Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 7(19), июль 2004г

Верны ли расчеты Госкомстата?

И. Николаев

В последнее время, согласно данным Госкомстата, экономика России устойчиво растет, и это вселяет в сторонников развития России по пути, избранному в 1991 году, большой оптимизм. Так Госкомстат подсчитал, что ВВП России в 2002 году составил 72% от уровня 1990 года, в то время, как потребление домохозяйств в целом составило, аж целых 94% от уровня 1990 года! Однако такие радужные оценки как-то не вяжутся с субъективными ощущениями людей, составляющих 80% населения страны, как-то не вяжутся с теми известными обстоятельствами, что за 90-ые годы не было введено в строй практически никаких крупных объектов капитального строительства, с тем, что даже в самых прибыльных отраслях, таких, как нефтегазовый комплекс, объемы производства упали на 30%. В то время как в отраслях наиболее сложных и наукоемких, дающих наибольшую добавленную стоимость, объемы производства сократились прямо-таки катастрофическим образом.

В последнее время, согласно данным Госкомстата, экономика России устойчиво растет, и это вселяет в сторонников развития России по пути, избранному в 1991 году, большой оптимизм. Так Госкомстат подсчитал, что ВВП России в 2002 году составил 72% от уровня 1990 года, в то время, как потребление домохозяйств в целом составило, аж целых 94% от уровня 1990 года! Действительно, есть чему радоваться. Сколько ни корежили экономику, ни ломали ее структуру, ни останавливали действующие производства, – все равно сейчас население потребляет лишь немногим меньше того, что оно потребляло в конце социализма. Конечно, структура доходов населения резко изменилась: на обеспеченные слои населения теперь приходится гораздо больше доходов, чем раньше, – за счет, разумеется, малообеспеченных слоев населения. Но, тем не менее, такое непропорциональное перераспределение доходов предстает скорее, как социальная, а не экономическая проблема. А с экономикой дела вроде бы налаживаются – по всему видно.

Однако такие радужные оценки как-то не вяжутся с субъективными ощущениями людей, составляющих 80% населения страны, как-то не вяжутся с теми известными обстоятельствами, что за 90-ые годы не было введено в строй практически никаких крупных объектов капитального строительства, с тем, что даже в самых прибыльных отраслях, таких, как нефтегазовый комплекс, объемы производства упали на 30%. В то время как в отраслях наиболее сложных и наукоемких, дающих наибольшую добавленную стоимость, объемы производства сократились прямо-таки катастрофическим образом. Не вяжется это с тем, что в отраслях легкой промышленности, создающей непосредственно товары народного потребления, также произошел гигантский спад. Не согласуется это также и с тем, что объемы чистого экспорта (превышения экспорта над импортом) все эти годы составляли весьма значительные величины – более 10% валового внутреннего продукта – и безвозвратно терялись для населения нашей страны. В советские времена ничего подобного этому безвозмездному массированному вывозу за границу сырья и товаров первичной степени переработки не наблюдалось. Кроме того, имеются известные оценки доктора экономических наук Григория Ханина, получившего признание еще в социалистические времена на Западе, о состоянии производственных фондов страны. Согласно его расчетам, рост основных производственных фондов России практически прекратился уже во второй половине 80-ых годов, а в 90-ые годы произошло катастрофическое уменьшение производственных капиталовложений в 4 раза. Официальная российская статистика, по мнению Г. Ханина, “не сумела оценить влияние этого колоссального сокращения на динамику основных производственных фондов, показывая лишь незначительное их падение к концу периода”. Лишь по использованию имеющихся мощностей в промышленности расчеты Госкомстата дают сокращение на четверть, по сравнению с советским периодом, создавая впечатление, что имеются серьезные резервы по использованию простаивающих мощностей. Согласно же оценкам Г. Ханина, объемы основных фондов всей производственной сферы сократились примерно на 30%, а в своей активной части, непосредственно определяющей производственный потенциал, в два раза! Причем эти фонды имеют значительную степень морального и физического износа, и, соответственно, пониженную фондоотдачу. В настоящее время, согласно этим оценкам уже отсутствуют реальные резервы улучшения использования производственного потенциала, либо они совершенно незначительны. Возникает резонный вопрос: как же, несмотря на все эти потери, экономика нашей страны умудряется обеспечивать практически тот же уровень потребления наших граждан, что и в конце 80-ых годов?

В такой ситуации возникают естественные сомнения в справедливости официальных расчетов Госкомстата, их адекватности сложившейся в экономике ситуации. Естественно, что перепроверять все расчеты Госкомстата нет никакой возможности. Тем не менее, выявить степень соответствия реальности главных экономических показателей представляется возможным на основе сравнения данных советской статистики и современной российской статистики. В качестве основных справочных материалов для сравнения экономических показателей возьмем с одной стороны Юбилейный статистический ежегодник “Народное хозяйство СССР за 70 лет”, изданный в 1987 году, а с другой стороны современный Российский Статистический Ежегодник за 2003 год. При сравнении данных из указанных источников следует иметь в виду, что система национальных счетов России претерпела значительные изменения на стыке 80-ых и 90-ых годов. Связано это, прежде всего, с переходом на западные стандарты статистического учета экономических показателей. Так, в советской статистике главными совокупными показателями экономики считались валовой общественный продукт (ВОП) и национальный доход (НД). ВОП определялся как совокупность созданных материальных благ и вычислялся как сумма валовой продукции отраслей материального производства за год. ВОП распадался на фонд возмещения материальных затрат и НД. Национальный доход представляет вновь созданную в отраслях материального производства стоимость. Иначе говоря, он является той частью валового общественного продукта, которая остается за вычетом потребленных в процессе производства средств производства ( сырья, топлива, электроэнергии и т.д.). Национальный доход получается как итог чистой продукции отдельных отраслей материального производства (т.е. разности между валовой продукцией и материальными затратами отдельных отраслей).

В современной российской статистике главным совокупным экономическим показателем является так называемый валовой внутренний продукт (ВВП), являющийся суммой стоимостей конечного потребления товаров и услуг в экономике. Он определяется как разность всего выпуска товаров и услуг экономикой за вычетом стоимостей товаров и услуг промежуточного потребления. Нетрудно заметить, что такое определение ВВП делает его эквивалентным в общих чертах определению национального дохода в советской статистике. Но это только в общих чертах! Советские статистики при сопоставлении данных по экономике СССР и США вынуждены были делать поправку на различие методик в системах национальных счетов обоих государств. Так в указанном Юбилейном статистическом справочнике за 1987 год по этому поводу специально указано: “Статистика США (как и статистика других буржуазных государств) включает в сумму национального дохода не только результаты материального производства, но и непроизводственные услуги. Повторный счет доходов сферы услуг составлял в различные годы 30-40% официально публикуемой суммы национального дохода США. В советской статистике национальный доход рассматривается не как простая сумма всякого рода доходов, как это принято в буржуазной статистике, а как сумма первичных доходов, полученных в сфере материального производства.” Таким образом видно, что при переходе на западные методы статистики расчетная величина национального дохода (валового внутреннего продукта) будет давать существенно завышенный результат по сравнению с методикой советской статистики даже для одной и той же структуры материального производства. Но с советских времен структура материального производства претерпела изменения. Некоторая часть создаваемого НД переместилась в сферу услуг. Если в сфере производства товаров (промышленность, сельское хозяйство и строительство) в 1987 году создавалось ¾ национального дохода, то в 2002 году только 40%. Такое уменьшение можно отнести как за счет повторного счета доходов сферы услуг, который не учитывался советской статистикой, так и за счет действительного перераспределения источников доходов в сферу услуг, в первую очередь в торговлю. Как никак при рынке торговля – это смысл производственной деятельности, в то время как в советской экономике свободной торговли как таковой не было.

Рассчитаем потребление материальных благ, приходящееся на душу населения в РСФСР в конце 80-ых годов в советских рублях и сравним аналогичное потребление за 2002 год в новых российских рублях. Источниками потребления материальных благ в СССР для каждого человека служили, во-первых, зарплаты работающих граждан страны, а во-вторых, общественные фонды потребления, формируемые из прибыли, получаемой с общенародной собственности. В указанном выше Юбилейном статистическом ежегоднике за 1987 год приводятся данные по общему объему средств, израсходованных на потребление в фактически действовавших ценах. Однако не ясно, какая часть этих средств была израсходована на государственное потребление (в частности на оборону), а какая – на потребление домашних хозяйств. Поэтому целесообразнее будет оценить расходы на потребление домохозяйств, исходя из приведенной в справочнике величины средней заработной платы, прибавляя при этом выплаты и льготы из общественных фондов потребления.

Среднемесячная заработная плата рабочих и служащих в РСФСР в 1986 году была 207,8 рублей. Колхозников – 179,6 руб. Численность рабочих и служащих в РСФСР тогда была 67,950 млн. человек. Численность колхозников приведена по всему СССР, но если по РСФСР считать ее пропорциональной населению, то тогда она составляла – 6,4 млн. человек. Перемножая эти числа, получим, что в месяц рабочим, служащим и колхозникам начислялось 15,27 млрд. рублей. А в год, соответственно, 183,24 млрд. рублей. К 1989 году основные экономические показатели в сопоставимых ценах возросли еще примерно на 10%, что составило 201,5 млрд. рублей. За вычетом подоходного налога в 12% получаем: 177 млрд. рублей было получено на руки в виде “чистой” заработной платы в 1989 году. В советском справочнике приведены общие данные по СССР по выплатам и льготам, получаемым гражданами из общественных фондов потребления. В 1986 году общая сумма в денежном эквиваленте составляла 155 млрд. рублей. К 1989 году она должна была вырасти еще на 10% и составить 170,5 млрд. рублей. Данные по РСФСР не приведены, но если считать потребление из общественных фондов пропорциональным доле населения РСФСР, то тогда оно составило в 1989 году 88 млрд. рублей. В сумме имеем, что на фактическое потребление всех граждан тратилось в РСФСР в 1989 году 177 млрд. рублей из зарплат плюс 88 млрд. рублей из общественных фондов потребления. Т.е. в сумме 265 млрд. рублей в год или 150 рублей в месяц на человека при населении РСФСР в 147 млн. человек. В этой сумме еще не учтен денежный эквивалент доходов, полученных от собственной производительной деятельности домашних хозяйств в натуральной форме (в частности, доходы от личных подсобных хозяйств). Треть этой суммы составляли доходы, полученные из общественных фондов потребления. На питание, согласно данным Юбилейного статистического ежегодника, в 1986 году тратилось 28,3% всех доходов, т.е. около 42 рублей в месяц на человека в среднем. Тем, кто жил в советское время в сознательном возрасте нетрудно вспомнить, что эта цифра действительно соответствовала реальности. При советской власти на 1,5 рубля в день действительно можно было нормально питаться.

Теперь подсчитаем аналогичную величину доходов, приходящихся на душу населения сейчас. Фактическое конечное потребление домашних хозяйств складывается согласно нынешней терминологии Госкомстата из денежных расходов на покупку товаров и оплату услуг (4,99 трлн. рублей в 2002 году), условно начисленных в денежной форме расходов на товары собственного натурального производства домохозяйств (0,424 трлн. руб. в 2002 г.), социальных трансфертов в натуральной форме(1,017 трл. руб. в 2002 году) – это прежде всего расходы государственных учреждений, оказывающих индивидуальные услуги. Всего будет 6, 43 трлн. рублей в фактически действовавших ценах 2002 года. Для адекватного сравнения с аналогичными советскими данными из этой суммы следует вычесть доходы натурального хозяйствования (0,424 трлн. руб.), так как подобные доходы выше не учитывались. Итого имеем, что на 144 млн. населения приходилось 6 трлн. рублей на потребление в 2002 году в текущих ценах (в то время как в 1989 году – 265 млрд. рублей). Или 3470 рублей в месяц. Госкомстат утверждает, что на такую сумму в месяц средний российский гражданин потребляет сейчас 94% от тех благ, что он имел в конце 80-ых годов, что составило бы в советских деньгах сумму, равную 150*0,94 = 141 рубль. Т.е. нам предлагается поверить, что 3470 рублей сегодня с точки зрения расходов на потребление – это то же, что и 141 рубль при советской власти! Можно ли этому поверить? – Поверить, конечно же, невозможно! На три с половиной нынешних тысячи тех же благ, что и раньше, ну никак не потребишь, вряд ли и половину потребишь.

Дело тут вот в чем. Нынешний средний российский гражданин существенно изменил структуру своего потребления в связи с резким изменением пропорцией цен на продовольственные и непродовольственные товары и на платные услуги. Например, если бы он попробовал питаться в столовых, то на питание, аналогичное по качеству советскому (1,5 руб. в день) он потребил бы в день не менее 150 нынешних рублей. Но в конце 80-ых годов у него еще оставалось бы 105 рублей в запасе каждый месяц, в то время как сейчас только на одно питание в столовых ему бы пришлось тратить 4500 руб. в месяц, что превысило бы весь его бюджет на 1000 нынешних рублей. А вот если бы советский гражданин попробовал бы не пить, не есть, но откладывать весь свой месячный доход (150 руб.) на покупку цветного телевизора, то ему пришлось бы потратить на это минимум четыре месяца, в то время, как поступая аналогичным образом сегодня, он смог бы обойтись только двумя месяцами. Т.е. с точки зрения расходов на питание советские доходы превосходили нынешние более чем в четыре раза, в то время как с точки зрения расходов на электронику они в два раза уступали нынешним средним доходам. Это потому, что предметы первой необходимости сильно подорожали относительно предметов не первой необходимости. Поэтому, чтобы провести хотя бы формальное численное сравнение, нужно знать структуру потребления товаров и услуг в средней семье тогда и сейчас. Согласно данным указанных выше справочников, эта структура расходов выглядит следующим образом:

 

Таблица. 1. Структура расходов российских семей в 1989 и 2002 гг.,% (фактических рублей) на одного человека.

 

1989 г.

2002 г.

Питание

28,3    (42,5 р.)

41,7   (1447 р.) 

Непродовольственные  товары

26     (39 р.)

36,2   (1256 р.)

Оплата услуг

31,3   (47 р.)

17,5   (607 р.)

Накопления и прочие расходы

14,4      (21,5 р.)

4,6    (160 р.)

Итого:

100     (150 р.)

100    (3470 р.)

 

Как видим, сама структура расходов говорит о явном неблагополучии в жизни нынешней средней российской семьи. Значительная доля всех расходов уходит на питание (которое, судя по данным того же Госкомстата, сильно уступает по качеству питанию при социализме ввиду резкого уменьшения в нем доли мясных, молочных и рыбных продуктов); мало тратится на социально-бытовые и культурные услуги и совсем мало откладывается в накопления. Чтобы теперь провести сравнение расходов семей в численном виде, для этого нужно знать средний индекс-дефлятор по всем группам расходов. Индекс-дефлятор – это число, на которое нужно разделить сегодняшнюю цену товара, чтобы получить его цену, скажем в 1989 году. Средний индекс-дефлятор – это средневзвешенное (с учетом доли в потреблении) значение дефлятора по всем потребляемым товарам и услугам. Произвол в расчете этого индекса колоссальный! Скажем, сейчас население потребляет значительное количество синтетической обуви и совсем мало натуральной , в то время как раньше почти вся обувь была из натуральных материалов. Соотнести нынешнюю синтетическую обувь по цене с аналогичной советской просто нет никакой возможности, потому, что не было таких аналогов. С другой стороны, с чем соотносить по ценам нынешнее потребление, скажем, мобильных телефонов, если такого товара при социализме вообще не было в наличии? Как проводит такое соотнесение Госкомстат, мне неведомо. Во всяком случае, ясно, что такие сравнения будут весьма условными. На мой взгляд, более-менее адекватное сравнение может получиться, если попытаться определить, сколько на сегодняшние, имеющиеся в распоряжении для данной группы расходов деньги, можно купить тех же товаров, которые покупались в этой группе расходов раньше в той же пропорции. Поскольку все те товары, которые потреблялись раньше, можно в принципе купить и сейчас. Например, если мясо раньше стоило 2 рубля, а теперь оно стоит 100-120 рублей, то индекс-дефлятор по мясу будет равен 55. По другим продовольственным товарам будут несколько отличные индексы. Складывая эти индексы с весами, соответствующими их доле в общем потреблении данного товара в советское время, можно получить средневзвешенный индекс-дефлятор по группе продовольственных товаров. Аналогично считается и для непродовольственных товаров и услуг. Важно лишь сравнивать одноименные товары аналогичного качества. Т.е. кожаные ботинки никак нельзя сравнивать с ботинками из кожзаменителя, рассчитывая индекс-дефлятор по обуви.

Я провел подобные оценки, исходя из данных по натуральному потреблению товаров, приведенных в советском справочнике и цен на товары аналогичного качества тогда и сейчас, и получил, что в группе продовольственных товаров индекс-дефлятор составляет примерно 50. В группе непродовольственных товаров он составляет 30. В группе платных услуг – порядка 80. Тогда, если бы граждане не изменяли пропорции потребления аналогичных по качеству товаров внутри каждой группы расходов по сравнению с советскими временами, но при этом изменили соотношение этих групп в потреблении в соответствии с сегодняшним, приведенным в таблице 1, то тогда общий средневзвешенный индекс-дефлятор по всем группам расходов имел бы значение 48. Тогда это означает, что 3470 нынешних рублей будут эквивалентны 72 советским рублям при том условии, что нынешний среднестатистический гражданин России решит потреблять те же товары и услуги, что он потреблял раньше, но в пропорциях по группам потребления, соответствующих нынешним. Я полагаю, что в таком сравнении заложен достаточно адекватный подход, позволяющий учесть действительные возможности нынешних домохозяйств в способности добиться уровня потребления, аналогичного советскому, так как при таком подходе сравниваются соизмеримые вещи. При таком подходе потребление домашних хозяйств составляет сейчас только 48% от советского уровня, а уж никак не 94%, как утверждает Госкомстат. Это значительное различие объясняется тем обстоятельством, что потребление прежних качественных продуктов и товаров из натуральных материалов в значительной мере заменено ныне суррогатами и дешевыми и некачественными иностранными товарами, которые непонятно как и с чем сравнивать в структуре советского потребления. Здесь могут возразить, что иностранная электроника, которую потребляют нынешние граждане в среднем качественнее советской, и это справедливое возражение. Но дело в том, что в общем объеме потребления она составляет достаточно незначительную величину и не может сколь-нибудь значительно изменить оценки.

Приведенные выше оценки позволяют по-другому пересчитать все основные параметры нынешней экономики в сравнении с параметрами экономики конца 80-ых годов. Так в производстве (в отличие от потребления) в России существенных изменений не произошло, так как в 90-ые годы новых производств практически не строилось. Те товары, которые сейчас производит российская экономика, в значительной мере те же самые, что и раньше, только худшего качества вследствие износа основных производственных фондов. Общее производство товаров в 2002 году составило 3,96 трлн. рублей, согласно данным Российского Статистического Ежегодника за 2003 г., при этом на продовольственные товары было потрачено 2,5 трлн. руб. (исходя из цифры 1447 руб. на человека в месяц), на непродовольственные – 2,1 трлн. рублей (1256 руб. на человека в месяц). Т.е. суммарные траты превосходят производство на 0,6 трлн. рублей. Это несоответствие не очень большое и может быть объяснено как трансфертами из запасов предыдущего года, так и трансфертами с зарубежными странами. Для оценки индекса-дефлятора по отраслям производящим товары, следовательно, можно взять средневзвешенное значение от индексов-дефляторов по группам продовольственных и непродовольственных товаров, приведенных в предыдущем абзаце. Округленно получается, что индекс-дефлятор по отраслям, производящим товары, составляет 40. Теперь, если разделить сумму общего производства товаров в 2002 году (4 трлн. рублей) на этот дефлятор, то получится, что товаров в РФ в этом году было произведено на сумму – 100 млрд. советских рублей.

В советском ежегоднике приведены данные по производству отраслей, производящих товары по всему СССР. В сумме промышленность, сельское хозяйство и строительство создали национального дохода в 1986 году на сумму 450 млрд. рублей, что составило 76% всего национального дохода. Национальный доход РСФСР составлял примерно 55% от всего дохода СССР. Если предположить, что и в отраслях, производящих товары, была та же пропорция, то на долю РСФСР приходилось 247 млрд. товарного производства. К 1989 году это производство подросло еще на 10%, что должно было составить около 270 млрд. рублей в год. Таким образом, это производство за 13 лет упало к 2002 году до 100 млрд. рублей в год, и стало составлять всего 37% от советского уровня!

Для адекватной оценки изменения всего объема ВВП нужно иметь в виду, что, как упоминалось в начале статьи, методики расчета национального дохода в советской статистике и расчета ВВП в нынешней российской статистике – разные. Так, национальный доход РСФСР в 1986 году составил 55% от национального дохода СССР (587,4 млрд. руб.), что равнялось тогда 323 млрд. рублей. К концу 80-ых годов он подрос еще на 10% и это составило 355 млрд. рублей. Однако по данным уже российской статистики в 1990 году ВВП РСФСР составлял 645 млрд. рублей, т.е. в 1,82 раза больше. Связано это с тем, что в ВВП России статистики, по примеру развитых капиталистических государств, стали включать и непроизводственные услуги, чего раньше не делалось. В результате доля товарного производства (270 млрд. рублей в 1989 или в 1990 годах) составила от общего объема ВВП только 42% в 1990 году в результате такого повторного счета доходов сферы услуг, не связанных с материальным производством. Инвестиции в основной капитал по данным советского справочника в 1986 году по всему СССР составили 223 млрд. рублей, по РСФСР – 123 млрд. рублей. В 1990 году они составляли уже 135 млрд. рублей. Однако по данным Российского Статистического Ежегодника за 2003 г. в 1990 году инвестиции составили 249 млрд. рублей. Если мы умножим 135 млрд. рублей на 1,82 (пропорция, полученная из сопоставления ВВП, подсчитанного по российской методике и национального дохода, подсчитанного по советской методике), то получим 245 млрд. рублей инвестиций, что весьма близко к приведенному выше значению, указанному в справочнике. Таким образом, стала учитываться и та часть инвестиций, которая делается в расчете на доходы сферы непроизводственных услуг.

Теперь уже нетрудно сопоставить и ВВП 1990 и 2002 годов. ВВП в 2002 году составил 10,8 трлн. рублей. Производство товаров – 4 трлн. рублей, т.е. 37% от общего объема ВВП в этом году и, как было подсчитано выше, 37% от советского уровня товарного производства, что составило 100 млрд. советских рублей. Тогда весь ВВП в 2002 году должен был составить в пересчете на советские деньги 270 млрд. рублей. В 1990 году ВВП составлял, как уже указывалось, 645 млрд. рублей. Значит, ВВП 2002 года составляет только 42% от советского.

При пересчете данных по инвестициям следует иметь в виду, что ценовой дефлятор по инвестиционным товарам должен быть близок к индексу-дефлятору по непродовольственным товарам, т.е. должен быть равным примерно 30. Инвестиции в основной капитал в 2002 году приводятся в размере 1,36 трлн. рублей без учета мелкого бизнеса. По полному же кругу организаций, как утверждается в Ежегоднике, объем инвестиций составил 102,6 % от уровня предыдущего года (1,5 трлн. рублей), что с учетом 15% инфляции составило 1,77 трлн. рублей в ценах 2002 года. В ценах 1990 года это, следовательно, должно было составлять 59 млрд. рублей, т.е. около 24% от 249 млрд. рублей – уровня инвестиций в 1990 году. Составим сводную таблицу полученных результатов.

 

Таблица 2. Сравнение основных параметров экономики России в 1990 и 2002 годах в сопоставимых ценах . 1990 г- 100%.

 

Данные Госкомстата

Данные этой работы

Индекс физического объема ВВП

72%

42%

Индекс объема товарного производства

64%

37%

Инвестиции в основной капитал

28%

24%

Потребление домохозяйств

94%

48%

 

Как уже отмечалось выше, данные Госкомстата базируются на представлении, что 3470 тысячи нынешних рублей равны по покупательной способности 141 советскому рублю. Данные же моего расчета базируются на оценке, что 3470 нынешних рублей равны по покупательной способности по одноименным товарам лишь 72 советским рублям. Так что каждый, в зависимости от собственной оценки покупательной способности нынешнего рубля, может выбрать либо мой расчет, либо расчет Госкомстата.

В данных Госкомстата, в отличие от моих данных, просматривается, на мой взгляд, противоречие. Известно, что инвестиции в основной капитал в 90-ые годы составляли лишь четверть от советского уровня, и в этом вопросе больших рассогласований не просматривается между моими расчетами и расчетами Госкомстата. У Госкомстата инвестиции – несколько больше четверти советского уровня, у меня несколько меньше. Но если в течение 12 лет в основные фонды страны вкладывать лишь четверть от прежнего, то что при этом должно произойти с основными фондами страны? Правильный ответ состоит в том, что эти фонды, определяющие производственный потенциал экономики, должны неизбежно сократиться по величине вместе с этой самой экономикой и потреблением граждан. Кроме того, потребление граждан должно сократиться также и по причине безвозмездного вывоза товаров из страны в качестве чистого экспорта, составляющего, согласно данным Госкомстата, пятую часть всего потребления домохозяйств, чего не было и не могло быть раньше. До какой величины должны сократиться основные фонды, если в них инвестировать лишь четверть от прежних объемов капиталовложений? Как это ни странно кому-нибудь покажется, но сократиться они должны будут со временем в те же четыре раза вместе с пропорциональным сокращением всех прочих параметров экономики – и то при условии, что качество фондов, определяющее срок их службы, останется на прежнем уровне.

Попытаемся представить себе эволюцию основных фондов, при сокращении капиталовложений в них. Она описывается двумя факторами – вводом новых фондов и выбыванием износившихся. Годовая убыль износившихся фондов прямо пропорциональна их количеству и обратно пропорциональна среднему сроку их службы. Годовой ввод новых фондов равен их производству в этом году. Если ввод новых фондов превышает их убыль, то основные фонды экономики растут до тех пор, пока их убыль вследствие увеличения их суммарного объема не сравняется с их вводом. Если же наоборот убыль фондов превышает их годовой ввод, то общий объем основных фондов экономики будет уменьшаться до тех пор, пока убыль фондов вследствие уменьшения их суммарного количества не сравняется с их вводом. Эта ситуация сложилась в нынешней экономике и описывается графиком, изображенным на Рис. 1. Первоначальный объем основных фондов, соответствующий их наличию на конец 1990 года, принят за 100 %. Тот объем основных фондов, который был создан при советской власти, не может в принципе поддерживаться существующим объемом капиталовложений. Следовательно, он должен неизбежно уменьшаться до того уровня, который способен поддерживать нынешний объем инвестиций. Из Рис. 1 видно, что этот уровень равен годовому производству основных фондов, помноженному на средний срок их службы.

Рис. 1

 

Если годовой ввод основных фондов (ввод ресурсов) составляет только 2% от имеющихся в наличии объемов в начальный период, а средний срок службы единицы ресурса равен 12,5 лет (ситуация, достаточно адекватно описывающая действительное текущее состояние экономики), то как видно из графика, количество имеющихся основных фондов будет неуклонно уменьшаться, пока не составит лишь 25% от первоначального уровня. Для того, чтобы имеющиеся в наличии фонды стали со временем приближаться по величине к их первоначальному состоянию (на конец 1990 года), ввод основных фондов должен быть не менее 8% от имеющегося их первоначального объема (на конец 1990 года). Тогда показанная на рисунке пунктирная линия, к которой стремится объем основных фондов, пройдет на уровне 100%. Именно 7-8% их имеющегося объема и составлял ввод основных фондов во второй половине 80-ых годов. Поэтому, если уровень ввода основных фондов уменьшился в 4 раза, а средний срок их службы, допустим, не изменился (хотя это далеко не так вследствие падения технологической дисциплины и качества изготовления продукции), то и общий уровень наличных фондов неизбежно уменьшится со временем в те же 4 раза. По прошествии среднего срока службы оборудования и машин, составляющих основные фонды, уменьшение должно произойти, как следует из графика, примерно до половины их прежнего объема. Поэтому можно предположить, что сейчас, по прошествии 13 лет с начала кардинальных реформ в экономике, объем производства сократился пропорционально сокращению производственных фондов, т.е. примерно в 2 раза. Согласно моим расчетам, объемы товарного производства сократились не до 50%, а даже до 37% от его первоначального уровня, что является следствием простой остановки многих действующих производственных мощностей, а также значительного ухудшения качества вновь вводимых фондов в промышленности. Общий объем ВВП сократился менее значительно, чем объем товарного производства – до 42% от прежнего вследствие того, что срок службы фондов в непроизводственной сфере обычно выше, чем в производственной. Временный рост производства в таких условиях может достигаться за счет ввода в действие простаивающих мощностей, использования отслуживших свой срок оборудования и машин. Так, согласно данным того же Российского Статистического Ежегодника за 2003 год, средний возраст промышленного оборудования составил в 2003 году 21 год, против 8-10 лет в 70-ые-80-ые годы. 70% такого оборудования давно пора сдавать на свалку, а на нем продолжают от безысходности производить продукцию, которая по качеству мало сравнима с прежней.

Непропорционально большая доля потребления в рассчитанном мною ВВП (48% от советского уровня, при сокращении ВВП до 42% от советского уровня) при наличии такой огромной величины чистого экспорта объясняется, очевидно, еще более непропорциональным сокращением инвестиций в основные фонды. Т.е. нынешнее население, а точнее, его обеспеченная часть, получает свой доход от недовложения средств в основные фонды экономики. Проедание советского наследия продолжается ускоренными темпами. Если аппетиты этой части населения существенно не умерить, ни о каком возрождении экономики не может быть и речи.

В общем, радостного мало. Так, например, можно проследить ситуацию в сельском хозяйстве. В 2002 году оно получило только 10 тыс. тракторов собственного производства и еще 19 тыс. импортируемых из-за границы, в основном, подержанных. В 1990 году же оно получило 214 тыс. новых тракторов. Количество имеющихся тогда тракторов составляло в целом примерно 1,5 млн. штук, из чего следует, что средний срок службы трактора составлял тогда примерно 7,5 лет. Теперь же количество тракторов, как и пахотной земли, сократилось с 11 штук на 1000 га, до 6,5 на 1000 га. Т.е. возросла нагрузка на них, что неизбежно приведет к сокращению срока их службы. Следовательно, если и дальше сельское хозяйство будет получать не более 30 тыс. тракторов в год, большей частью подержанных, да еще и при такой дикой нагрузке, как сейчас на 1 трактор, то можно смело сказать, что парк тракторов в России в скором времени сократится до 150-200 тыс. штук, т.е. еще примерно в 2,5 раза против нынешнего, и, следовательно, сборы зерна в стране упадут еще в 2 раза против нынешних 65-70 млн. тонн в год.

График на Рис. 1 помогает также адекватно оценить потребление предметов длительного пользования в домохозяйствах. Дело в том, что такие предметы служат более одного года и поэтому их суммарное потребление в текущем году не равно их покупкам в этом году. Так, если под “ресурсом” на графике понимать наличие в семьях предметов длительного пользования, а под “производством ресурсов” понимать их покупки в текущем году, то становится очевидно, что наличие предметов длительного потребления в семье, в значительной мере определяющее уровень ее жизни, пропорционально не только текущим покупкам предметов длительного пользования, но и среднему сроку их использования. Так, если вы покупаете дрянные вещи, которые быстро ломаются (а именно такие товары подарили нам реформы) , то для того, чтобы поддерживать их наличие в семье хотя бы в прежнем объеме, вам придется их чаще покупать. При этом создается иллюзия увеличения товарооборота в торговле. Именно по этой причине, я полагаю, нынешний Госкомстат дает чуть ли не 115 % товарооборота в розничной торговле по сравнению с советскими временами, оставляя цены на эти, с позволения сказать, “товары”, “сопоставимыми” с прежними ценами нормальных вещей.

В заключение вспомним, что распределение доходов по слоям населения крайне неравномерное. То, что в среднем на человека в 2002 году приходилось примерно 3500 рублей, означает, что доходы более половины населения находятся на уровне менее 2000 рублей на человека в месяц. Ни о каком нормальном питании для этой части населения при нынешних ценах на продукты и, следовательно, ни о каком нормальном воспроизводстве населения при таком уровне доходов и речи быть не может. Не потому ли население России ежегодно уменьшается почти на 1 млн. человек в год?

 

Впервые опубликовано на сайте www.glazev.ru

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (0)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница