Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 12(24), декабрь 2004г

Философия практики, революция и история

Критика статьи К.Поппера “О диалектике”

Alex~1, Д. Кропотов

По большому счету, Поппер прав в своем утверждении – из противоречивых высказываний следует все, что угодно. Разбор его “доказательств” был приведен только для демонстрации стиля мышления и логических способностей автора статьи о диалектике . Это полезно иметь в виду – вообще.

Alex~1

Критика статьи К.Поппера “О диалектике”

(c дополнением Д.Кропотова)

Для начала – небольшой анализ формальных построений Поппера, связанных с доказательством утверждения, что из противоречивых посылок можно вывести все, что угодно.

Поппер использует два подхода, и оба интересны для анализа. Подход первый (извиняюсь за длинные цитаты; кроме того, я немного изменю вид формул – без потери смысла, а именно: буду использовать для обозначения логического отрицания NOT, дизъюнкции (V) – OR, конъюнкции (^)- AND):

”Мы можем также записать первое правило следующим образом:

Если (p) , то (p OR q) (1)

что читается так: “из посылки р получаем следствие р V q”. Второе правило вывода, которым я собираюсь воспользоваться, более привычно. Если отрицание р мы обозначим как NOT р, то правило можно сформулировать следующим образом:

Из (NOT p) AND (p OR q) следует q (2)

,
или в словесной форме:
Из двух посылок не-р и р V q мы получаем заключение q.
Общезначимость этого правила можно считать установленной, если принять, что высказывание не-р истинно только в том случае, когда р ложно. Соответственно, если первая посылка не-р истинна, тогда первое составляющее второй посылки ложно; следовательно, если обе посылки истинны, то второе составляющее второй посылки должно быть истинно; это означает, что q должно быть истинно всякий раз, когда обе посылки истинны.”
(конец цитаты)

Естественно, это не вызывает никаких возражений. Но дальше следует потрясающий вывод:

”Однако в данный момент я пытаюсь только показать, что, применяя общезначимые правила вывода, мы можем вывести из пары двух противоречащих посылок любое заключение.
Применяя наши два правила, мы действительно можем показать это. Допустим, имеются две противоречащие друг другу посылки, скажем:
(а) Солнце сейчас сияет.
(b) Солнце сейчас не сияет.
Из этих двух посылок можно вывести любое высказывание, например, “Цезарь был предателем”.
Из посылки (а) мы можем вывести, согласно правилу (1), следующее заключение:
(c) Солнце сейчас сияет V Цезарь был предателем. Взяв теперь в качестве посылок (b) и (с), мы можем в конечном счете вывести, согласно правилу (2):
(d) Цезарь был предателем.
Ясно, что с помощью того же метода мы могли бы вывести и любое другое высказывание, например, “Цезарь не был предателем”.
(Конец цитаты)

Наш логик:
во-первых, искренне убежден, что он свое произвольное заключение (“Цезарь был предателем”) он выводит именно из пары противоречивых посылок (легко видеть, что он выводит его из самого этого произвольного заключения, а противоположные посылки этому просто не мешают), а, во-вторых, его вывод содержит логическую ошибку. Вот она:

Посылка (с) - “Солнце сейчас сияет V Цезарь был предателем” истинна ВСЕГДА – независимо от качеств Цезаря – ТОЛЬКО в случае, если “Солнце сейчас сияет” (посылка p в правиле (1)) Но тогда не может быть истинной посылка (b) – “Солнце сейчас не сияет”, которая является инверсией (a) (она же – NOT p), что требуется для правила (2), и применение правила (2) некорректно – просто не соблюдаются исходные посылки для него.

Я не буду подробно анализировать второе “доказательство”, приведенное Поппером – в нем принципиально та же некорректность, но “вставленная” в рассуждение другим образом. Желающим могу пояснить, если интересно.

Это все преамбула. По большому счету, Поппер прав в своем утверждении – из противоречивых высказываний следует все, что угодно. Разбор его “доказательств” был приведен только для демонстрации стиля мышления и логических способностей автора статьи о диалектике - по крайней мере, на момент написания статьи. Это полезно иметь в виду – вообще.

Но, опять таки – в выводе Поппер абсолютно прав, хотя и не сумел его доказать.

Перейдем к диалектике.

Поппер демонстрирует непонимание сразу же – сравнивая диалектику с методом проб и ошибок. Это совершенно разные вещи. Метод проб и ошибок – это способ “внешнего” развития теории. Диалектика же говорит о причинах того, почему теория способна развиваться, о причинах ее “саморазвития”.
Система, способная к развитию, не нуждается во внешней силе как причине своего развития (например, во внешней теории). Она содержит “зародыши развития” в себе и, если развивается, не обращает внимание на то, согласен кто-то вовне – например, Поппер – считаться с такими противоречиями внутри системы, или нет.

Но и это еще не все. Поппер не понимает, что диалектика требует не просто борьбы противоположностей, но и их единства – такого, что система не может без этого единства существовать.
Поппер правильно упрекает многих философов и мыслителей – как профессионалов, так и любителей – за некорректные примеры, демонстрирующие “работу” диалектики. Пример с положительным и отрицательным числом, конечно же, никакой диалектики не содержит. Плохо то, что Поппер сам приводит и даже хвалит (похоже на “поцелуй Иуды” :)) такой же не имеющий отношение к диалектике пример с корпускулярной и квантовой теориями света. Это, конечно, противоположности, но они не составляют единого объекта. Они создавались и развивались независимо (методом проб и ошибок, главным образом, но это не имеет отношения к делу), но их объединение никак не может считаться диалектическим синтезом – волновая и корпускулярная теория не были тезисом и антитезисом. Только после того, как эти теории исчезли как самостоятельные сущности (если это вообще произошло) и связь их в рамках единой теории света стала по-настоящему неразрывной, образовалось (в рамках единой теории) диалектическое единство и борьба противоположностей. Только здесь начался диалектический этап. До этого развитие теорий происходило за счет других противоречий – внутренних (например, в теорию входят и эмпирические данные, подтверждающие те или иные положения теории, но ставящие под сомнения другие, теснейшим образом связанные с положениями “правильными”. Например, противоречиями между подтверждением фактами одного положения теории и опровержения другого, причем связанного с первым), а не за счет различий с другими теориями.

Особенно ярко непонимание Поппером принципов диалектики проявляется в следующем утверждении:

“Мы должны быть осторожны, например, по отношению к ряду метафор, используемых диалектиками и, к сожалению, часто воспринимаемых слишком буквально. Например, диалектики говорят, что тезис “создает” свой антитезис. В действительности же только наша критическая установка создает антитезис, и там, где она отсутствует, никакой антитезис создан не будет. Далее, не следует думать также, что именно “борьба” между тезисом и антитезисом “создает” синтез. На самом деле происходит битва умов, и именно умы должны быть продуктивны и создавать новые идеи; история человеческого мышления насчитывает много бесплодных битв, битв, закончившихся ничем. И даже если синтез достигнут, его характеристика как “сохраняющего” лучшие элементы тезиса и антитезиса, как правило, является весьма несовершенной. Эта характеристика вводит в заблуждение, даже если она верна, поскольку помимо старых идей, которые синтез “сохраняет”, он всегда воплощает и новую идею, которую нельзя редуцировать к более ранним стадиям диалектического развития. Другими словами, синтез обычно представляет собой нечто гораздо большее, нежели конструкцию из материала, доставляемого тезисом и антитезисом. Принимая во внимание все сказанное, можно заключить, что диалектическая интерпретация — прежде всего то ее положение, что синтез строится из идей, содержащихся в тезисе и антитезисе,— если и находит применение, все же вряд ли может способствовать развитию мышления.”

Диалектика Поппером трактуется всего-навсего как способ анализа не связанных друг с другом отношением порождения противоположных утверждений и основание для выбора пути разрешения противоречия чем-то извне. Почему-то Поппер убежден, что синтез - это не новое качество, а сочетание "лучшего" из противоположных утверждений. Он упрекает диалектику (хотя он осторожен и сначала говорит только о метафорах, используемых диалектиками) за то, что она не видит нового качества, которое не редуцируется к "старым" свойствам "тезиса" и "артитезиса". Излишне говорить, что этот упрек свидетельствует не о недостатках диалектического синтеза, а о не понимании Поппером сути того, что он критикует.

Поппер трактует диалектический конфликт не как конфликт неразрывно связанных частей объекта, а как конфликт “бесконфликтных внутри” объектов. Это неизбежно требует “третьей силы” - того, кто увидит наличие конфликта, захочет разрешить его (а может и не захотеть!) и предложит способ развития, учитывающий состояние объектов, но непосредственно не вытекающий из этого состояния. Конечно же, ничего диалектического здесь нет. Остается некая внешняя атрибутика – на этом уровне сравнение с методом проб и ошибок, в общем, оправданно. Но, в общем, особо никому не нужно.

Отдельно нужно сказать о "саморазвитии". Возможно, здесь сыграло свою роль то, что Поппер является философом и мыслителем, и объектом его изучения, в основном, являются теории. Рассмотрение живой природы или общества позволило бы избежать определенной проблемы, возникающей при оценке теорий: с одной стороны, теория сама по себе неспособна к саморазвитию - нужен "теоретик", а с другой - теория имеет историю и путь своего развития, так как теоретик, в общем, при развитии теории действует не произвольно, а в соответствие с внутренней логикой (возможно, диалектической) самой теории. Таким образом, теория может развиваться диалектически, но как бы не сама.

Этот подход Поппер либо сознательно, либо по непониманию распространяет на общество. Раз общество развивается, в том числе диалектически (с точностью до понимания Поппером сути этого термина), то нужна эта сторонняя активная сила, взаимодействующая с обществом, но стоящая вне его в том смысле, что внешняя сила может принимать самостоятельные решения - в том числе такие, которые не находятся в основном "потоке развития" этого общества. Эта сила относится к обществу так же, как теоретик к теории. Отсюда и антиисторизм, и волюнтаризм Поппера.

И, наконец, о догматизме диалектики вообще и марксизма в частности - даже вопреки, как считает Поппер, позиции, высказываниям и намерениям самих Маркса с Энгельсом.
Перед тем, как его рассмотреть, нужно вспомнить о том, что Поппер назвал "железобетонным догматизмом":

"Ускользая таким образом от Кантовой критики, Гегель пускается в крайне опасное предприятие, поскольку доказывает примерно следующее: “Кант опроверг рационализм, заявив, что тот непременно приводит к противоречиям. Допустим. Однако ясно, что этот аргумент черпает свою силу из закона противоречия: он опровергает только системы, признающие этот закон, то есть пытающиеся избавиться от противоречий. Этот аргумент не представляет угрозы для системы вроде моей, которая готова примириться с противоречиями, то есть для диалектической системы”. Очевидно, что такая позиция закладывает фундамент для чрезвычайно опасной разновидности догматизма — для догматизма, которому уже не надо бояться критики. Ведь всякая критика в адрес любой теории должна основываться на методе обнаружения противоречия — в рамках самой
теории или между теорией и фактами, как я сказал ранее. Поэтому гегелевский метод вытеснения Канта эффективен, но, к несчастью, слишком эффективен. Он делает систему Гегеля неуязвимой для любой критики и нападок и, таким образом, является догматическим в чрезвычайно специфическом смысле. Я назвал бы этот метод железобетонным догматизмом. (Можно отметить, что подобный же железобетонный догматизм помогает устоять зданиям и других догматических систем.)"

Здесь все держится на непонимании (это более вероятно, чем сознательная подтасовка). Под противоречием применительно к Канту понимается возможность при использовании "чистого разума" - без привлечения опыта - в сфере, недоступной для опыта, получать какие угодно "равномощные" и равноценные результаты. Гегелю Поппер приписывает намерение обойти эту проблему, рассмотрев данные "противоречия" как нормальные и даже плодотворные в рамках диалектики. Это совершенно неверно - хотя бы потому, что различные результаты "по Канту" - попперовские "противоречия" не являются (точнее, не обязательно являются) тезисами и антитезисами в диалектическом смысле. Диалектика совершенно не собирается решать ту проблему, которую поставил Поппер. В силу этого логичная с виду концепция "железобетонного догматизма" теряет всякую связность и становится набором наукообразных утверждений - вполне в стиле логических "доказательств", разобранных мной в начале.

Обвинение Поппера звучит достаточно весомо:

"Реальность, однако, такова, что Марксов прогрессивный и антидогматический взгляд на науку на деле никогда не проводился ортодоксальными марксистами. Прогрессивная, антидогматическая наука критична, в критике — сама ее жизнь. Но марксисты никогда не отличались терпимостью к критике марксизма, диалектического материализма. Гегель полагал, что философия развивается и что его система, однако, должна оставаться последней, наивысшей и вечно непревзойденной стадией развития. Марксисты переняли эту установку, распространив ее на систему Маркса. Поэтому антидогматическая установка Маркса проводится только в теории, а не в практике ортодоксального марксизма, диалектика же используется марксистами, по примеру энгельсовского “Анти-Дюринга”, главным образом в апологетических целях — для защиты марксизма от критики. Как правило, критиков хулят за неумение понять диалектику — эту пролетарскую науку (здесь наш логик сорвался - из-за маски объективного философа полезли знакомые уши: нет ни малейших "научных" оснований здесь говорить о чем-то "пролетарском" - Alex~1) — или за предательство. Благодаря диалектике антидогматическая установка была оставлена и марксизм утвердился как догматизм, и догматизм достаточно гибкий, чтобы с помощью диалектического метода уклониться от всякой животворной критики. Таким образом он превратился в то, что я назвал железобетонным догматизмом."

Как уже было показано, "железобетонный догматизм" - это просто горячее желание Поппера выдать то, что есть, за то, что ему хочется. Поппера даже не смущает, что диалектика (т.е. антидогматизм - в нормальном понимании) объявляется причиной догматизма марксизма. Если нельзя, но очень хочется, то можно.

И последнее. У Поппера звучит следующая тема: марксизм догматичен на практике (даже вопреки собственно основным положениям Маркса и Энгельса) еще и потому, что он воспринял с гегелевской диалектикой мнение Гегеля о диалектике как элементе высшей системы: "Гегель полагал, что философия развивается и что его система, однако, должна оставаться последней, наивысшей и вечно непревзойденной стадией развития. Марксисты переняли эту установку, распространив ее на систему Маркса."
У Гегеля такой подход найти действительно можно. Абсолютный дух, наконец, постигает себя, и наступает "истинное бытие" - "бытие для себя". Конечность процесса развития выражена в противопоставлении "дурной" (разомкнутой) и "истинной" (замкнутой) бесконечностей. На чьей стороне "симпатии" Гегеля - говорят сами названия.
Надо ли говорить, что марксизм совершенно не заимствовал из гегельянства концепцию "конечной стадии развития". Обвинения Поппера здесь, по меньшей степени, недобросовестны.

В статье Поппера есть еще много чего интересного. Человек он, конечно, талантливый и в высшей степени склонный к тому, чтобы подгонять все, с чем он имеет дело, к нужному результату - довольно связно, но не гнушаясь любыми подтасовками, если процесс подгонки этого настоятельно требует. Правда, у меня создается впечатление, что этот процесс подгонки происходит "честно" - у меня нет оснований обвинять Поппера в сознательном лицемерии выше общепринятого и допустимого уровня. Прекрасный пример оруэлловского "двоемыслия" - или уже "многомыслия" - в действии.

 

Алекс~1

 

Попробую еще раз прояснить для себя и других логическую ошибку допущенную Поппером:

Рассмотрим то, что доказывает Поппер в развернутом виде:

(NOT "Солнце сейчас сияет") AND ("Солнце сейчас сияет" OR

"Цезарь был предателем")

или

(NOT p) AND (p OR q) (2)

Легко видеть, что высказывание (p OR q) истинно всегда только в случае, если истинно p (дизьюнкция двух логических переменных дает всегда истину, если истинна хотя бы одна из них),

Но, если истинно p, то не может быть истинно (NOT p).

Это легко проверить, составив таблицу значений функции (2)

Таблица значений переключательной функции (2)

(NOT p) AND (p OR q)

+----------------------------------------------+

| P | Q | NOT P | P OR Q | (NOT P) AND (P OR Q)|

+----------------------------------------------+

| 0 | 0 | 1 | 0 | 0 |

| 0 | 1 | 1 | 1 | 1 |

| 1 | 0 | 0 | 1 | 0 |

| 1 | 1 | 0 | 1 | 0 |

-----------------------------------------------+

Но если p - ложно, то выражение (1) Поппера

Если (p), то (p OR q) (1)

также ложно! Ведь Поппер смог проделать такой эквилибристский ход только в предположении, что p - истинно, только в этом случае добавление к (p) через дизьюнкцию любого бреда (q) не меняет значения всего выражения (1).

Только в случае p - истина выполняется равенство (p)=(p OR q) для всех значений q. Если же p-ложь, это равенство не имеет места быть.

Поэтому нельзя при анализе выражения (2) заменять (p) на (P OR Q).

У Поппера стояла задача показать, что из

(NOT P) AND (P)

можно вывести любой бред q, для чего он попытался показать правомерность замены (P) на (P OR Q), не учтя, что она правомерна не при всех значениях P, а только при P=истина.

Не знаю, получилось ли более понятно, чем у Алекса - я старался.

Может быть, Игорь С. прокомментирует эти выкрутасы Поппера более строго с математической точки зрения.

Д.Кропотов

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (4)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница