Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 4\5 (28\29), апрель-май 2005г

Политическая антропология Победы

Ю.В. Громыко

Антропология состояния Победы - это всегда антропология преодоления смерти. Именно в этом зазоре при воспроизведении данного состояния руководители государства и оказываются способны сформулировать и поставить общенациональные стратегические цели. Без воспроизводства состояния Победы государственный руководитель не способен сформулировать цели развития страны.
К 60-летию Великой Победы

Мёртвые сраму не имут…

Политическая антропология Победы.

Глава из книги “Политическая антропология. Самоопределение русских в условиях глобализации”

Так почему же нам так важен этот самый праздник Победы?

Неужели мы не устали от застолий и длинных каникул, ненапряжённого полурасслабленного существования и от механического истязающее- тупого бизнеса, от своеобразного “вкалывания” на фазендах, о работе на которых печётся лидер “Родины”?

Всё громче, всё более тускло и как-то все более и более самоуничижительно звучат призывы к тени Сталина. Народ готов заново себя загнать на Голгофу и муку, только бы восстановить достоинство и самоуважение к себе как нации. Хотя взывание к тени Сталина - это соблазн. Сталин значим и велик в святом ушедшем прошлом. Оставим его там в нашей памяти и не будет взывать к его тени в настоящем!!! Потому что у сегодняшних имитаторов Сталина ничего не останется от него, кроме тупого деспотизма и страсти к самовыражению. Копия всегда бледнее и смешнее оригинала.

В чём же заключается значение и смысл этого выдающегося и замечательного праздника? Праздник Победы – это на сегодня единственный праздник общенародной идентичности русского народа в семье с другими народами.

В замечательном празднике Победы есть семь важнейших смысловых ядерных фокусов:

  1. Праздник Победы связан пробуждением религиозного чувства и диалога с мёртвыми, которые и образуют ценность нашей земли, на которой мы живём. Победа- это Радуница. Именно во время Победы мы разговариваем с тенями своих прадедов и дедов, никому неизвестных мальчишек и девчонок, православных воинов, которые умерли за Россию. Подготавливая себя к состоянию Победы в период жесточайших поражений, наши войны услышали голоса своих умерших предков – оттуда “из загробного” измерения. Об этом прекрасно написал прозревший в этот период К. Симонов:
  2. Как будто за каждою русской околицей,

    Крестом своих рук ограждая живых,

    Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся

    За в бога не верящих внуков своих”.

  3. Праздник Победы – есть праздник всенародной мобилизации, единения всех народов ради единой общей выстраданной цели. Благодаря Победе каждый из нас и все мы вместе проверяем величием мобилизующего общенародного деяния свои устремления и свои мысли.
  4. Праздник Победы есть праздник единства поколений, поскольку только выродок, человек, не принадлежащий русскому Духу и российскому народу отделён стеной непонимания от этой даты и не празднует это замечательное событие, сводя его, например, исключительно к сталинскому тоталитаризму. Именно во время этого праздника заветы дедов передаются внукам, а внуки намечают для себя горизонты и перспективы, которые достойны памяти их предков. Праздником Победы меряется эффективность или наоборот беспомощность РОССИЙСКОЙ ПЕДАГОГИКИ как невозможность передать от одних поколений другим святость данного события.
  5. Праздник Победы есть почитание особой, важной для русских ратоборческой святости- геройства, воинских подвигов как искупления своих грехов, грехов своего рода и грехов нации в неравном бою с врагом перед лицом смерти.
  6. Праздник Победы есть восстановление архетипа русской удали, святого счастливого мига, когда всё возможно, поскольку в этот момент выхода и прямого обращения к горизонту смерти в вечности, возникает счастливый миг абсолютной личной правды, понимания, ради чего ты живёшь.
  7. Праздник Победы есть прямой выход русских в мировую историю, поскольку русский народ, прошедший через всю Европу и освобождавший Азию от нацизма и фашизма после этого уже больше не может мыслить локально. Он мыслит и действует глобально, всемирно-исторически, кафолично. Думающий русский человек, оказавшись в эмиграции, всегда прорывался к всемирному смыслу существования России - это подвиг русской религиозной философии в изгнании. Победа - это такой же прорыв.
  8. Праздник Победы есть форма идеологического единения, способ заклятия идеологических распрей и крамолы. Русский офицер, почитатель царской семьи убитой и разодранной на кусочки в Ипатьевском подвале, либерал, поклоняющийся правам человека и большевик-социалист, отстаивающий социальную справедливость, в этот момент перед угрозой уничтожения единого национального государства откладывают в сторону свои разногласия. Вспоминается оценка К.Марксом “Слова о Полку Игореве” - призыв русских князей к единению перед самым нашествием монголов.

Как в случае сложного стереоскопического зрения мы получаем в празднике победы единое переживание всех этих разных смысловых фокусов как единого целого. В нас запечатлевается целостное переживание этого праздника. Но каждое из этих пространств понимания произошедшего, если нужно, мы можем развернуть.

22 миллиона погибших наших соотечественников - это 22 уничтоженных города- миллионщика, в которых за прошедшие с начала Великой Отечественной войны 65 лет могло родиться ещё в два раза, пять раз больше русских людей. В какой- то мере мы все живём только постольку, что они умерли за нас. Мы живём за счёт погибших героев. Многие из них до сих пор не захоронены и не имеют могил, на которые могут приходить их родственники. И в День Победы, если мы захотим мы можем слышать голоса этих людей, которые ушли, для того, чтобы в России и во всём мире продолжалась жизнь. Эти погибшие наши соотечественники призывают нас к геройству, они не дают нам жить просто так. Именно поэтому нам говорят: “Обогащайтесь!”, и отлучают нас от геройства Победителей. Именно поэтому нам говорят: Россия никогда больше не будет сверхдержавой, и закупоривают нас в пустых и тухлых стенах общества потребителей. Вполне может быть, что России и не надо быть Миродержавной Держимордой- World Power, не надо трогать поляков, прибалтов и “всяких там прочих шведов” (В.В.Маяковский). Но занятие позиции мирового лидера нашей стране вполне по силам, да и как же без этого жить?

Делается всё, чтобы не дать русскому народу занять лидерскую позицию в мире. Именно за позицию лидера, того, кто задаёт стиль жизни, ведётся настоящая жесточайшая борьба. Поскольку, если США перестанет, считаться мировым лидером, то мировая финансовая система, построенная на особой функции и роли доллара, тут же рухнет. Каждый день в страну не будут поступать для вложений в ценные бумаги американских компаний для покупки акций на Нью-Йоркской биржи 300 млн. $. Для прагматичных американцев проблема лидерства тут конвертируется в проблему устойчивости финансовой архитектоники. Стоит осознать, что Америка не задаёт и не определяет стиль жизни, не создаёт новую моду на то, как жить; следует знать, что американцев больше всего сегодня, как утверждает Линдон Ларуш, интересует новые формы сексуального извращённого опыта, и глобальная пирамида мировой власти если и не рухнет, то сильно подкосится.

Так что же такое антропология Победы? Это антропология тотального результирующего конечного действия здесь и теперь. Действие должно состояться и дать финальный конечный выигрыш. В случае антропологии Победы не может быть постепенной подготовки, когда невозможно ответить самому себе и другим на вопрос, а для чего в конечном счёте это делается. Антропология Победы – это нацеленность на главное, на центральный главный суммирующий итог – бессмертие народа и страны.

Это состояние описывает очень интересно гениальный русский философ-мистик Е.Л.Шифферс, утверждая, что всякий одарённый человек, решая любую задачу, слушая бессмертную музыку, повторяя слова спасительной молитвы, которые задолго до него придумали ушедшие святые, рассматривая гениальную картину, забегает в своём сознании в смерть и ставит перед собой всего одну проблему: как преодолевается смерть? Она преодолевается в человеческой памяти грядущих поколений, через духовное прозрение и обретение личного бессмертия, через создание условий для бессмертия своего рода и т.д. Можно утверждать, что все живущие сегодня на земле существа и общностные организмы семьи, роды, народы, нации бережно окутаны мыслью предшествующих поколений, заботившихся о нашем с Вами бессмертии. Поэтому Антропология состояния Победы это всегда антропология преодоления смерти.

Именно в этом зазоре при воспроизведении данного состояния руководители государства и оказываются способны сформулировать и поставить общенациональные стратегические цели. Без воспроизводства состояния Победы государственный руководитель не способен сформулировать цели развития страны. Если у страны нет целей, это значит, что ею правят люди, которые воспроизводят антропологию пораженцев. Они придавлены развёртыванием происходящих событий и у них нет собственного плана кампании.

Эти цели развития страны обязательно множественны. Не может быть одной цели по типу наша цель коммунизм. Хрущевское колбасное счастливое будущее, каким бы оно ни воспринималось сегодня светлым на фоне нищеты огромного числа регионов, являлось тупиком, подкосившим страну накануне маразматизирующего брежневизма. Но именно в период хрущевистской оттепели страна разучилась заниматься целеполаганием. Поскольку до этого за страну мыслил и целеполагал мозг одного человека, который заставил поверить всю страну в его исключительной необходимости и всесильности. Нам представляется в этом месте убедительной и интересной точка зрения учителя Г.О. Павловского – Гефтера, утверждавшего, что культ личности Сталина был основан на особом способе навязывания своей исключительности населению всей страны. Антропология культа личности есть антропология особого консциентального пленения сознания многих миллионов людей, искренне верящих в непогрешимость одного человека. Освобождение от подобного пленения и своеобразные каникулы на целеполагание (которые, видимо у государственных мужей продолжаются до сих пор???) привели к тому, что стратегические цели развития страны так и не сформулированы.

Именно в этом контексте нам представляется принципиально новаторской и подвижнической работа чл.-корресп. РАН, директора института социально-политических исследований В.Н.Кузнецова, связанная с попыткой сформулировать двуединую цель нашего государства – обеспечение безопасности и благополучия населения Российской Федерации. То, что В.Н. Кузнецов называет двуединой целью, является телеотехническим принципом, который может быть развёрнут в множество целевых определений. Этот телеотехнический принцип – принцип, определяющий постановку целей, может быть конкретизирован не в среде целеполагания, а в работе своеобразного ГЕНШТАБА, ставящего задачу создать иерархию программ деятельности развития страны. Данный принципиальный телеотехнический принцип требует затем его конкретизации и необходимости развернуть постановку конкретных целей, обеспечивающих развитие страны и её неостановимую победу с выходом в позицию мирового лидера. Развёртывается данный целевой принцип в целую систему иерархизированных целей, за которым стоят связки множества деятельностей и формы их организации.

Подобный тип целеполагания отнюдь не означает построение нового Госплана, который должен подменить собой стихию самоорганизующихся рынков. Предполагается, что стихия рынков в России сложилась и вот теперь в условиях этой кафкианской хаотической стихии и необходимо осуществлять целеполагание. Это очень важный момент: принцип целеполагания не подменяет собой и не замещает собою рыночных процессов. Целеполагание выстраивается поверх этих процессов на основе их рефлексии и превращения в предмет целенаправленной проработки.

Мы не собираемся ни в данной главе, ни в данной книге конкретно развёртывать всю структуру целей и иерархий деятельности, обеспечивающих работу потенциального (виртуального) Штаба Русского Лидерства и русской Победы. Укажем лишь на ряд важнейших ограничений и определений.

В настоящий момент намечается заключительная либеральная атака членов правительства Фрадкова (Греф, Кудрин) и советников Президента (Илларионов, Дворкович) на население России. Весь ужас положения состоит в том, что сам Путин говорит от имени сильной целеустремлённой суверенной страны мультиэтнического национального государства, а члены Кабинета от имени либерального мирового правительства, для которых не существует национальных государств. Поэтому все ходы по выстраиванию самостоятельной сильной Российской субъектности тут же погашаются и разрушаются мерами и планами членов правительства. Основная задача состоит сегодня в том, чтобы разрушить единый инфраструктурный принцип социальной политики (политики здравоохранения, высшего образования), сделав их тотально платными, и систем расселения, раздробив территорию России на зоны, которые могут вести самостоятельную деятельность с любыми странами мирами, став автономными точками роста. Обе этих меры означают окончательную дезинтеграцию нации и дезинтеграцию территорий. Этому может противостоять только план единого инфраструктурного действия высшего образования, соединённого с развитием прорывной фундаментальной науки и проектами создания новых производственно-технологических площадок.

Важнейшим моментом является сохранение территориальной целостности России для наших потомков. Это означает, что вся территория страны должна перестать быть бесхозной, она должна быть раскартирована и работать. Заставить территорию страны работать – это не означает, что нужно распродавать землю в частную собственность через подставных лиц. Это не означает также разделить территорию страны на перспективные зоны, которые могут обрастать экономическими связями и богатеть, и бесперспективные зоны, которые будут превращены в районы социально-экономического бедствия. Нацелить новую Российскую экономическую элиту на то, чтобы выдрать и обособить страновые куски как личные вотчины для участия в процессах глобализации, растравив их амбиции, очень просто. При этом остальному населению страны будет сказано: эти неостановимо богатеющие территории будут для Вас примером. НО мы всё уже этого проходили. Это всё равно, что отодрать нефтедобывающую отрасль от всего народного хозяйства и потом сказать академической науке: сверхприбыли нефтедобывающей отрасли послужат для Вас образцом для подражания. Подобный способ действия закончился разрушением фундаментальной науки, разрушением целого ряда небольших сибирских городков и прекращением геологоразведки в нефтедобывающей отрасли.

Что же выполняет функцию скрепы, является геополитическим принципом удерживающим Россию в целом как единое целеустремлённое государство? Это – идея геополитического странового моста с коридорами развития из Европы в Азию, объединяющего Старую Европу с Китаем, Индией и Ираном. Но если не будет продумана функция каждого элемента странового моста по отношению к другим элементам, с одной стороны, а также по отношению ко всей остальной территории России, то мы столкнёмся с проблемами современного Китая. Богатые, быстро богатеющие южные провинции Китая и бедный неразвивающийся Север грозят дезинтеграцией единому государству. Именно в связи с подобной угрозой у Китая и появились программы ускоренного развития старых индустриальных баз на севере.

Высокие мировые цены на нефть и металлы позволяют России сделать значительные накопления, которыми необходимо правильно распорядиться. Эти деньги должны быть вложены в технологическое перевооружение страны и построение новых промышленных производств на основе прорывных технологий. Должны быть созданы исследовательско-технологические центры, обеспечивающие прорыв к технологиям следующего поколения. Следует принять, что мы сегодня должны сменить сам принцип развития: на место индустриализации и сверхиндустриализации, связанной с построением промышленных гигантов должен придти принцип проектирования и создания мультимодальных гибридных инфраструктурных сред, объединяющих в своём устройстве транспортную, энергетическую, технологическую, информационную и поселенческую инфрастурктуры. Проектирования и создание подобных инфраструктур создаёт условиях для освоения всей территории Евразии. Мультимодальные гибридные инфрастурктурные среды должны быть организованы в виде модулей как минимум пяти типов :

Модули, из которых могут формироваться и складываться коридоры развития, пронизывающие всю Россию, это – зоны формирования следующего техно-социокульутрного уклада, предполагающие включение в эту работу Францию, Испанию, Германию, с одной стороны, а также Китай, Индию и Иран. Из этих модулей должны быть собраны единые коридоры развития по всей Евразии.

Модули модернизированных систем старого промышленного производства и ресурсной промышленности.

Модули формирования межрегиональных и макрорегиональных торговых площадок для участия представителей малого бизнеса.

Модули освоения биоресурсов и агро.

Наконец рекреационные и резервационные модули территорий, которые должны быть сохранены в неприкосновенности как заповедники.

На основе подобной бластульно-модульной организации вся страна должна быть раскартирована.

Модули коридоров развития являются зонами долгосрочных вложений, а не зонами сиюминутной сегодняшней прибыли. Поэтому предложения отодрать от дотационных регионов зоны ускоренного формирования богатства прямо противоположны

Они, с одной стороны, должны, создаваться на основе единого специально- разработанного стандарта организации модулей такого типа, с другой стороны, должны быть выделены направления специализации:

Новая социокультурная научно-технологическая революция связана с обязательным вхождением в новые структуры вещества и энергий, с изменением форм организации самих технологий, а не просто с переставлением неизменных клеточек – финансовый капитал, торговый капитал и т.д.

Хорошо понятно, что Победа России в сегодняшних условиях это выдвижение научной методологии и предъявление конкретных образцов следующего этапа социокультурного развития для всего мира и включение в эту деятельность представителей всех государств земного шара, прежде всего государств Старой Европы (Франции, Германии, Испании) и Азии ( Китая, Индии, Ирана).

Собственно с позиции антропологии состояния Победы отчётливей становится очевиден и результат решения второй, намеченной В.Н. Кузнецовым, важнейшей задачи формирования идеологии примирения во имя будущего страны. Для решения этой задачи необходимо остановить идущую подспудно, под кожными покровами государства продолжающуюся “тёплую” гражданскую войну. Одарённость и невероятную чувствительность данного исследователя к проблемам государственной безопасности мы видим как раз в том, что он очень точно почувствовал, что гражданская война в России не закончена, а, возможно, лишь набирает обороты. Россия в 20 веке прошла через возможные идеологические типы государственных систем ( монархия, парламентская республика, идеократическое тоталитарное государство, президентская республика), оставив в результате этих переходов группы не сдавшихся побеждённых – монархистов, либералов, коммунистов. Не предъявленная нашим президентом и Правительством идеология строительства Российской государственности в 21 веке с чётким обращением и задачами для каждой из этих групп создаёт условия для противопоставления и борьбы до победного конца, то есть до гибели России. С точки зрения антропологии Победы, задача состоит в том, чтобы очертить государственнический контур единой общероссийской идеологии, внутри которого найдётся место и либералам, и социал-демократам, и традиционалистам- патриотам, за контур же должны быть выведены лишь маргинальные непримиримые идеологии социальной вражды и взаимной ненависти. Исследователь совершенно справедливо считает, что общая идеологии компромисса и примирения должна образовывать своеобразную ценностную матрицу жителя Росси, имеющую единый набор ценностей. Иерархия этих ценностей меняется с возрастом человека, но сам набор ценностей остаётся одним и тем же. Такой взгляд на идеологию максимально приближает её к строению мировоззрения. А 21 век и будет веком конкуренции и состязательности здоровых мировоззрений – это главная форма борьбы за мировое лидерство в 21 веке. Человек, не имеющий ценностной опоры, перестаёт сохранять идентичность традиции, он покидает ареал обитания в зоне влияния определённых культурных образцов и устремляется к поиску новых ценностей. Фактически, перед нами на лицо новый номадизм идентификационное кочевничество. Для укоренения и проживания целого ряда ценностей необходимы специальные аксиопрактики (О.И. Генисаретский), позволяющие выявить ценностное самоопределение человека, казалось бы, в нейтральных, ценностно не окрашенных ситуациях.

Проведение своеобразного контура сферы, очерчивающей границы государственнической идеологии России, позволяет перенаправить основные типы идеологий из столкновения друг с другом на борьбу с внешними антироссийскими типами идеологий. В результате проведения подобного контура нам необходимо различить либеральную Российскую идеологию и либеральную идеологию как таковую, социалистическую российскую идеологию и идеологию социал-демократии, идеологию коммунизма безотносительно к российским интересам, российскую консервативно-традиционалистскую патриотическую идеологию и консервативную идеологию, взятую безотносительно к интересам и возможностям сегодняшнего Российского государства. Можно очень кратко сказать, в чём мы видим основные задачи Российской либеральной идеологии, российской социалистической идеологии и российской консервативно-традционалистской идеологии.

Задача Российской либеральной идеологии состоит не в защите абстрактных “средневзвешенных” гражданских прав человека от произвола государственной бюрократии и чиновничества безотносительно к той среде, в которой родился и живёт данный человек, но в поддержке тех этнических конфессиональных общностей, того символического мира, в которых сформировался данный конкретный человек. Человек, который будет отчищен от символических сред общения с другими этносами, представителями других культур и конфессий, превратится в своеобразного стерилизованного биоида. Следовательно, проблема либеральной Российской идеологии состоит в поддержке самодеятельности и субъектности человека и общностей, в которых он живёт, в условиях сохранения конкретной уникальной жизнедеятельностной среды, социокультурного гумуса, почвы”, организация которой не может быть нарушена путем подведения человека под абстрактного носителя всеобщих прав и свобод. Данный подход находит своё последовательное выражение в идее экологии культуры (О.И. Генисаретский).

Задача российской социалистической идеологии состоит в необходимости развития форм организации общественной жизни, социальных инфраструктур, которые необходимы всем, но не связаны с финансовым интересом или прибылью какого-то конкретного субъекта. Конкретная частная корпорация заинтересована в развитии социальных инфраструктур, обеспечивающих существование своих собственных сотрудников, но не общества в целом. Поэтому необходима специальная государственническая идеология, которая бы отстаивала “обществизм” – задачи развития российского общества и его институтов в целом для всего населения.

Наконец, российская консервативная традиционалистская идеология заинтересована в укреплении семьи, позиции институтов традиционных религий, а также во введении в поле общественных обсуждений представлений о традиционалистской российской государственности как православном царстве, которое стремилось не к территориальным захватам и экспансии, но к обеспечению бессмертия подданных народов. Православный царь в соответствии с таинством помазания являлся высшим для подданных государства подражателем Христу (христомиметом) и был одновременно вписан с пантеоны всех традиционных для России религий. При этом представителями данной идеологии должно пониматься, что Православное царство является идеалом, который даётся подданным по благодати, а не институтом, который должен насильно насаждаться.

Объединительная общероссийская идеология и стратегические цели развития страны образуют своеобразное бессознательное и предмудрость российского государственнического субъекта, которые должны проверяться через культивирование состояния Победы. Ведь Победа – это есть своеобразное прохождение через обряд инициации и забегания в смерть, перед лицом которой и должны выбрасываться в вечность важнейшие устремления, связанные с взятием на себя духовной ответственности.

Но с другой стороны, Победа это не неоязыческий культ “мертвяков”. Нет, это – Христос во славе, воскресший Христос, уничтоживший смерть. Высшим символом этого является знаменитая трогательная икона “Христос, золотые волоса”. С этой точки зрения, очень знаменательно, что мы празднуем Победу после православной Пасхи. Антропология состояния Победы, прежде всего, важна нацеленностью на тотальную мобилизацию и на поиск финального конечного выигрыша. Как известно, грех не даёт возможности сконцентрироваться и целеустремлённо работать. Поэтому нам кажется, что когда сегодня ведутся разговоры про то, что с населением России ведётся война, нам очень важно воспроизводить не чувство войны, не продолжать бесконечные разглогольствования о том, что идёт война, а культивировать и проживать состояние Победы. Поскольку основная особенность действий против России состоит в консциентальной войне, направленной на смену идентичности населения нашей страны и изменения базового типа самосознания. Консциентальная война, как мы уже поясняли в другом месте, это не идеологическая война лозунгов и контрпропаганды. Консциентальная война нацелена на слом образцов, на которых основана ваша идентичность. Поэтому это война, где нет внешнего и внутреннего, а эпицентром оказывается ваше Я и ваша совесть. Такой тип войны очень близок к протеканию “невидимой брани, где бороться надо, прежде всего, с самим собой силой внутреннего сосредоточения и молитвы. Основная особенность поражения в случае невидимой брани – это невозможность мобилизации и концентрации усилий. Но эту концентрацию усилий, нацеленную на достижение всеобщего финального выигрыша, даёт не ужас идущей войны, но антропология состояния Победы.

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (6)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница