодня есть идея независимого национального развития; огромная доля населения живет в ужасающей бедности; миллиарды этих людей, стремясь выбраться из бедности, жаждут получить сырье.

Россия вместе с Казахстаном не только владеет большими запасами таких полезных ископаемых, у нее есть нечто еще более важное: у нее есть особая, исторически определенная научная способность заниматься вещами подобного рода. Поэтому Россия — ключевая страна Евразии. Если она не будет играть эту роль, то она обречена из-за давления из Азии. Если она сыграет эту роль, то станет необходимой страной в Евразии. Нужно, чтобы русские были политической силой, ухватились за эту историческую возможность, ориентированную на выполнение этой миссии.

Проф. Бузгалин: Замечательное оптимистичное предложение для нас. На это наверно мы уже можем дабы закончить, но я думаю, что есть еще вопросы. Пожалуйста. Нет. Тогда, у меня есть вопрос. На самом деле существует достаточно широкий спектр ученых, которые выступают с критикой существующей модели глобализации, отрыва финансового сектора от реального, и геополитического доминирования США, отчасти с Великобританией. Существует целый ряд общественных движений — самых разных, от умеренных социал-демократов до достаточно активных гиперглобалистов. У меня вопрос господину Ларушу: кто в этом спектре кажется ему возможным союзником?

Ларуш: Я обычно реагирую на любую ситуацию словами: «Так, давайте посмотрим на дело по-другому, переформулируем проблему». Говоря о глобализации, люди нападают не на то, что надо. Есть две проблемы. Одна в том, что она [глобализация] означает конец нации-государства и культуры. Проблема культуры исключительно важна, ведь люди не животные. Люди — продукт культуры! Она ассоциируется с языковой культурой. Нельзя просто посмотреть значение слова в словаре. Надо знать, как слово используется в культуре по тому, как люди говорят. Поэтому культура есть чувство самобытности, чувство участия в управлении чем-то посредством культуры. Это духовная сторона.

Нам не обязательно иметь вавилонскую башню. Возможно, в этом Библия права. А глобализация именно в этом - это вавилонская башня, это мир рабов.

Другой вопрос экономический: способ функционирования экономики на основе образования капитала, который не является в первую очередь денежным капиталом. Деньги могут отражать физический капитал. Чтобы жить в современном обществе, вы должны построить железную дорогу, как определено Менделеевым. Должны построить дамбы. Должны построить энергосистемы. Должны создать системы государственного образования. Сегодня система государственного образования означает, что 23-25 лет жизни отводятся на образование. Человек - это вложение капитала. Когда рождается человек, он почти ничего не производит в течение 25 лет. Таким образом, вложение капитала в человека с точки зрения экономики. Есть вещи, инвестиционный цикл которых составляет 50 лет. Как мы их получаем? Для получения этих вещей страна входит в долги. Если экономика страны перестает существовать, то кто обеспечит необходимый людям капитал?

Аргумент в пользу глобализации это в основном «свободная торговля». Этот аргумент таков: мы делаем вещи лучше, снижая цены. Как это делается? Мы берем и эксплуатируем народы мира с помощью самых низких зарплат, фактически на условиях рабского труда. Мы губим людей. Мы отнимаем работу у людей в США и доводим их до обнищания. К тому же мы отнимаем у людей способность управлять самими собой и защищать себя посредством контроля над правительствами.

Я скажу вам, кто изобрел глобализацию: группа банкиров, работавших с нацистским боссом Германом Герингом. Гитлеровская система принудительного труда. Последним этапом нацизма было намерение создать то, что называлось «общество Альгемейне СС». А это были гигантские картели, пожиравшие всё и контролировавшиеся международным капиталом.

Именно это и случилось сегодня. Наднациональные корпорации просто подражают друзьям Германа Геринга: с точки зрения финансовых групп это те же самые люди, которые и привели Гитлера к власти!

Отвечая коротко: я это не рекомендую!

>

«Доллар падает, потому что США – банкрот»

Влиятельный американский экономист и политик, бывший претендент в кандидаты от демократической партии на президентских выборах Линдон Ларуш в эксклюзивном интервью «Родной газете» рассказал, почему он обвиняет администрацию Джорджа Буша в фашизме, и чем грозит миру обесценивание американских денег.[*]

3 декабря 2004 г.

РГ: Господин Ларуш, прежде всего я хотел бы узнать, какую связь вы видите между понятием фашизм и действиями кабинета Джорджа Буша?

Линдон Ларуш: Я не думаю, что сам президент знает, что означает фашизм. Но я уверен, что вице-президент Дик Чейни и люди вроде Джорджа Шульца (бывший госсекретарь США, один из ведущих финансистов страны, советник Джорджа Буша –прим. Родной ) знают, что это означает. Я же под ним разумею то, что, например, Шульц знает от своего отца: в 1920-1930-х картель международных финансистов, известный под названием «Синархистского интернационала», осуществил ряд фашистских государственных переворотов, начиная с переворота в Италии в 1922 году — усилиями банкира Вольпи ди Мизурата. И этот картель царствовал во всей Европе, до самой советской границы, в период до 1945 года.

Однако даже поражение в войне не устранило финансового влияния этой группы. Некоторых нацистов из системы вышвырнули, некоторых, в качестве жертв, наоборот, ввели — но перерезать финансовую подпитку гитлеровским идеям не удалось. Эти люди сегодня составляют «правое крыло» англо-американской системы. К примеру, убийство бывшего премьер-министра Италии Альдо Моро в 1978 году было осуществлено правым крылом натовской сети «Гладио», а эти ребята вышли из кругов генерала СС Карла Вольфа, который проводил операции в северной Италии в конце войны.

Сегодня мы на всех парах несемся к новому великому мировому финансовому кризису, подобно тому, что разразился в период 1918-1933 гг., после окончания Первой мировой войны. И те же самые финансисты, того же «розлива», снова пытаются создать империю, правда, под новым названием — глобализация. А это ни что иное как имперская версия фашистской мировой системы.

Россияне уже знают, что в мире доминируют интересы ряда стран, которые вовлечены в борьбу за источники сырья на планете. И Россия сегодня — один из главных сырьевых источников для этих стран. Все мы являемся свидетелями взлета цен на сырье, в частности, на нефть. Этот бум происходит из-за спекуляций и является признаком глобальной войны за контроль над мировыми запасами сырья. Они считают: кто контролирует сырье, тот контролирует будущее планеты.

РГ: Почему падает курс доллара?

Ларуш: США — банкрот: при нынешнем положении дел наш федеральный долг никогда не будет выплачен. Стоимость доллара по отношению к евро рухнула до 1,33. А в ближайшее время доллар скорее всего опустится до 1,60, если не ниже. Мы находимся в тисках великого валютно-финансового кризиса, и одновременно экономического кризиса. В таких условиях эта группа (Чейни, к примеру) пытается создать уже глобализированную диктаторскую систему.

Вот в каком мире мы живем. В этом мире кое-кого представительное правление больше не устраивает. Им не нужны республики, им нужна финансовая диктатура, поэтому они сейчас сражаются не на жизнь, а на смерть, чтобы сохранять свое влияние.

РГ: Получается, что сейчас в мире царит принцип разделяй и властвуй ?

Ларуш: Мы живем в настоящее «смутное время». Люди типа З.Бжезинского (бывшего помощника президента США по национальной безопасности — прим. Родной), и Блэра в Великобритании, — вспомним, что Блэр возглавляет фракцию либеральных империалистов Фабианского общества, — эти «либеральные империалисты» не собираются создавать правительства, даже марионеточные. Это видно на примере Ирака, где изначально целью было не захватить Ирак, а разрушить его. То же самое происходит на Северном Кавказе. Бжезинский и Р.Холбрук (американский дипломат –прим. Родной), которые номинально являются демократами, нацелены на разрушение России через дестабилизацию Северного Кавказа. Это уже произошло в Грузии, а теперь то же самое переносят и в Украину.

РГ: Как вы можете прокомментировать события в Украине?

Ларуш: Посмотрите на идиота Бжезинского — я не оскорбляю, это констатация факта. Так вот, идиот встал во время импровизированной встречи в Американском институте предпринимательства, состоявшейся по поводу недавних выборов в Украине, и произнес экспромт — злобную, хищную, идиотскую речь, которая, я уверен, взбесила людей из окружения Путина, и вызвала злобу как к США, так и демократической партии. Представьте себе, как президент России слушал подобную галиматью, зная, что Холбрук натворил на Балканах? Естественно, ничего кроме ненависти по отношению к США это не вызовет.

Эти люди стремятся развалить Украину, используя в своих целях все имеющиеся проблемы в этом регионе. Бжезинский еще в 70-х, когда был лидером «Трехсторонней комиссии» и выступал с этой же идеей, говорил о мягком подбрюшье СССР. Это он дирижировал моджахедами в Афганистане, создав новые проблемы, связанные с наркобизнесом, а также обеспечил плацдарм для операций на Северном Кавказе против России и соседних стран.

Усилия этих людей приведут к хаосу планетарного масштаба. Сейчас необходим спокойный уравновешенный голос, а ни в коем случае не вмешательство и указания извне, как себя вести Украине.

РГ: То есть, по вашему мнению, правительство США в настоящее время совершает в отношении России враждебные действия?

Ларуш: В каком-то смысле да. Им нужна мировая империя. Они говорят, что Россия должна отступить. Это физиократы — об экономике, настоящей экономике они не думают. Они думают только о власти, а сырье для них инструмент власти. Им нужна Сибирь с ее запасами. А Россию, по их задумке, надо опустошить до такой степени, чтобы она сама сдала свои экономические интересы.

Буш может сколько угодно говорить Путину: ты мне нравишься, но подразумевает-то он при этом «ты нам нравишься, но только лакеем, а не партнером». 11-е сентября используется в качестве предлога для дальнейших действий — дескать, это война с терроризмом и создание мировой системы безопасности.

РГ: Получается, что мы стоим на пороге новой мировой войны?

Ларуш: Не исключаю такой возможности. Но дело обстоит сложнее. Невозможно дать простой прогноз, события могут развиваться по-разному. Например, крупные долларовые инвесторы, такие как Китай и другие страны, начнут менять валюту. В том числе и Россия будет пытаться налаживать более тесное сотрудничество с Европой и другими странами. Деньги будут выводиться из долларовой зоны. И это исключительно защитная мера — весь мир в курсе стремительного обвала доллара. Некоторые страны предпочтут комбинацию различных валют, а не только доллары.

Но отток этого моря денег из США утопит денежно-финансовую систему страны. Сегодня для поддержания системы от краха необходим приток двух миллиардов долларов ежедневно. Взрыв «пузыря» цен на недвижимость последует и в Великобритании. Валютно-финансовая катастрофа набирает обороты, она приведет к величайшей экономической депрессии новых времен.

Если разумно подойти к этим проблемам, то можно найти выход, как это сделал Ф. Рузвельт, и избегнуть войны. В современном мире имеет место сочетание всех видов вооружений — от сверхмощного атомного и водородного до самых разнообразных асимметричных средств ведения боевых действий. Все, чему мы были свидетелями во всех конфликтах, последовавших после второй мировой войны, взятое вместе. Вот опасность, которая встала перед нами. Но есть альтернатива таким конфликтам, такому хаосу, если найдутся силы, которые объединятся и будут настаивать на проведении альтернативного курса.

РГ: Что ждет США?

Ларуш: Вы же следили за нашими выборами. Наблюдая выборы изнутри, — а я принимал в них участие в качестве представителя демократической партии, — я отметил целую полосу нарушений, повлиявших на результат.

США совершают безумные поступки, как это было с оккупацией Ирака. С США никто не хочет воевать — есть, наверное, отдельные люди, но не правительства. Однако, всему есть предел. Когда действия США ставят под угрозу само существование других стран, результаты могут быть самыми непредсказуемыми.


[*] Интервью с Линдоном Ларушем опубликовано в газете «Родной газете» от 3 декабря 2004 г. В настоящем переводе тех же отрывков из беседы корреспондента «РГ» с Ларушем, сделанном для размещения на сайте EIR, исправлены ошибки опубликованного в «Родной газете» перевода.

Статья опубликована в «Экономической газете», 19.03.98

АЛЬТЕРНАТИВА МОНЕТАРИЗМУ

Еще свежи в нашей памяти прозвучавшие на весь мир по Центральному телевидению слова премьер-министра Виктора Черномырдина о приверженности российского правительства монетаризму. В своем докладе на заседании правительства 26 февраля он заявил, что правительство, несмотря на критику, занимается монетаризмом, но плохо. «Значит, — подчеркнул премьер, — наше «правое монетаристское» дело будем доводить до конца».

Наглядным примером реализации замыслов правительства является широко рекламируемая «инициатива» губернатора Дмитрия Аяцкова получить денежные доходы от спекуляции землей Саратовской области, а также легализация им проституции как «важного» источника национального дохода.

Противники монетаризма (не только в России, но и на Западе) вскрывают пороки идеологии монетаризма, ее антинародный и спекулятивный характер, не имеющий ничего общего с реальной экономикой и служащей интересам крошечной по численности, но все еще весьма влиятельной финансовой олигархии.

Среди западных критиков этой порочной идеологии, паразитирующей на теле экономики, следует особо отметить роль и влияние известного американского экономиста, политика и мыслителя Линдона Ларуша. Широким кругам мировой общественности, в том числе и нашим соотечественникам, он известен своей подлинно гражданской честностью и бескомпромиссностью в борьбе против показухи и фальши, которые как метастазы насаждаются монетаристами в экономике, политике, науке, культуре и во всех сферах жизни современного общества.

Ларуш не только вскрывает пороки матерой мировой и только что оперившейся российской финансовой олигархии, но и разоблачает псевдонаучные способы, при помощи которых фабрикуется видимость «экономического роста», когда на самом деле происходит разорение производительных сил общества, грабежи унижение миллионов честных тружеников. Поэтому вместо дутых стоимостных показателей роста национального дохода за счет спекуляции, казино, проституции и других сомнительных источников Ларуш разработал методику использования натуральных (физических) экономических показателей для измерения наполнения «рыночной корзины» необходимыми человеку и обществу потребительскими товарами, средствами производства и услугами.

Научные труды Ларуша, в том числе переведенные на русский язык, являются «лучом света», пробивающимся сквозь мутный поток зарубежной книжно-журнальной и видеопродукции, наводнившей российский информационный рынок. Особенно пагубная роль в загрязнении интеллектуальной среды принадлежит учебной литературе по экономике.

В этих учебниках,озаглавленных по-американски «Экономикс», наука экономики преподносится лишь как наука о том, как можно разбогатеть. «Экономическое восприятие, — поучают авторы «Экономикс», — означает изучение того, как индивиды и институты принимают решения, основываясь на соотношении издержек и выгод». Другие стороны жизни человека и общества они оставляют «на долю других наук». Спекуляция в учебнике определяется лишь как «добровольная сделка, выгодная и покупателю, и продавцу». Это имеет «теоретическое оправдание» в том, что «рыночная система не имеет совести». Ни порядочности, ни нравственности, ни духовности нет места в «Экономикс».

У Линдона Ларуша принципиально иная точка зрения на экономику как науку: «Экономика — это не «экономикс». Экономика — это отношение человека к природе, отношение человека к вселенной. Это — способность человека к выживанию. Это — долговечность, это — культурные условия жизни, это — наука,это — классическое искусство, это — высокая духовность. Это то, чем является экономика. И это все мы отбросили. Мы беднее, значительно беднее, чем когда-либо прежде».

Ларуш критикует различные экономические школы и учения, в том числе марксистскую политэкономию. Но разрабатываемая им концепция физической экономики ориентирована на утверждение социальной справедливости и признание решающей роли государства в регулировании экономических процессов в обществе, особенно в кризисных ситуациях. В своем учебнике «Вы на самом деле хотели бы все знать об экономике?», изданной в переводе на русский язык в 1992 году, при анализе процессов производства и потребления он пишет: «С этой целью мы будем использовать часть той терминологии, которая стала широко известной благодаря марксистам.» (с.84). А в недавно изданной новой монографии «Физическая экономика» (М.1997) Ларуш признает, что «Маркс как экономист превосходит Смита и Давида Рикардо» (с.82).

Поэтому труды Ларуша, на наш взгляд, будут интересны и полезны представителям различных школ и направлений, заинтересованным в восстановлении разрушенной проводимыми «реформами» российской экономики.

Сегодня предлагаю фрагмент из его большой журнальной статьи под названием «Наука России: стратегическая оценка» в еженедельнике «Экзекьютив Интеллиджнс Ревю» (#32 от 8 августа 1997 г.). В этой статье кризис российской науки рассматривается в контексте глобального экономического коллапса.Ларуш показывает, что без здоровой экономики невозможно проводить осмысленную научную политику, которая, в свою очередь, играет решающую роль в экономическом развитии страны.

—Т.В.Муранивский, профессор

НАУКА РОССИИ:
СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА

Измерение экономической деятельности

Если затраты и выпуск в национальной экономике измерять принятыми в физической экономике натуральными показателями «рыночной корзины» применительно к инфраструктуре, производственной и потребительской продукции, то в нынешнем столетии не было такого отрезка времени, в течение которого хотя бы одна из ведущих промышленно развитых стран мира выдержала чистый экономический рост, кроме трех ситуаций: технологической мобилизации при подготовке к предвидимой большой войне; в процессе ведения такой войны; или при восстановлении разрушенного этой войной народного хозяйства. Единственная существенная поправка к этому утверждению состоит в том, что другим средством поддержания высоких темпов ведомого технологией роста производительных сил труда для экономики в целом оказались высокоинтенсивные программы космических исследований, сопоставимые или даже превосходящие ведомые наукой военные программы как таковые.

Переходный период от Советского Союза к России, начавшийся после 1989-91 гг., содержит все признаки такого рода научно-экспериментального процесса. Именно с этой точки зрения надо исследовать экономическую реконструкцию России. Именно с этой точки зрения должны быть определены приоритеты научной политики России...

Используемые для этого измерения «рыночные корзины» определяются в расчете на единицу рабочей силы, взятой в целом, на домохозяйство и на квадратный километр соответствующей площади на поверхности Земли. Имеется три основные типа «рыночных корзин»: инфраструктура, имущество производителей и имущество домохозяйств. Содержимое «рыночных корзин» подразделяется на две основные группы: «твердое» (продукты материального производства, необходимые для повышения производительных сил труда) и «тонкое» (образование и связанное с ним культурное, здравоохранное и научное обслуживание)...

Этот подход к ведомым наукой военным и другим, связанным с ними «чрезвычайным программам» экономического развития, был привнесен в современную практику из Франции, со времен знаменитого «Организатора победы» Лазаря Карно при сотрудничества со своим бывшим учителем и другом Гаспаром Монжем. Подход Карно к «ведомым наукой» программам получил дальнейшее развитие в США при президенте Аврааме Линкольне, в результате чего в 60-70-е годы в Соединенных штатах была создана наиболее развитая в мире экономика. Именно эта модель была применена в Германии после 1876 года. Эту модель США передали также России Александра II — своему надежному союзнику, России Д.И.Менделеева и графа Сергея Витте. Именно эта модель (в несколько ограниченном виде) была возрождена в США для их участия в первой мировой войне и в более полной форме — во второй мировой войне. Эта модель была также присуща советскому военно-научному промышленному сектору. Именно она явилась моделью ведомых наукой космических программ...

При расчете эффективности «ведомой наукой» «чрезвычайной программы» военного характера надо определить баланс между полученными расчетным путем потерями экономики от затрат на разрушающуюся и выходящую из строя военную продукцию и доходами той же экономики, полученными благодаря «переливу» передовой технологии через машиностроительный сектор в продукцию и в производственные процессы экономики в целом. Итак, как показали расчеты,проведенные в 70-е годы, затраты на космическую программу США в 60-е годы составляли лишь незначительную часть чистого роста национального богатства,полученного страной благодаря «переливу» космических технологий, разработанных по «чрезвычайным программам», в экономику США в целом.

Достижения ведомого наукой военно-промышленного сектора России были выдающимися, но при одной существенной оговорке. Все было драматизировано относительно убогим состоянием советской экономики за пределами военно-промышленного сектора. Каждый, кто обладает информацией о достижениях советской науки в военном, аэрокосмическом и связанных с ними секторах экономики, может без труда признать, что советские неудачи вовсе не были ошибками советской науки, а скорее результатом болезненно упорного сопротивления невоенного сектора советской экономики действиям, направленным на обеспечение высоких темпов технологического прогресса.

Высокие темпы «перелива» в гражданские отрасли экономики, которые были осуществлены в США или, например, в Германии, ни в коей мере не были результатом применения «модели Адама Смита». Все было прямо-таки наоборот.Лучшие достижения в таком «переливе» в США, причем наиболее выдающиеся, или опыт временного излечения экономики Франции от бальзаковской болезни, достигнутого во время четвертой республики при президенте Шарле де Голле, небыли продуктами политики «свободного рынка», а прямо противоположной: успехи были плодом традиций дирижизма Кольбера-Карно (дирижизмом обычно называют индикативное планирование, отличающееся меньшей жесткостью от применяемого в СССР императивного планирования —Т.М.).

Метод, обеспечивший успехи военных и космических «чрезвычайных программ» США в ХХ столетии, состоял в том, что на период защиты национальных интересов «свободная торговля» была всегда ограничена дирижистскими рамками. По этому методу доступные капиталы и кредиты следует вкладывать в научные «чрезвычайные программы», включая большие вливания в машиностроительный сектор, особенно в конструкторский сектор машиностроения, чтобы ускорить крупное вливание капитала в развитие общественного сектора базовой экономической инфраструктуры и обеспечить высокий уровень капиталоинтенсивного и энергоемкого способа взаимосвязи, начиная с науки и машиностроительного сектора и вплоть до их усвоения промышленностью в целом. Кредитный контроль и другие решительные меры правительства были направлены на то, чтобы помешать Уолл-стриту разрушать экономику привычными для него способами. Большие экономические депрессии в США наступали тогда, когда заканчивался период аварийных мер. Как только Уолл-стрит освобождали от оков дирижизма, то как правило наступал экономический коллапс и разрешалось старым паразитирующим монетаристским методам вернуться обратно.

Дефект советской экономики — не в отсутствии должного внимания к «свободной торговле». После более внимательного изучения экономической истории как царской России, так и Советского Союза, начиная с последствий агрессии Британии и Франции в так называемой «Крымской войне», через ракетный кризис 1962 года, только идиот мог бы искренне отрицать,что всегда прогресс достигался в тот период, когда доминировал дирижизм, который неоднократно спасал Россию и советские республики от полуколониального положения или от полного уничтожения. Относительно худшее экономическое положение советской системы в целом связано с социальным, политическим и особенно с разрушительным культурным грузом традиций. Эти взаимосвязанные формы сопротивления прогрессу создавали препятствия использованию невоенным сектором перелива ведомых наукой форм дирижизма из военных и космических секторов. Идеология «свободной торговли», все шире рекламируемая в последнее время, продемонстрировала еще раз свои магические силы, способные делать все самое худшее где бы то ни было, хотя, кажется, эти силы уже истощаются.

Как перестроить экономику

...не может быть здравомысленной политики и здравомысленной стратегии, кроме той, которая, во-первых, намерена изменить этот политический курс и, во-вторых, сконцентрировать внимание на том, какие меры следует предпринять, чтобы приступить ко всеобщей реиндустрализации нашей планеты. Только в этом глобальном повороте к реиндустрализации сохраняется шанс для выживания России. Любые другие альтернативы непродуктивны и, возможно, просто фантастические. Важно, чтобы потенциал бывшего Советского Союза сыграл существенную роль в таком глобальном процессе реиндустрализации, особенно в Евразийской части мира, т.к. только здесь находятся истинные стратегические интересы России, а истинные стратегические интересы мира зависят от беспрекословного признания такой роли России...

Заимствуя опыт Японии примерно десятилетней давности, мы могли бы в полной мере применить его к «наукоемкому экспортному сектору» экономики России.

Чтобы добиться этого, необходимо соединить национальную политику в области образования, учебные программы и институты России с ведомыми наукой институтами, а эти ориентированные на миссионерские функции ведомые наукой институты следует направлять в нишу быстро расширяющегося конструкторского сектора машиностроения. Чтобы заточить выщербленное лезвие научного прогресса, следует возобновить и существенно расширить космическую программу России. Иными словами, опорой экономического возрождения России и других стран, ранее находившихся в составе Советского Союза, станут наукоемкие виды товаров производственного назначения и соответствующий экспорт в Евразию, а также в Африку с обнадеживающими перспективами. Концентрация национальных и интернациональных кредитных ресурсов в международные и национальные проекты, в которых участвует или присутствует Россия, обеспечит создание денежно-кредитного механизма и укрепит торговлю.

Кроме крайне необходимой мобилизации, исключительно важным является выбор пути, на который вступила Россия вместе с другими странами, заботясь о своей экономике. Тут потребуется радикальное изменение менталитета, отказ от основополагающего предпочтения денежной ориентации в пользу приоритета физико-экономической ориентации. На смену приоритета вещей должен будет прийти приоритет изменений, т.е. технологическое совершенствование продукции и процессов, а также постоянное повышение физико-экономической производительной силы труда, благодаря внедрению научно-технологических достижений. Важно также способствовать переходу ... к общественным отношениям, основанным на рассматриваемых нами идеях.

—Линдон Ларуш (CША)
   авг. 1997



http://www.larouchepub.com/russian/

Сайт Executive Intelligence Review (EIR)

Работа Л. Ларуша "ФИЗИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИКА"

Версия для печати [Версия для печати]




Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница