Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 4(16), апрель 2004г

Управление и новые социальные формы

Управление по советам - "консалтинг"

С.П. Никаноров

Ученый и инженер мирового класса, "отец" советского варианта системы сетевого планирования и управления сегодня пытается всесторонне проанализировать "управление по советам", увидеть за очевидным неочевидное, то, что может кое-кого даже напугать.

От главного редактора ЭГ. Творчество жившего в V-IV веках до нашей эры в Греции Ксенофонта лишний раз доказывает старую, ныне упорно замалчиваемую мысль о том, что все мы со своими суждениями "вышли из греков". Иначе говоря, все наше общество и человековедение, все наши технические познания, если отбросить детали, были известны грекам (если не открыты ими). В том числе и явление., которое можно охарактеризовать как "управление по советам", а если использовать иностранный термин - консалтинг. Ксенофонт донес до нас, пожалуй, первый случай консалтинга. Он рассказывает, как философ Симонид пытается убедить тиранна Гиерона управлять страной так, чтобы люди и он сам были довольны: люди тиранией, Гиерон своими методами управления.

Что же такое консалтинг? Ученый и инженер мирового класса, "отец" советского варианта системы сетевого планирования и управления сегодня пытается всесторонне проанализировать "управление по советам", увидеть за очевидным неочевидное, то, что может кое-кого даже напугать. Итак, слово С.П.НИКАНОРОВУ.

ЧТО ЕСТЬ ЧТО
По мнению одних, консалтинг это профессиональная помощь со стороны специалистов по управлению хозяйственным руководителям и управленческому персоналу различных организаций (клиенту) в анализе и решении проблем их функционирования и развития, осуществляемая в форме советов, рекомендаций и совместно вырабатываемых с клиентом решений.

С более широкой точки зрения управленческое консультирование представляет собой передачу какой-либо организации идей, методов мышления, знаний, оперативных сведений, навыков действия, форм поведения, проектов систем управления, а также помощь в их освоении, использовании и развитии и, наконец, подбор необходимого персонала, сотрудников.

Сложившиеся ныне формы консалтинга это частный вид консультационных отношений (в области организационного управления), которые, в свою очередь, являются одним из способов соединения власти и компетентности.

С системной точки зрения консалтинг может быть определен как некая целостность, как конкретная форма системогенемных (порождающих) отношений в области организационного управления. Такая целостность не получила пока своего названия. Но можно считать, что она включает обширный комплекс Исследований, разработок и производств, создающий идейную, методологическую, теоретическую, информационную, техническую, правовую и этическую базу систем организационного управления и процессов их создания, совершенствования и развития, а не только конечный (выходной) элемент этой целостности, называемый в узком определении "консалтингом"

ИСТОКИ И ВОЗМОЖНОСТИ
Хотя "научную организацию труда и управления" принято исчислять от Тейлора и Эмерсона, которых можно считать первыми консультантами, и от довоенной культуры "систем и процедур", современный консалтинг ведет свою историю от второй половины 40-х годов (создание RAND Corp. -1947 г.). Его развитие проходило под сильным влиянием идей кибернетики (Н.Винер, К.Боулдинг, С.Бир), системотехники (Гуд и Макол, Холл), системного анализа (Квейд, Оптнер), экономико-математических методов (Леонтьев, Данциг, Канторович) и их прикладных продуктов информационных технологий, многочисленных вариантов системы PERT, системы PPBS, PATTERN и многих других. Некоторые авторы не без оснований считают 50-е 60-е годы золотым веком консалтинга. К настоящему времени заканчивается превращение идей этого периода в массовую управленческую культуру (не в России), правовую и этическую норму, что является несомненной заслугой консалтинга.

"Управление по советам" (консалтинг) приобрело статус массовой, абсолютно необходимой функции. Область деятельности консультируемой организации, характер проблем и объем услуг, по существу, могут быть любыми. В том числе штаб избирательной кампании какого-либо лица, финансово-промышленная группа, больница, высокопоставленный администратор госаппарата, международный орган, представители конфликтующих сторон. Объем консультационных услуг, оказываемых ежегодно во всем мире, сравнялся с объемом производства базовых отраслей экономики. Консалтинговый бизнес использует все организационно-экономические формы от частных узкоспециализированных экспертов до мощных транснациональных корпораций, от бесприбыльных корпораций типа RAND до строго коммерческих консультационных фирм. Предмет их деятельности также варьирует в огромном диапазоне от разового совета администратору до разработки и реализации проекта фирмы, включая подбор ее руководителей. Направления действий консалтинговых организаций от крайне узких (рекомендации по выбору компьютера) до комплексных (определение и распределение функций в организации и их организационно-техническое и кадровое обеспечение).

Эксперты могут помочь как в традиционных областях совершенствования организаций (рекламное дело, управление спросом, психологические конфликты, организационная миопия), так и в суперсовременных (автоматическое преобразование систем выработки решений при изменении целей и условий деятельности организации). Хотя многие сотрудники консалтинговых фирм являются практиками и пришли туда по призванию, во многих странах уже организована подготовка подобных специалистов.

Консалтинг имеет тенденцию кооперироваться с фундаментальной и прикладной наукой, разработчиками и производителями информационных технологий. Такие же процессы идут и внутри консалтинга. Эта область деятельности имеет правовое регулирование только общего характера, хотя уже разработаны и широко применяются нормы ее деятельности и эффекта. Созданы ассоциации консалтинговых фирм, которые вырабатывают национальные и международные стандарты, обеспечивающие допускаемый законом контроль за деятельностью банков, страховых компаний, бухгалтерий и многих других сфер деятельности, контроль за квалификацией менеджеров и предоставление им сертификатов.

ОЧЕВИДНОЕ И НЕОЧЕВИДНОЕ
Ничто не указывает на то, что в этой области нет проблем. Уже налицо признаки насыщения рынка консалтинга в развитых странах и трудности в странах с архаичной культурой. Консультанты стремятся "применять методы", а не "решать проблемы". Нередко они игнорируют социально-экономические и культурные особенности, отбрасывают социальные ценности, как балласт, мешающий получать прибыли. Все так. Однако меня тревожит, что в общественном сознании (особенно в России) и в соответствующих научных дисциплинах не отражен и должным образом не оценен сам феномен консалтинга. Это не означает, что такой рефлексии, осмысления, нет вообще. Напротив, имеются отдельные лица и группы хорошо понимающих наличие в консалтинге аспекта некоей "социальной миссии". Ярким примером может служить основатель (с 1965 г.) и первый президент Международной ассоциации проектного управления (с 1995 г. называется IРМА) Рональд Гуч. Он сначала был романтиком сетевого планирования, верил в колоссальное общественное значение проектного управления. Можно также довольно уверенно утверждать, что в глубине сознания консультантов почти всегда теплится ощущение высокой миссии консалтинга, стоящей за перипетиями деловых отношений.

Так что речь идет не о том, что социальная роль управления по советам совершенно не осознается, а о том, что практически полностью отсутствуют зрелые формы его общественного осознания. Мы не можем указать исследователей, которые бы устанавливали социальную функцию консультирования, определяли фундаментальные тенденции, заключенные в его развитии, его будущие формы в меняющемся мире. Было бы претенциозным требовать разработки "философии консалтинга" или "социологии консультируемого общества", но ясно, что отсутствие общественно значимого восприятия этого явления ощутимо сдерживает образование новых социальных форм, поскольку социальные, экономические, правовые и организационные идеи реализуются через профессиональные механизмы типа консалтинга. Поэтому прагматизация консалтинга неизбежно влечет прагматизацию социального формообразования. Поскольку процесс стихийного рождения новых социальных структур (форм) ускоряется, то также возрастают и требования к пониманию миссии управления по советам. Словом, сегодня, несомненно, желательно в той или иной степени овладеть его развитием.

Прежде всего необходимо понять, на чем основано вековое постоянство функции советования, консультирования, ее постоянное расширение и углубление. Не происходит ли в форме этой услуги, какое-то крайне существенное очередное разделение общественного труда, сопровождаемое радикальным изменением социальных форм? Если это верно, то где сейчас находится этот процесс? От чего зависит тот факт, что во многих случаях организация вполне в состоянии осуществить сама сложные и трудоемкие нововведения; а в других, также многочисленных, сходные нововведения может осуществить только консультирующая организация? Чем определяется граница между возможностями "штатного" специалиста-совершенствователя и привлеченного?

Эти вопросы могут быть существенно углублены. Известно, что в Америке каждая появившаяся идея, каждый новый метод в области организационного управления немедленно становятся объектами внимания, а потом нередко и использования. Известно также, что именно в США управление по советам возникло раньше и развилось мощнее, чем где бы то ни было. Имеется ли связь между этими фактами? Нам представляется, что эта связь однозначная. Именно консалтинг является формой, обеспечивающей практическое использование новых знаний и методов в организациях. И, кстати, не потому ли в Советском Союзе существовала острая проблема "невостребованных" научных и инженерных результатов, что не были, в частности, созданы структуры-советчики, а за "внедрение" отвечали в основном лишь разработчики новых знаний? А раз научные результаты и инженерные достижения не востребовались, то исчезли стимулы для разработок и исследований. Не говорит ли это о том, что консалтинг это не просто услуга, имеющая коммерческое значение, а ключевая социальная функция в развивающемся мире?

В отличие от промышленности, науки, финансов сфера управления по советам не имеет равного своему фактическому значению социального статуса и политического влияния. Какие социальные силы и с какой идеологией стоят за консалтингом? Если руководители-менеджеры консультирующих структур должны теперь получать сертификаты о своей профессиональной подготовке, то почему такие же сертификаты не выдаются высшим администраторам и политикам? Если конечной современной точкой консалтинга является проектирование и создание организаций, то почему отдельные аспекты общества, государство, мировые системы в целом не могут создаваться на тех же основах? Если функция конструирования деятельности так глубоко затрагивает саму деятельность, то где и какая власть на самом деле находится? Если динамика управления по советам так велика и так значима, то что несет обществу будущее консалтинга? Не является ли он именно той формой, которая может сделать реальной мечту древних о "республике философов"?

ЗДРАВСТВУЙ, Я ПРИШЕЛ!

Скорее всего, мы плохо понимаем, что нынче фактически завершается институционализация какого-то крайне важного уровня социальной рефлексии, причем конструктивная, инструментально обеспеченная. Какие же формы примут человеческие общества, если это окажется верным? Какие формы при этом примет борьба нового со старым и какой будет цена победы нового? Поскольку парадигмы консалтинга рационалистичны, то не окажется ли в итоге общество творчески бессильным? Или все эти вопросы основаны на ошибочном понимании новой услуги, поскольку существуют и действуют многочисленные и разнообразные советы при административных органах и при президентах, научно-технические советы, исследовательские подразделения внутри фирм и в государственных и международных структурах, которые выполняют те же функции, что и консалтинговые организации, хотя действуют на некоммерческой основе? Или же все эти формы, в конечном счете, несопоставимы с консалтингом из-за их неспособности обеспечить глубокую и разностороннюю специализацию? Наконец, самый трудный вопрос: если консультационная деятельность существенно инструментальна, а не ценностна, то в чьих интересах она будет использоваться? Каким образом будет установлена связь между мыслителями, теоретиками, философами, стремящимися донести до общества свои идеи, и анализируемой нами услугой как звеном, обеспечивающим их реализацию?

Немало у консалтинга этических и уголовно-правовых проблем. Научное обслуживание "теневой экономики", консультационное обслуживание криминальных и коррумпированных структур уже стали фактами нашей жизни. Уже есть спецы, подсказывающие коррумпированной администрации и недобросовестным производителям, как обходить закон. А научное обслуживание крупных международных валютных спекуляций? В конце концов чьи интересы защищает консалтинг? Например. консультации американских специалистов по "реформам" в России. Где граница между этой услугой и промышленным шпионажем, не говоря уже об экономической и научно-технической разведке?

Далее большие сомнения вызывает возможность конкуренции в сфере консалтинга из-за отсутствия очевидных, измеримых критериев эффективности. Не является ли во многом деятельность советующих фирм спекуляцией на некомпетентности заказчика и, как следствие, солидарной поддержкой моды на консультацию? Застой с 60-х годов в области идей и методов, преобладание культуртрегерской деятельности является значимыми симптомами моды. Беззащитные заказчики могут становиться легкой добычей консультирующих фирм.

Менее заметная, но едва ли не ключевая группа проблем существует в области технологии, используемой консалтинговыми организациями при совершенствовании деятельности организаций. Проблемы технологии работы с персоналом и проблемы технологии создания адекватной информационно-технической поддержки деятельности организации значительно изучены, а их решение дело ближайших лет. В отличие от этого проблемы перестройки мышления и систем ценностей, эффективного формообразования, инструментализации понимания, которые, в конечном счете, являются сдерживающими, только еще начинают становиться предметом исследования.

Возникает много вопросов при рассмотрении системных аспектов управления по советам. В самом деле, чем объяснить, что "на слуху" деятельность консалтинговых организаций, а не соответствующей системной целостности, включающей в себя все их функции и дела? Почему рассматриваются либо идеи без механизмов их реализации, либо механизмы, предназначенные неизвестно для чего? Почему так трудно идет интеграция аспектных консалтинговых организаций? Что должно произойти с философскими открытиями типа "открытого общества" К.Поппера, с наукой об организационном управлении, с разработками информационных технологий, если благодаря консультированию широкое освоение их результатов становится чисто технической проблемой? Справедливо ли столь большое внимание уделяется "информационной революции", как будто создание компьютеров, программ и прочего само по себе в состоянии решить какие-то проблемы? Наверно, более правильно говорить о революции в мышлении, которая, собственно говоря, и осуществляется фирмами-советчиками.

На некоторые из перечисленных вопросов я попробую ответить.

ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ "ОТНОШЕНИЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ"
Для получения ответов, видимо, следует отказаться от рассмотрения управления по советам как услуги и, наоборот, отнестись к нему как к важной социальной функции.

Сложившиеся формы консалтинга являются следствием развития, которое происходит на разных уровнях и в разных аспектах в последние десятилетия. Управление по советам является интеллектуальным, но прагматическим ответом на многочисленные и разнохарактерные проблемы, порождаемые противоречивым современным развитием. Такими противоречиями являются политическое и экономическое столкновение моно и полицентризма, завершение индустриализации при росте научно-технического потенциала, расслоение развитых стран на элиту и маргиналов, гуманистические тенденции в столкновении с фатальным отставанием развивающихся стран, мировая интеграция, ведущая к деэтатизации (потере веры в государство) и национализму. Поэтому области и формы деятельности современного консалтинга весьма специфичны, хотя они воспринимаются как некие признанные стандарты.

Однако вспомним: консультирование как социальная функция существовало во всех известных цивилизациях, хотя и имело многие другие имена и формы. Достаточно указать на оракулов, волхвов, мудрецов дивана, визирей, советников, которые давали советы царям в глубокой древности. Несомненно, в современном развитии нет знаков, указывающих на снижение, а тем более на угасание консультационной деятельности. Напротив, ситуация с машинным информационным комплексом SAP R/3 и обширными работами по инструментальным комплексам, "механизация умственного труда" отчетливо указывают на социальную фундаментализацию консалтинга. Поэтому нет сомнений в его существовании в обозримом будущем, хотя, скорее всего, в каких-то новых формах.

Словом, понять это явление можно только в более широком контексте, включающем его современные формы как частные. Очевидно, интересующий нас контекст заключен в историческом развитии "отношения консультирования". Разнообразие форм этого отношения является основой для выделения сущностных его основ и, как следствие, последовательного видообразования.

Подход к изучению консультационного отношения как социальной функции должен быть основан на выделении широких инвариантов. Поскольку "отношение консультирования" постоянно существует и быстро развивается, можно уверенно заключить, что в прошлых, существующих и будущих социальных формах есть что-то такое общее и абсолютно необходимое для них всех, что делает эту социальную функцию очень жизненной.

ТЕЗИСНО - ОБ "ОСНОВАНИЯХ"
"Отношения консультирования" пронизывали все эпохи и цивилизации. Какие для того имелись основания? Вот некоторые из них:

1) отношение между властью субъекта и его компетентностью;

2) психологический феномен несовместимости "властного и "компетентного" типов личностей в психике одного лица:

3) необходимость и возможность рефлексии как формы снятия отношения власти и компетентности;

4) специализация и кооперирование деятельности в области консультирования;
5) нормализация и статуирование этой деятельности.

Властные отношения - один из видов субъект-объектных отношений, в которых роль объекта играет принудительно десубъектированный субъект.

Субъект "обладает властью", если властные отношения, установленные им в системе субъект-субъектных отношений, позволяют ему удовлетворять его интересы в пределах получаемых им от использования властных отношений возможностей.

Власть, преодолевая сопротивление внешних сил, всегда стремится расширить область определения властных отношений ("экспансия власти"). Если сопротивление внешних сил не позволяет власти расширить область определения властных отношений, то власть стремится найти равновесие с внешними силами, обеспечивая стабилизацию властных отношений ("укрепление власти").

Компетентность субъекта - один из его атрибутов, позволяющих ему поддерживать соответствие между его возможностями и его интересами (называемое эффективностью деятельности субъекта). Компетентность - субъектно ориентированный, активный, персонифицированный фрагмент накопленных обществом знаний.

Уровни власти субъекта и его компетентности в области определения отношения " власть-компетентность":

* абсолютная (во всей области определения отношения)

* частная (в подобластях)

Если власть абсолютная, а компетентность частная, то управление неэффективно. Как следствие, возникает возмущение, которое либо ослабляет власть, приводя ее в соответствие с компетентностью, либо подавляется властью, что стабилизирует неэффективность.

Если власть частная, а компетентность абсолютная, то в области властных отношений возникает устойчивая власть, а в области определения отношения между властью субъекта и его компетентностью возникают условия для эффективной экспансии властных отношений.

Если власть частная и компетентность частная, то в области властных отношений возникает устойчивая власть, возникают также экспансия власти в неиспользованную область компетентности и тенденция расширения компетентности субъекта властных отношений для укрепления его власти.

Исходя из этих тезисов, можно сделать вывод: в разнообразии отношений "власть-компетентность" существуют ситуации, когда субъект властных отношений стремится к расширению своей компетентности. Однако важно заметить, что эти ситуации охватывают только часть разнообразия, то есть субъект властных отношений не всегда стремится к расширению своей компетентности.

Сам по себе психологический феномен несовместимости "властного" и "компетентного" типов личности в психике одного лица достаточно широко известен. Александр Македонский был воспитанником Аристотеля, но не Аристотель вел его армию. Наполеон был хорошо образованным человеком, но он постоянно опирался на окружавших его ученых и специалистов. Однако объяснению этого феномена не уделялось должного внимания. Хуже того, неизбежная апологетика "сильных мира сего" приписывала им компетентность, которой они реально не располагали. На самом деле высокоинтеллектуальные политические лидеры насчитываются единицами.

Причины несовместимости заключены в том, что в условиях предельного сосредоточения "лидеров" на решении текущих проблем область интересов "властного" типа личности и "компетентного" типа личности совершенно различны. Познавательные механизмы "властного" типа личности концентрируют внимание на десубъективизации, а познавательные механизмы "компетентного" типа личности концентрируют внимание на факторах эффективности властных отношений. Временные параметры этих познавательных процессов также различны: у "властного" типа оперативны, у "компетентного" долговременны.

Хотя самоутверждение является общей чертой обоих типов личности, цена, которую они готовы заплатить, совершенно несопоставима. Жертвы при установлении и поддержании властных отношений реальны и неизбежны, а "знатоки" с жертвами их деятельности дела не имеют. Эти типы личности различаются также ориентацией поведения: "властный" на действие, "компетентный" на размышление. Известно, что люди, имеющие идеи, редко способны их осуществлять. Идеологии являются продуктом длительных интеллектуальных усилий, иногда усилий нескольких поколений. Успех действий зависит от их ориентации и своевременности.

Разумеется, действующий в любой области "правитель" так или иначе осмысливает свою деятельность. Однако он всегда находится в ситуации, которая дана ему как факт, который он не может игнорировать и который выступает как сложившееся, не поддающееся рациональному объяснению. Следствием является ситуационно ориентированное мышление, которое теряет контроль за границами необходимого и возможного.

Окончание. Начало в N32

В противоположность этому, независимый эксперт не ограничен положениями, вытекающими из традиции, привычки или установленного порядка. Напротив, он хорошо осведомлен о "периоде существующего" и не строит иллюзий относительно его иррациональной сущности. Поэтому он с самого начала настроен критически как к проблемам руководителя, так и к его суждениям об их причинах.

Кроме того, что бы ни думал руководитель о своей деятельности, окружающим он вынужден представлять ее как правомерную и безошибочную. Это неизбежно порождает соответствующую психологическую ориентацию, препятствующую осмыслению своей деятельности. Часто (но не всегда) руководители сознают свою ограниченность и прибегают к помощи эксперта, рассчитывая только на возможность услышать трезвое или хотя бы альтернативное суждение.

По мере того, как метод выполнения некоторой функции усложняется, трудоемкость производства и его воспроизводства быстро возрастает, делая обслуживающую функцию вторичной по отношению к методу. Поскольку такое положение делает выполнение функции организационно необеспеченным, неизбежно происходит обособление деятельности, направленной на функцию, от деятельности, направленной на метод. Повышение эффективности производства и воспроизводства методов является основанием для обслуживания многих его потребителей. выполняющих данную функцию. Обособление и размножение деятельности, ориентированной на метод, называется специализацией.

В области деятельности, создающей или совершенствующей другую деятельность, как и везде, неизбежно происходят процессы специализации. Именно в этом заключено объяснение того факта, что консалтинг, осуществляемый посторонними специалистами-профессионалами, эффективнее, чем совершенствование деятельности организации, производимое силами ее собственных сотрудников. Консультирование тоже проходит многоуровневую и многоаспектную специализацию. Возникает необходимость в кооперировании ее различных видов. Крайним выражением этой тенденции является возникновение специализированных фирм, консультирующих консалтинговые фирмы, которые в свою очередь уже определяют направление дальнейшей специализации.

Важно заметить, что тип конечной продуктивной деятельности ("последний консультируемый") существенно зависит от достижений всей системогенемной иерархии консультирования. Последний консультируемый вынужден приспосабливать свою деятельность к формам и методам, предлагаемым консультантами, а в самом крайнем случае он и сам как субъект порождается деятельностью консультантов

Считается, что только с Ф. Тейлора и Р. Эмерсона берет начало "научная организация труда и управления". До них фирмы были результатом деятельности лиц, их создававших. Профессиональная деятельность в области создания, совершенствования и руководства организации могла явиться только следствием возникновения представлений о "нормальной" деятельности. В дальнейшем организации-советчики вынуждены были унифицировать свои представления о "норме", чтобы сделать свои результаты сопоставимыми. В свою очередь организации, которые консалтингом были приведены к "норме", получали не только реальную эффективность, но также и статус "сертифицированной" организации, что могло иметь значение не только в рекламе, но и в конкурентной борьбе.

ДИНАМИКА ВЛАСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Хотя управление по советам как социальное явление многогранно, его "зерно" - в отношениях между властью и компетентностью.

Для властных отношений характерно сочетание относительной стабильности с довольно быстрыми изменениями состава и структуры субъектов властных отношении и их персонификации, а также качественными и количественными изменениями области их распространения. Изменения властных отношений происходили во всех цивилизациях и всех эпохах. Только властные отношения (или их снятые формы, например, сотрудничество) позволяют конструктивно создавать, сохранять и модифицировать социальные формы (структуры), реализовывать субъект-субъектные отношения. Изменения властных отношений описываются терминами "усиление власти", "ослабление власти". Более дифференцированно говорят об усилении и ослаблении номинальной и реальной власти и их соотношениях. При кризисах развития происходит быстрый распад старых и последующее более или менее быстрое установление новых властных отношений. Они существуют в прямой (неправовой) форме и в косвенной (правовой) форме. Управление, то есть распорядительная функция в организациях, может осуществляться лишь постольку, поскольку установлены эффективные властные отношения. Неэффективное управление ведет к ослаблению или извращению властных отношений.

В последние несколько десятилетий динамика властных отношений во всех типах организаций приобрела относительно новые черты. Начавшийся около 200 лет назад, со времен первой промышленной революции ("век пара"), переход от экстенсивных типов обществ (для их могущества имели значение территория, ресурсы, население) к интенсивным (могущество последних наращивалось в зависимости от темпов развития, в частности, научно-техническою) вступил в критическую фазу. Особенности "постиндустриального" общества описывают только некоторые стороны этой фазы. Кризис вызван противоречием между в высшей степени консервативными социальными (в основном, организационно-экономическими) формами, порожденными экстенсивным типом обществ, и бурно развивающимися интенсивными формами, вызываемыми научно-технической революцией, ростом образованности, острыми социальными проблемами.

Интенсивный тип развивающегося общества качественно отличается от экстенсивно развивающегося, его институты совершенно иные, а если не считать промежуточных форм, экстенсивный аспект находится в интенсивном лишь в снятой форме. Неразличение интенсивных и экстенсивных аспектов вызывают в социальных структурах крайнее напряжение. Институты власти в основном сохраняют функции и структуры экстенсивных обществ, становясь препятствием для развития, а с точки зрения субъектов интенсивного развития нагромождением абсурдных функций. Поскольку этика интенсивного развития слабо разработана и его субъектам неизвестна, а даваемое им могущество естественно ведет к разрастанию амбиций, в целом переходные формы развития становятся опасными.

Современная динамика институтов власти во всех типах организаций зависит от того, насколько успешно последние справляются с переходом от экстенсивных форм развития к интенсивным. Первая форма, которую можно назвать "традиционалистской" (или, что хуже - "консервативной"), не справляется с этим переходом. Вторая форма, которую можно назвать "новаторской" (или, что хуже, "прогрессивной"), по крайней мере, частично справляется с этим переходом. "Частично" означает, что новое качество достигнуто, но оно не охватило всех аспектов и уровней, в то время как "не справляется" означает, что новое качество не достигнуто.

Традиционалистская форма динамики властных отношений характерна для большинства государств и значительной части других типов организаций. Такая динамика приводит к повсеместным и на всех уровнях специфическим (возможно, уникальным) процессам потери или извращения реальной власти по всем аспектам области распространения властных отношений ("потери контроля над событиями"). Институты власти на "высоких" уровнях превращаются в номинальные, а на относительно "средних" и "нижних" уровнях она усиливается ("демократизация", "децентрализация", "регионализация", "укрепление горизонтальных связей"). Этот процесс, если он проводится сознательно, может быть определен как "трансформация", а если он происходит "сам собой" (складывается), то как разложение института власти. Одновременно он является начальным этапом возникновения новых институтов власти или квазибезвластных отношений.

Важнейшим, но далеко не единственным, примером этого процесса является деэтатизация - ослабление и разложение института национальных государств с одновременным расширением и укреплением многочисленных и разнообразных институтов международных и всемирных властных отношений, с характерными процессами расширения безвластия внизу и возникновения различных видов паразитических властных отношений. Национальное государство со всеми его атрибутами порождено экстенсивными формами хозяйства и, как таковое, уходит в прошлое, но его снятые формы останутся надолго. Процесс протекает противоречиво и неоднозначно, вызывая возникновение промежуточных властных форм. часть которых регрессивна, а также маргинализацию в различных слоях населения. В этических, конфессиональных и культурных общностях этот процесс приобретает специфические черты.

Новаторская форма динамики властных отношений, как уже было сказано, характерна для тех организаций, которые справляются, хотя бы частично, с переходом от экстенсивных форм развития к интенсивным. Для них наиболее характерно достижение высокоэффективных властных отношений по отдельным аспектам области их распространения одновременно с ослаблением или потерей властных отношений по другим аспектам или по области в целом. Следствием является вначале фактический, а позже и юридический распад целостностей в области распространения властных отношений. Иными словами, интенсивно развивающаяся часть организации оказывается принципиально несовместимой с ее традиционалистскими частями. Это противоречие не может быть разрешено, и оно ведет, в конце концов, к распаду субъектов властных уровней и полному преобразованию субъект-субъектных отношений.

В настоящее время имеется немного государств (не только из числа "развитых", но и из числа "развивающихся"), у которых динамика властных отношений следует новаторской форме. Поскольку этот тип развития властных отношений социально только еще осваивается. и поскольку социально значимые жертвы на этом пути неизбежны, структуры таких государств испытывают огромное напряжение, которое делает весь процесс неустойчивым и неоднозначным.

ОШИБКА ВЕКА ПРОСВЕЩЕНИЯ

Компетентность - субъектно ориентированный, активный, персонифицированый фрагмент накопленных обществом знаний. Идеалу компетентного субъекта в настоящее время противостоит идеал "образованного человека", созданный идеологами Просвещения. Это противостояние является напряженным, поскольку "компетентный субъект" оказывается без контекста и необходимою кругозора, а "образованный человек" оказывается субъектно не ориентированным. Только редкие, имеющие большой опыт и хорошее образование руководители в состоянии преодолевать это противоречие.

Сложившаяся в эпоху "революции менеджеров" (примерно за 50 лет) западная традиция в области компетентности имеет несколько ясно выраженных характерных черт Среди них важнейшей является прагматическая ориентация компетентности, которая служит скрытой идеологической основой методологического аспекта компетентности (системотехника, системный и ситуационный анализ, экономико-математические модели и др.). Хотя максимизация прибыли как критерий управления была раскритикована еще К. Боулдингом в 50-х годах, фактически изменение компетентности свелось к признанию непрагматических критериев как ограничений.

Другой важной чертой сложившейся компетентности является ее ориентация на разработанные и технически осуществляемые методы выработки решений и обработки и передачи информации, которая отражает прагматические идеи 50-х 60-х годов. Обширная гамма средств, таких, как оконная техника, объектно ориентированная информационная технология и клиринговые системы, скрыто содержат представление о мире, в котором действует руководитель, как совокупности разрозненных и, возможно, конфликтующих целей.

Наконец, следует отметить, что компетентность, создавая у руководителей иллюзию вооруженности, перемещает их систему ценностей в область предельного использования прагматично разработанных методов. В этом заключен один из самых существенных источников охватывающего мир кризиса, поскольку руководители на всех ровнях не имеют в своем распоряжении достаточно широкого спектра познавательных средств, направляющих и дисциплинизирующих их точку зрения на вещи.

НУЛЬ ИДЕЙ?

Состояние консалтинга определяется взаимодействием относительно независимых его внутренних процессов и внешних по отношению к его деятельности факторов. Наиболее важный из них - состояние отношения между властью и компетентностью. Важно представлять, что эффект внешних факторов проявляется только через изменение внутренних процессов управления по советам. Ключевое значение для квалификации этой услуги имеют осваиваемые сегодня подходы, методики и средства. Мы не располагаем прямой информацией об их содержании. Иноязычная и переводная литература освещает в основном освоенные на Западе и широко применяемые средства. В отличие от них в отечественной литературе имеется целое направление, рассматривающее совершенствование деятельности организаций ("предприятий") с оригинальных позиций. Однако оно, насколько можно судить, не подкреплено разработкой соответствующих методик и средств.

Следует напомнить, что зарубежная (и отчасти отечественная) литература конца 50-х середины 60-х годов была буквально переполнена многочисленными идеями, каждая из которых могла бы стать теоретической жемчужиной. Сегодня ничего подобного не происходит. Основное внимание перенесено на воплощение этих идей в массовую организационную и управленческую практику.

А жизнь требует не только этого. Консалтинг как коммерческая услуга не прорывной путь. Рождаются (или должны родиться) новые формы общественного устройства, однако консалтинг идет на поводу у сложившихся социальных форм вместо того, чтобы вести нас вперед. Аналитически мыслящие руководители понимают положение именно так. Однако даже ими пока не воспринимается скрыто стоящее за этой проблемой изменение субъектов властных отношений. Если раньше компетентность эксплуатировалась властью, то теперь намечается тенденция, при которой компетентность будет эксплуатировать власть.

БУДУЩИЕ ФОРМЫ КОНСАЛТИНГА

(1) Существующие формы управления по советам, виды и направления консультационной деятельности повсеместно являются консервативными. Они отрабатывают, превращают в массовую культуру идеи 50-х 60-х годов. И каких-то прорывов от консалтингового сообщества трудно ожидать. (2) Очевидным источником образования новых социальных форм явятся прежде всего хорошо образованные, методологически ориентированные руководители. В настоящее время их мало, если они вообще существуют. Но подобно тому, как первое применение PERTa на "Поларисе" открыло новую эпоху в управлении, достаточно одного прорывного результата, чтобы хлынул поток изменений. Ситуация в рассматриваемой области без натяжек может быть определена как "перенасыщенный раствор", который весь преобразуется от мельчайшего кристаллика.

(3) Будущие формы консультирования возникнут в динамично развивающихся областях, где отношение власть-компетентность испытывает максимальное давление внешних факторов.

(4) Неотъемлемой частью процесса возникновения новых форм консалтинга станет дифференциация и институционализация его инфраструктур, иерархизация по типу "консалтинг консалтинга" с созданием обширной методологической, методической и методной инфраструктуры.

(5) Предстоит осознать, что управления по советам это ключевая (на данном этапе) социальная функция.

(6) Представление о консалтинге как виде услуги должно отмереть. Оно будет заменено одним или несколькими вариантами. вытекающими из системной (системогенемной) фразеологии.

(7) "Рабочие" ("синие воротнички") ставятся на работу их непосредственными начальниками, и по другому этот процесс не может быть осуществлен. Подобно этому развитие консалтинговых отношений приведет к тому, что руководители "первой линии", которые непосредственно имеют дело с рабочими, и руководители среднего звена ("белые воротнички") будут "проектироваться" и ставиться на работу точно так же, как сейчас это происходит с "рабочими".

(8) В настоящее время творческий момент ("продуктивные идеи") смещается из области. где находятся субъекты властных отношений, в область, где действуют консалтинговые организации. Завершение этого процесса будет означать перемещение субъектов властных отношений в область управления по советам.

(9) Идеологам, методологам и теоретикам следует иметь в виду, что потребитель их продукции перемещается от властных структур к консультирующим организациям.



От главного редактора ЭГ. Анализ и некоторые выводы С.П.Никанорова далеко не бесспорны. Возможно, специалисты в области "управления по советам", консалтинга захотят продолжить разговор . А вполне возможно, что не захотят продолжать. Кстати, и упомянутый во вступлении к статье донашеэровский тиран Гиерон, хоть и выслушал внимательно советы философа Симонида, не стал подтверждать, что последует его советам по-другому применять свою власть. Однако сохранить статью Никанорова все-таки советуем для перечитки. Словом, до более благоприятных для размышлений времен.

Управление по советам Консалтинг. // Экономическая газета (Москва).- 12.08.1998.- 032

Версия для печати [Версия для печати]




Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница


С.П.НИКАНОРОВ // Управление по советам. // Экономическая газета (Москва).- 21.08.1998.- 033