Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N8, ноябрь 2003 года

Троцкий в Мексике (часть 3)

У. Чейз

Окончание. Начало см. в №№5-6

Как провести грань между этими интересами Троцкого и его политическими амбициями? — это еще один вопрос из головоломки для историка. Как интерпретировать поведение людей, когда оно неотделимо от их идеологических убеждений?

Учитывая, что консульство США в Мексике мало что могло сделать для усиления безопасности Троцкого в Мексике и что значительная часть данных, переданных им Макгрегору, не имела прямого отношения к расследованию обстоятельств исчезновения Харта, резонно предположить, что Троцкий всячески стремился поставлять американцам информацию для того, чтобы доказать им свою ценность в качестве осведомителя, называя действующих и возможных советских агентов в Мексике и США, которые, как он предполагал, угрожали его безопасности. 22 августа именно такой агент, Рамон Меркадор, убьет Троцкого, раскроив ему ледорубом череп ...

3 сентября Дж.Хансен посетил Р.Макгрегора в американском консульстве и сообщил ему о существовании трех неопубликованных работ Троцкого — о мексиканской печати, Коминтерне и ГПУ — и пообещал передать их ему. На следующий день Хансен вручил их Макгрегору вместе с секретным меморандумом о беседах между «руководящим сотрудником Четвертого Интернационала в Нью-Йорке и «W», видным деятелем Четвертого Интернационала», в которых затрагивался ряд вопросов, связанных с убийством Троцкого[1]. Через пять дней Хансен передаст Макгрегору новые материалы, найденные им в письменном столе Троцкого и касающиеся ряда лиц в Мексике, США и во Франции ( некоторых из них он подозревал в принадлежности к советской агентуре)[2].

Очень просто было бы объяснить передачу Троцким данных о предполагаемых коммунистах и агентах Коминтерна в консульство США как попытку способствовать выявлению и задержанию тех, кто был ответствен за майское нападение и убийство Харта. Никто, видимо, не мог бы осудить его за это. Но, учитывая, что значительная часть этой информации вряд ли могла быть использована в расследовании майских событий, такое объяснение не выглядит исчерпывающим. Поэтому напрашивается и другая трактовка контактов Троцкого с консульством США, связанная с его политической деятельностью в Мексике.

С начала 1937 г. по начало 1939 г. Троцкий и его сторонники усиленно добивались для него визы на въезд в США. Эти усилия обычно предпринимались под фальшивыми предлогами и с ведома Троцкого. Попытки Столберга и Лафоллет в 1937 г. обеспечить ему въезд якобы по состоянию здоровья, безусловно, в действительности мотивировались их стремлением дать Троцкому возможность выступить перед Комиссией Дьюи в Нью-Йорке или, по крайней мере, создать прецедент для выдачи ему в будущем вида на жительство в США. В марте 1939 г. Троцкий писал товарищу по партии: «Ваше предложение прислать сюда американского врача несвоевременно. Ничего нового нет, за исключением обострения хронических неладов. Общее название моего заболевания — «шестой десяток», и я не уверен, что у вас в Нью-Йорке найдется специалист по такой болезни»[3]. Когда медицинские обоснования оказались неубедительными, Троцкий изменил тактику и совместно с Глассфордом и Американским союзом защиты гражданских прав вновь использовал ту же мотивировку, что и в 1933 г., — для проведения исторических исследований.

В конце 1939 г. Троцкий принимает приглашение от Комитета Дайеса, дававшее ему шанс разоблачить сталинизм, призвать к революции и остаться с женой в США на шесть месяцев по соответствующей визе. Эта готовность Троцкого помочь Дайесу в антикоммунистической и антирабочей «охоте на ведьм», какие бы мотивы он при этом ни приводил, безвозвратно подорвала доверие к нему со стороны его бывших друзей в Америке. Он либо недооценивал негативные политические последствия своего решения, либо был одержим страстным желанием разоблачить Сталина, либо же ставил свои личные интересы выше партийных и классовых, за которые он, по его утверждению, боролся. С декабря 1939 г. в хлопотах о визе Троцкий вынужден рассчитывать только на собственную изобретательность. В декабре 1939 г. Троцкий понимает, что госдепартамент США против его визита, но виза, выданная американскими властями Ривере. несколько оживила его надежды. Добиваясь благосклонности США, он меняет свою тактику. Обвинения, выдвинутые Троцким против его врагов в Мексике, вынудили их перейти к обороне. Троцкий полагал, что, возможно, они будут поставлены вне закона. Это могло усилить его безопасность и дать ему возможность остаться в Мексике. Передавая американскому консульству информацию об общих врагах, будь то мексиканские коммунисты или советские агенты, Троцкий рассчитывал доказать свою ценность для правительства США. Для него, оказавшегося летом 1940 г. в ловушке, такая тактика сулила возможность успеха, ни к чему особенно не обязывая.

К сожалению, мы ничего не знаем о намерениях Троцкого в тот период, поскольку он никогда не говорил о них открыто. Историки всегда сталкиваются с такими проблемами, когда пытаются интерпретировать действия исторических деятелей. Отсутствие свидетельств об их намерениях порождает взаимоисключающие трактовки, а нередко и острую полемику. Доказательства, приводимые здесь, можно истолковать и как стремление Троцкого объективно способствовать «силам реакции», ставя собственные интересы во главу угла. Но рассматривать подобные интерпретации в рамках данной статьи не представляется возможным.

Итак, подчеркнем два момента, на которых строится это исследование. Первый: политическое поведение Троцкого по отношению к АКЗЛТ, Социалистической партии США, Комиссии Дьюи и Комитету Дайеса проистекало из непонимания им специфических и вместе с тем весьма важных аспектов американской политической жизни и политической культуры. В случае с убежденным революционером, сформировавшимся в условиях уникальной политической культуры российской социал-демократии и большевизма, это едва ли удивительно. Опыт и знания, приобретенные Троцким в лоне этих движений, оказались бесполезны в Америке. Использование любого общественного форума для пропаганды своего дела, а также для разоблачения врага было отличительной чертой политической тактики Ленина, Троцкого и Сталина. Троцкий, правительство США, члены АКЗЛТ и Комитет Дайеса могли иметь общего врага — Сталина, но непоколебимая приверженность Троцкого своим революционным убеждениям и методам делали тщетными все попытки обратить это ему на пользу. Правительство США опасалось его революционной философии. Друзья Троцкого из числа американских либералов и радикалов, для которых средства были столь же важны, как и цели, разочарованные его сектантской тактикой, оставили свои попытки помочь ему. Тактика, столь эффективная в революционной России и СССР, не сработала в Америке.

Второй момент. Старания Троцкого получить разрешение на въезд в США должны рассматриваться в свете стоявшей перед ним необычной дилеммы. Троцкий был загнанным человеком, объектом непрерывного политического преследования со стороны Москвы и коммунистов, мишенью для политических убийц. Он обоснованно боялся за свою жизнь. Но вместе с тем он был символом идеологического движения — троцкизма, который давно ненавидели и в Вашингтоне, и в Москве. Если судить по обычным меркам, его готовность выступить с показаниями перед Комитетом Дайеса и передать информацию «империалистическому» правительству в надежде получить за это визу может быть расценена как лицемерие. Для самого же Троцкого личные интересы и политические помыслы совпадали. Как провести грань между этими интересами Троцкого и его политическими амбициями? — это еще один вопрос из головоломки для историка. Как интерпретировать поведение людей, когда оно неотделимо от их идеологических убеждений?



[1] О встречах, состоявшихся 3 сентября, см.: National Archives, RG84. Memorandum for the File written by Robert G. McCregor, September 4, 1940. О встрече 4 сентября и четвертом меморандуме о международных отношениях см.: там же. G.P.Shaw to Secretary of State, September 4, 1940 «W» — Уиттэкер Чемберс.

[2] National Archives. RG84. McGregor R.G. Memorandum of Conversation. September 14, 1940.

[3] Trotsky Archive. L.Trotsky to J.Glenner. March 31, 1939.

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (0)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница