Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 4(16), апрель 2004г

Управление и новые социальные формы

Новое женское счастье

Е.Пищикова

Подборка очерков по "физиологии города" (окончание)
Беру на себя смелость предположить: в России разводятся так часто не оттого, что женщина жаждет модернизировать институт брака, а мужчина склонен относиться к нему с иронией (вариант USA), а потому, что в нашем отечестве беспрецедентно часто заключаются межсословные браки, рискованные по своей природе...



---------------------------
http://www.kariera.orc.ru/04-98/Udbra052.html

Удачный брак

ЕВГЕНИЯ ПИЩИКОВА

Развод по-русски


В США распадается каждый второй заключенный брак.
И в России распадается каждый второй заключенный брак.
Беру на себя смелость предположить: в России разводятся так часто не оттого, что женщина жаждет модернизировать институт брака, а мужчина склонен относиться к нему с иронией (вариант USA), а потому, что в нашем отечестве беспрецедентно часто заключаются межсословные браки, рискованные по своей природе.

Адепты прикладной социологии видят в сходстве бракоразводной статистики поруку безоговорочного членства России в трансатлантическом союзе брачного соединения и распада. Приводятся следующие подробности тождества: сексуальная революция, женская эмансипация... А профессор Покрышкин, автор труда "Гигиена семейной жизни" (по популярности сравнимого лишь с советским клиническим бестселлером "Девушка становится женщиной"), совсем недавно посредством телевидения высказался в том смысле, что именно и только наступление атлантической цивилизации гриндайзеров извратило впечатление средней россиянки (россиянина) о ценности брачных уз и обетов.

Между тем очевидно, что два общества с полярными социальными проблемами (и мало сопоставимыми социальными достижениями) не могут давать на выходе одинаковый статистический результат, определенный одними и теми же причинами. Мы имеем дело со случайным совпадением, никем еще не обдуманным.

В России - как нигде - в чести межсословный брак. Отсутствие четких сословных границ и традиций мирного сосуществования сословий вносит в природу новорусского брака пышный варварский оттенок.
Впрочем, обоснование идеи - ниже. Слишком долго надо обосновывать. Композиция рухнет.

Разлука-стори. Пример из жизни

В Москве есть район под названием Гольяново. Это рабочая окраина. Некрасивое, здоровое место. Много зелени. Так же много капусты и картофеля, выращиваемых жителями возле подъездов. С ранней весны едва ли не все население местечка находится во власти теллурических настроений. И понятно почему: скажем, в ближайший к моему собственному дому корпус всего пятнадцать лет назад переселили две улицы бывшего подмосковного совхоза.

Закованная в камень деревня вела себя в то время занимательно. Потрясал застенчивый союз индустриального и пасторального. Свадьбы игрались коллективно, с выносом двадцати кухонных столов на проезжую часть. По праздникам комбайнеры гоняли вокруг корпуса своих жен в комбинациях. Даже механизатор Василий гонял жену Тамару Ивановну - бывшую сельскую, а к тому моменту уже московскую учительницу словесности. Собственно говоря, она была нашей учительницей.

И вот что можно было заметить. Обычно жены бегали от мужей с некоторым озорством. Иные бежали с бутылками, отнятыми у любезных. Путь их лежал к родным или подругам, живущим в том же самом доме и азартно приветствующим из окон как беглянку, так и бутылку. Часто на шум выглядывали праздные соседи, свекровь или теща громко учили супругов основам любви и согласия. Обычный бег от околицы до околицы превращался в энергическую пробежку вокруг корпуса. Тождество хищника и жертвы было абсолютным. В целом сцена имела нарядный, праздничный вид.
Когда же механизатор Василий с лицом спившегося пятиклассника принимался за Тамару Ивановну, все выглядело иначе.

Тамара Ивановна бежала в никуда. Ей было стыдно. Она выбирала путь среди кустов и потому часто бывала настигаема. Каждый раз это была не погоня и даже не охота. Это был неудавшийся побег. И ни один деревенский житель не припадал к окну и не комментировал происходящее - настолько явственна была постыдность эпизода. Стоит ли удивляться, что супруги скоро расстались?

Тамара же Ивановна вела у нас литературу до последнего класса. Несмотря на обретенную свободу, основным в ее облике была ежедневная бытовая трагедия. Приближенных учениц она предостерегала от заключения брака голосом доктора Лернера: "Остерегайтесь выходить на болота ночью, когда силы зла властвуют безраздельно". В выпускные альбомчики писала стихи: "Привыкла я к разлуке - привычный мне удел. Пожмем друг другу руки, вперед, так много дел!"
Тамара Ивановна была первой виденной мною жертвой межсословного брака.

В нашем доме поселился омерзительный субъект

Интересующие нас браки - явление для всего мира весьма обыденное. Как и браки межнациональные. Единственно важно: ни в одной стране мира (кроме нашей) они не становились союзами престижа, патронируемыми государственной идеологией.

"Весна на заречной улице" - это, по сути дела, история моей Тамары Ивановны. Рабочий и Колхозница, взметнувшие свои трудовые руки, стали главным экспонатом на Выставке достижений народного хозяйства. А меж тем недолгое размышление подводит к простому выводу, что между люмпенизированным пролетарием (каковым он всегда был в Стране Советов) и крестьянской девушкой ничего хорошего быть не может. Не зря, кстати, герой "Поднятой целины" Шолохова Давыдов в созданном им колхозе любовницу себе нашел. А вот жену - нет.

Последней грезой издыхающего тоталитаризма стал фильм "Москва слезам не верит". Все там было правдой: трудная жизнь, характеры, ребенок в подоле и блистательная карьера. Неправдой оказался только слесарь Гоша, удовлетворивший взыскательным запросам директора фабрики. Так на то она и сказка.

И еще один нюанс: ни в одной стране мира межсословные браки не заключались в таком количестве и со столь закрытыми глазами.

Просто удивительно, до какой степени в нашем отечестве отсутствует информационная и интеллектуальная связь между сословиями и социальными прослойками. В известные годы можно было угомонить всю интеллигенцию и всех поселян, а городское мещанство ходило по площадям в трусах и пребывало в эйфории и неведении. Нынче "простой народ" может устраивать марши протеста от Москвы до Владивостока, разночинная же интеллигенция будет иметь невнятное, но лучезарное представление о государственном хозяйстве. Еще менее известны бытовые особенности жизненного уклада различных сословий, и пылкий брачующийся просто не в состоянии предугадать свою подступающую судьбу.

Скажем, в стране Индии даже близкие друг другу касты (писцов и браминов) антагонистичны в быту; одинаково называющиеся блюда готовят с разными специями... Ошибется тот, кто сочтет кастовые противоречия древней экзотической игрой: в нашем слоеном обществе разные сословия не только готовят по-своему, но и покупают различные продукты.

Подруга моя была потрясена гастрономическими пристрастиями своей "простой" свекрови, покупающей из соображений экономии мясное изделие "свинина на хрящах" (десять рублей килограмм). Она была уверена, что подобное блюдо можно есть только в преддверии нищеты, до которой семье ее мужа довольно далеко. До сих пор она считала, что хрящи не подлежат поеданию, и ее безмерно раздражала картина семейного обеда, похожая на сходку мусороуборочных комбайнов. Между тем свекровь бесконечно презирает мою подругу за то, что та покупает дорогое детское питание (те же десять рублей баночка), вместо того чтобы самой сварить и протереть мясо и овощи. Деньги транжирятся впустую! В то время как муж (он же сын) ходит на работу "одетый как нищий"! Еще одна моя конфидентка, успешная, хорошо зарабатывающая девушка, жестоко поссорилась со свекровью из-за мороженого омара, купленного ею для романтического ужина при свечах. Речь шла о праздновании дня знакомства. Молодая забыла оторвать ценник с упаковки. Нежные посиделки были прерваны разъяренной МАМОЙ, ворвавшейся в комнату супругов с криком: "Вы мне в месяц на хозяйство меньше даете, чем эти крабовые кости стоят!"

В мире вещей сословные различия проступают еще очевиднее. Люди различных сословий покупают разные вещи и по разному к ним относятся. Тут безусловный приоритет получают представители "опустившегося мидл-класса". В принципе, это бывшее городское мещанство - термин, к несчастью, стал нарицательным, приобрел неинтересные оттенки. И если интеллигенты (разночинцы) активно занимаются созданием собственного фольклора, который самонадеянно называют культурой, то и новые "простые" русские занимаются созданием своего фольклорно-вещевого эпоса. А также созданием своей культуры - материальной. А поскольку описываемая нами прослойка и является прослойкой базовых потребителей, на коих и ориентируется торговый маркетинг, то попробуйте найти в среднеприличном магазине дверную ручку не под золото, висячую лампу без стеклянных асфоделей, одеяло без распяленной тигры. Разбогатевший член бывшей "простой семьи" купит спальню под Людовика ХV из белой фанеры с золотой фурнитурой - именно такую мебель и привозят. Мы попали в окружение чуждого нам материального мира. И он агрессивен. Он пытается нас подчинить - заставить нас работать на себя. Покупать себя. Да еще и любить себя. Любовь с предметами, эти бесконечные адюльтерные романы с камнями, дубами, белой техникой и разноцветной сантехникой - причина жгучих конфликтов внутри межсословных браков. Грустно, когда жена изменяет тебе с настоящей тряпкой!

В наших архивах журналистики есть история женщины, разведшейся с мужем из-за стенки. Муж, делая утреннюю зарядку, цеплялся ногами за край стенки, дабы качать пресс. В связи с чем расшатывал предмет мебели вкупе с семейными устоями.

Многочисленные просьбы оказались напрасными. То есть на лицо было грубое непонимание. Чрезвычайно характерное письмо недавно было напечатано в "СПИД-ИНФО". Начинается оно трепетным посылом: "Друзья, не женитесь на дурах!" Сюжет же в том, что молодая жена выстирала со стиральным порошком "Ариэль" тысячедолларовый костюм молодого мужа - карьерного клерка. На горькие попреки отвечала, что ее мама всегда сама стирала костюмы отца. Так экономнее..."Конечно,- так кончается письмо,- у дуры и мать дура!"

Когда сословные границы проходят через семью, муж с женой становятся пограничниками. Они вооружены автоматическим скепсисом - не только околополовым, но и социальным. Многие заводят крупных гладкошерстных собак.

Лапти Селивана ампестировали всю атмосфэру
До сих пор, говоря о межсословных браках, мы как бы имели в виду, что в стране осталось два "главных" социальных слоя - разночинцев (интеллигентов то бишь) и "простых" русских.

Более тонкое общественное структурирование удается пока только фрагментарно. Эпизодами. Например, недавно дамские журналы обсуждали эффект "второго брака" у богатых сорокалетних русских мужчин. Бросают старых и верных жен, женятся на секретаршах, моделях, певичках. Гунны, скифы. А между тем это же наша тема! Сорокалетние богатые мужчины почти все проходили карьерный путь комсомольских вождей семидесятых годов. С охотой вступали в межсословные браки, женились на партийных дочках. Их отцы, последние легионеры режима, всегда любили отдавать своих толстых капризных сабинянок молодым жадным провинциалам. Развод тут, знаете ли, естествен. Тем более что в межсословном браке развод вообще естественнее союза.

В принципе за неимением прослойки буржуа состоятельный человек в сегодняшней России вынужден вступать в межсословные союзы. При этом несколько раз в жизни. Итак, первый брак был карьерным. В семье жены молодой карьерист наверняка считался абсолютным Селиваном, которого в определенные минуты надо было стыдиться. Но и второй брак есть чаще всего не союз равных. И неофит материальной культуры, уже в свою очередь, начинает воспитывать молодую жену, уверенную, что Пикассо - это марка духов, спаржа - вид шерстяной ткани, а анчоусы - оливки в металлических банках.

Господин Боровой в свое время сетовал, что выбит тип дворянских девочек из обедневших семей. Вот самые лучшие жены: шарм, культура с молоком, требования невысокие... И, кстати говоря, ошибся. Не посоветую я богатому выходцу из простой семьи жениться на обедневшей профессорской дочке. Слишком много уходит душевных сил на борьбу за внутрисемейную интеллектуальную власть. Порукой тому воспоминания Вертинского. Он очень забавно описывает свой разговор с богатым французом. Париж, эмиграция. Русские девушки пользуются успехом. Но - ограниченным. Француз объясняет - почему.

"Ты женишься на русской,- говорит он.- Сначала ты платишь ее личные долги. Потом долги батюшки. Деньги батюшке нужно давать с тактом, иначе старый гиппопотам обидится. Потом ты устроишь на работы гордого брата, который играет желваками, ни черта не умеет делать и смотрит на тебя как в пустое место. Потом ты наймешь шофером графа Трубецкого, потому что "граф такой несчастный, у него нет ни копейки, а в России он был бы генералом". А потом ты застанешь свою жену с этим графом, а она подожмет губы и скажет: "Уйдите, животное. Неужели вы думаете, что купили за свои деньги наш внутренний мир!"

Межсословный брак - он и во Франции межсословный.



-------------------------------------------------------

Опубликовано в Vesti.Ru от 13.01.2000
Оригинал: http://vesti.ru/pole/2000/01/13/circus/


ЕЩЕ ОДНА ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

Главная героиня главной истории любви зовется Настастьей Лариной. Фамилия никоим образом не изменена, поскольку Настасья уже в самом скором времени появится в передаче "Я сама" и расскажет о своей странной жизненной коллизии. Коллизия же вот в чем.

С нашей Настасьей случился самый настоящий цирк. Только наоборот. Чтобы понять тяжесть и неизбежность жизненного конфликта, следует учесть следующие цифры. Семьдесят процентов московской торговли контролируют южане - стоит ли считать эту цифру чрезвычайной, особенной, скандальной?

Большой город есть большой город. И если южане любят и умеют торговать… Но вот следующая цифра - миллион двести москвичей заняты в сфере торговли… Скорее сказать - москвичек… А ведь это каждая пятая из московских женщин… Словом, Настасья Ларина работает продавщицей в одном из сокольнических продуктовых магазинов. Хозяин магазина - армянин Артур. Настасья имела с Артуром роман…

Цифры несут следующую информацию: огромное количество девушек служат в торговле и зависят профессионально от кавказцев. Это естественная среда обитания для девушек-продавщиц - где еще им находить своих кавалеров и любимых… Плюс идея зависимости… Но одновременно девушки имеют другой круг общения - это круг их одноклассников, друзей, родственников - круг молодых московских юнцов, страшно (про причине плохого образования и общности интересов) теснимых теми же кавказцами на окружных бензоколонках, местных автосервисах и прочих служебных местах, доступных людям определенного социального круга… Эти молодые люди кавказцев просто ненавидят! И вот родилась следующая практика - девушку, рассчитывающую на приличный союз, молодые люди частенько спрашивают : "А не спала ли ты с черным?" Со своим, мол де, еще ничего, а с черным бы нежелательно… Это, конечно, конфликт небогатых районов…

Но вот с Настасьей Лариной случилось это самое новое несчастье. Она полюбила молодого человека Володю. И Володя полюбил ее. И вроде бы все шло к помолвке. Только Володя спросил: "Не было ли у Насти романа с черным?" А Настя, хотя и два года любила Артура, решила сказать, что нет. Потому что ну какой Артур черный - у него начищенные ботинки и брюки металлик. И вообще грустное выражение лица. И вот случилась вечеринка. На вечеринке присутствовала Настина недоброжелательница. Противная девка сказала: "И чего ты, Настька, такая гордая, когда год жила с черным?" И убежала Настя с праздника. И сидела под дверью, ожидая, пока квартиру покинет влюбленный Владимир. Однако Владимир за Настей не побежал. И ни разу с тех пор ей не позвонил… Не простил ей русский Бэтмен союза с черным. Вот какой цирк…

И последнее. Вот помните, в фильме "Цирк" особенный катарсис изобразил простой русский чиновник. "Рожайте, сказал, хоть беленьких, хоть черненьких, хоть малиновых в крапинку!" Прекрасный монолог! А я вот надысь прочла еще один прекрасный монолог - письмо некоей г-жи Ревзиной в "Советскую Россию". Письмо называется "Не моя Москва". Вот цитата: "Надо отдать должное - кавказцы любят детей. И вот около нашего дома гуляет мать с пятью черноголовыми ребятишками. Через двадцать лет - я помню школьную арифметику - возле нашего дома будут гулять двадцать пять кавказских ребятишек. А русский разве одного ребенка родит. А еще через двадцать лет у нас будет сто двадцать пять черных детей. А русский еще одного родит. Вот Москва и превратится в русское Косово".

В общем, полный цирк!


Copyright L 2002 Vesti.Ru.

---------
http://www.nelegal.ru/articles/vesti2.html
СВИНАРКА И ПАСТУХ -2.
Евгения Пищикова
Vesti.Ru


Позвольте предложить вам небольшую социальную историю. Все происходит на московских окраинах, так что это тоже вести с полей. Да и происходит ли? Тем не менее для меня и моей героини все происшедшее было сугубо серьезно...

Завязка истории такова: меня попросили временно прописать в своей квартире простую русскую женщину, сдуру решившую пройти в Москве перерегистрацию и ее не прошедшую.. Интрига в том, что я позорно, даже автоматически позорно отказалась - тут рефлексы головного мозга, как любил говорить Стива Облонский. С младых ногтей культивировалась во мне идея, что в московскую квартиру, хоть и временно, можно прописать только грудного ребенка и дедушку в должности капитана подкладного судна, а зятьям и невесткам (собственно, мужьям и женам) в прописке следует отказывать, уповая на страстную любовь, чуждую расчета. Тут еще и сама ситуация: на пять человек (трое из которых - в возрасте любви) одна квартира в спальном районе, то есть Москва и к нам самим неласкова. Вроде бы мать, но замученная простотой и скученностью. Третий класс жизни, плацкартный вагон.

Развитие же сюжета таково. Через пять часов я опомнилась и согласилась. Родной брат, приехавший перлюстрировать мой общественный подвиг, кричал мне: "Дура! Ты не знаешь, что такое провинциальная женщина, завоевывающая Москву, - она съест тебя вместе с плюшевым мамонтенком (современный аналог устаревшего медвежонка) твоей дочери" - и так далее... (Интересно, заметил ли кто, что только что прочитанный абзац написан в стиле Виктории Токаревой и газеты "Семья"? Это все оттого, что пошлость ситуации не может не влиять на пошлость способа изложения.)

Теперь, когда с завязкой покончено, можно перейти от преамбулы непосредственно к "амбуле" - а именно к поступку Ларисы Ивановны Коноваловой, шестьдесят восьмого года рождения, уроженки Смоленской области, проживающей в Москве с девяносто второго года на снимаемой жилой площади.

Равнинная россиянка Лариса Ивановна (в дальнейшем - Лариса), будучи отчасти натуральной, а отчасти химической блондинкой хорошего тевтонского роста, никогда не подвергалась процедуре проверки документов. Более того, поскольку она снимала жилье в Капотне, а последний год служила сменной продавщицей в местной полатке "Тонар", она и в метро-то заходила раз в месяц: вспомнить, что в Москве живет. Так зачем же она отправилась перерегистрироваться, ежели и не регистрировалась?

Тут романтическое объяснение.

Лариса полюбила. Ее избранник - тбилисский армянин Сергей - тоже завоевывает столицу. Он утюжит ее своей "семеркой", занимаясь извозом. Попирает своими колесами каждую площадь и каждую улицу противного города, борется с каждым километром дороги. И не женится на Ларисе, аргументируя это тем, что нет такого загса, который соединит двух немосквичей в московскую семью. Сережа водит машину со столичными номерами, купленную у столичного же жителя по генеральной доверенности, и очень не любит Москву. Верите ли, эта нелюбовь взаимна...

А Лариса попыталась доказать Сергею, что и с Москвой можно играть в законопослушные игры. Например, Сережа не хочет перерегистрироваться, а Ларочка пошла!

И пришла... Справку о работе хозяин "Тонара" не дал, потому что его ТОО оказалась ИТП, а именно семейным предприятием - это чтобы не платить налога на зарплату. То есть Лариса числилась не продавщицей, а женой племянника, и оформить об этом справку было затруднительно. А многолетняя хозяйка снимаемой квартиры отказала во временной прописке, потому что всякий москвич (всякий, господа!) не любит посягательств на этот священный институт. В отделении милиции бесстрашной Ларисе сказали, что сойдет и письмо хозяйки, свидетельствующее: достойная владелица квартиры ничего против Ларисы как гостьи не имеет. И опять хозяйка с диким стуком задвигала нравственным чувством и письмо не дала. Потому что сообразила: за это с нее могут начать спрашивать налоги на сдаваемую жилплощадь. То есть Лариса столкнулась с консерватизмом и сметливостью одновременно. Самое интересное, что неожиданная открытость Ларисы настолько озадачила хозяина и хозяйку, что наша героиня лишилась одновременно и работы, и квартиры. А регистрацию ей так и не сделали, поэтому Сережа очень смеялся.

И тут Лариса обратилась к последнему прибежищу - к землякам. Нужно заметить, что в Москве есть и смоленские, и тверские и таганрогские землячества. Конечно, не Дом смоленской культуры на Арбате, но круг знакомых, концентрирующийся в основном вокруг одного или нескольких преуспевших областных героев, новых москвичей. В конце концов, хоть земляк и русский человек, но может и помочь... Таким образом, через процессию знакомых, с запиской от Именитого Смолянина в руке Лариса досталась мне. Для окончательной ясности следует сообщить, что автор тоже родом из Смоленска...

Московская тема нынче излишне популярна, но меня всегда интересовал самый простой, самый жизненный взгляд на этот город. Взгляд невлиятельного приезжего. Несколько лет тому назад я участвовала в незавершенном телевизионном проекте, суть которого была в нахождении на вокзале ярких социальных типажей - скажем, тиипичного Командированного, или Абитуриента, или Девушку, Приехавшую Покорять Столицу - и вручать им на день-другой видеокамеру. Пусть снимают, что хотят!

Это были странные, печальные пленки - хотя все снимали, конечно, одно и то же. Например, витрины, Большой театр, вечером - окна.

Большой город принадлежит всем - как, например, морское побережье. Теснота и простор одновременно. Сужение физического пространства и расширение жизненного. Большой город пропускает через себя огромное количество людей и судеб. Это полигон, на котором испытываются новые способы жизни. Интересна ли нынешняя московская попытка придать большому городу слободской образ мысли: крепкие, но туповатые традиции, рогатину на околице, чтоб чужак не зашел? Большому городу, возникшему благодаря идее суперразвития, нелепо пытаться привить "сельский" умственный темп.

В этом и причина трагедии Ларисы. Она, в принципе, персонаж О'Генри - маленький человек, желающий жить в большом городе. Я всегда думала: а есть ли в Москве эти о'генриевские персонажи: продавщицы, молодые пары со стесненными средствами, провинциальные неудачники - словом, люди, ищущие в городе свободы? Не успеха, не денег, не власти - просто свободы, невозможной в маленьких населенных пунктах, где действенный интерес жителей друг к другу огромен... Лариса говорит, что теперь представляет Москву как город-крепость из американских видеофильмов. Такая стена до неба, за ней цивилизация, а вокруг пустыня и мутанты. И проникнуть в эту вавилонскую башню можно только через какую-то щель в стене. Или дверь в московскую квартиру. Лариса неоригинальна. Говорит: хожу по Москве вечером - домов не видно, одни горящие окна. И ни одно не мое.

На прошлой неделе в доме, где я живу, закрыли магазин "Глория плюс". Санэпидемстанция закрыла. В народе магазин звался "обезьянником", потому что там торговали в основном южане. А в задних помещениях была оборудована ночлежка. Сколько же людей смотрели на наши жалкие окна и думали, что приюта нет...

Такая вот скромная история. История нелюбви человека и города. А в остальном у Ларисы все устраивается. Скоро ее перерегистрируют! Правда, уговорить Сережу жениться не удалось. Он сказал: "Армяне в неволе не размножаются". В смысле - в неблагоприятной обстановке. А ведь как хорошо все начиналось! Лариса познакомилась с Сергеем, когда села в его машину. А он и говорит: "Давайте, девушка, я вас по Москве покатаю". А Лариса-то в Москве с девяносто второго года, считает себя старожилкой. Вот и ответила: "Вы бы еще в лифте мне покататься предложили!" Сказала - как отрезала.


-------------
http://www.kariera.orc.ru/04-01/Busla110.html
Бизнес-ланч

ЕВГЕНИЯ ПИЩИКОВА

Личард в норковой шкуре



Ничто так не разоблачает, как вожделение и ненависть. И ничто так не примиряет с предметом ненависти, как страстная жажда обладания им. Диалектика. Один мой приятель мечтал о холодильнике "Розен лев" и ненавидел евреев. Что вам тут сказать? Убогий быт, убогие сердца. Холодильник он все-таки купил, а на почве антисемитизма свихнулся. Другой стервенел, как только речь заходила о Думе. Еще бы, ведь он в ней работал...


Что мы все вам рассказываем о банковских клерках, о наемниках капитала? Не желаете ли маленького рассказа о маленькой политической карьерке?

Позвольте представить - Виктор Степанов, помощник депутата Н. Причем помощник не только по удостоверению, а именно что действующий работник, референт, сподвижник, верная Личарда и Лепорелла бодренького, подбористого депутата Н. Иной раз приходится не только документы подготовить, но и за выпивкой сбегать да дочку похвалить. А дочка, нужно сказать, провинциальная кобылища, еле выучилась в медицинском училище.

То есть наш Виктор - классический помощник депутата, ненавидящий своего депутата. Это как раз таки нормально, тут умственная диспозиция ясна. Любить своего начальника так же неестественно, как заниматься копрофагией. Но дело в том, что наш Виктор Степанов ненавидит Думу как таковую. С Виктором нельзя спокойно пройти даже мимо метро "Охотный ряд". Он желчно морщится и говорит: "Падалью тянет..."

Что бы еще рассказать о Викторе, как очертить его портрет? Он владеет маленьким кабинетиком в известном здании. Иногда пьет с утра водку.

Здание Думы, что общеизвестно, имеет традиционное внутреннее убранство влиятельного учреждения и, конечно, в полной мере обладает магнетизмом властного места. Сама атмосфера корпоративного довольства возбуждает в людях чувство избранности... Даже обслуга, уходя по тем или иным причинам со службы, отчаивается, печалится - точно так уходят с телевидения. Наш Степанов имеет репутацию приятного молодого человека, в делах - дипломата. Он лучше многих умеет разобраться с провинциальными ходоками, коих в Думе египетское множество.

Вообще, некрупные провинциальные чиновники (в нашем случае - ходоки) - это совершенно особый тип. Все немножко державники, самолюбие чудовищное. Обидчивые очень. Даже скромного журналистского опыта довольно для подтверждения этой максимы. Причем чем южнее, тем средний чиновник обидчивее. В Краснодаре чиновник карпризнее, чем в Вологде. Но и в Вологде мало не покажется. Исключения бывают, но редко. Вот, скажем, симпатичное воспоминание. Чиновник из Воркуты рассказывает вашему автору анекдот: "Поезд "Воркута -Москва" отправляется со второго пути. Специально для воркутинцев уточняем: поезд отправляется от третьей и четвертой рельсы!" Я в радостном недоумении - откуда у парня испанская грусть? Откуда у провинциального чиновника самоирония? Приятная неожиданность... Тот продолжает: да у нас в городе все шутники, все любят пошутить! "Вот перед отъездом приятель рассказал историю из жизни - мы все угорали. Про то, как они в пионерлагере медсестру разыграли. Короче, наполнили ведро водой, поставили на дверь, она дверь открывает..." Я, разочаровавшись в рассказе: "И медсестра вся мокрая?" "Нет, ее в больницу отвезли!"- "Простудилась?" - "Да нет, ведро дном упало".

И вот Виктор с этими людьми добр и приветлив.

Понятно, ходоки иногда видят в нашем герое человека полезного, также понятно, что просителями бывают и люди московские, элегантные, понимающие, что подряд на компьютеризацию школ энской области можно иной раз получить исключительно усилиями скромного Виктора, но все это так мелко. Кое-какие деньги приносят депутатские запросы... Парламентского еще ни разу не удалось провести...

Но все равно у Виктора приличный ремонт, в кладовке оборудована сауна, две машины...

Иногда в дружеском застолье Виктор говорит: "Мы гиены, мы дожираем растерзанное олигархами тело страны..." И застолье затихает. Чистая ненависть к собственному месту работы - это высоко...

Ведь два самых молодых председателя думских комитетов ходят - один в голубой норковой шубе, другой в коричневой. Шубы - до пят! А наш герой еще не разу костюма дороже семисот долларов себе не покупал. А возраст тот же - за тридцать. Обидно...

Амбициозный, с некоторыми общественными задатками, но не имеющий никаких специальных знаний и потому всегда опаздывающий к всякому новому делу, наш герой по убеждениям - государственник, консерватор. Где-то даже профессиональный славянин. Однажды в той же нашей дружеской компании кричал: "Я чувствую, что место мое среди жесткой уличной оппозиции, а сижу в Думе. Это огромная вилка!" "Это огромная ложка", - желчно сказал небогатый наш друг.

И, конечно, ошибся. Для человека с желаниями ложка - мелочь. Ведь какие деньги Виктор вокруг себя видит - по усам текут, а в рот все не попадают. "Все из-за того, что засиделся я в этой б.....кой Думе", - говорил Виктор.

И вот что еще надо добавить - у Виктора семья: теща, жена и три дочки. Ванечки не получилось. Зато получились Анфиса, Варвара и Мурочка. Когда Виктор приходит домой, дочки тащат папке тапки. Жена держит в доме культ отца - типа цыц, папа работает. Жена очень жалеет Виктора - ради семьи растрачивает свой гений на секретарство, зарабатывает деньги, любимый... А Виктор сидит в кабинете за компьютером, играет в преферанс и думает о будущем. Напряженно.

И вот с Виктором Степановым произошла некая особенная история. Какая же?

Я предложила некоторым нашим общим знакомым угадать. Дамы предположили, что Виктор влюбился в стриптизершу, ушел из Думы и вообще как-то начал жить. Или разбился на машине, ударился головой и начал ходить по дворам и проповедовать.

Но случилось другое: Виктор разбогател. В один день.

Как-то три года назад Виктор выбил некие невеликие льготы для группы предпринимателей из Липецка. Пришло время платить, а денег у предпринимателей на Викторовы аппетиты не нашлось. И они расплатились акциями. Вы уже поняли логику происшедшего. Липецкие коммерсанты запрезирали Виктора не меньше, чем он в момент расплаты презирал их, и дивидендов наш герой не получал. О нем как бы забыли. Но предприятие оказалось успешным, дело пошло, и нужно было уже переакционироваться. И тут забеспокоились конкуренты. Кому-то в местной черноземии Викторовы акции очень понадобились, и вот приехал к Виктору некий липецкий Бэтмен, и предложил денег. Довольно больших. Каких больших? Ну, дом в Испании. Или десять "мерседесов".

В семью Виктора пришла радость. Жена, нервно смеясь, сказала: "Дорогой, наконец-то ты можешь уйти с постылого места работы! И знаешь, в качестве приза за годы постылой службы - пойдем покупать тебе шубу из голубой норки!" Ей думалась, что она угадала тайные (стыдные, но милые) мужнины чаяния. Себе же супруга за одну ночь намечтала вещественных прелестей на такую сумму, что мужнина шуба едва ли уравновесила бы имущественный баланс. А теща, хихикая, призналась, что всю жизнь мечтала водить машину. Что вот некоторым снится, как они летают, а ей снилось всегда, что она садится в низкий автомобиль и с сатанинской скоростью летит по прешпекту.

А Виктор наш две ночи просидел у компьютера за преферансом и объявил свое решение: денег тратить не будем.

Мол, де решил я их, дорогие домашние, вложить в собственную избирательную кампанию. Хочу баллотироваться в Думу!

В квартире с сауной случилась немая сцена.

"Но ты же ненавидишь Думу!" - воскликнула жена.

Возглас не вышел - к концу был скомкан: жена вдруг поняла, что все это время ея супруг любил эту Думу больше жены и матери, только не любил себя в ней.

Страшней незнанья оказалось знанье... Жена не выдержала силы и разницы своего и мужнего желаний. И выгнала его, обозвав дураком. Причем первый раз в жизни позволила себе зоилиаду в адрес своего супруга. Первый раз потому, что у Виктора была установка: в семье настоящих россиян жена с мужем грубых слов друг другу не говорят.

Вот она, правдивая история маленького чиновника Думы. Сидит теперь он на съемной квартире с кучей денег на счету и в уме, пишет тезисы своей будущей встречи с избирателями. Не так давно к нему заходили наши общие друзья.

- К жене-то не собираешься? - спросили они его. - Все-таки трое девчонок...

- Она сказала, что я дурак, - сумрачно молвил молодой политик.

- Ну скажи ей, что она дура, и успокойся, - ответствовали друзья.

- Тут огромная разница, - возразил молодой политик, - она-то действительно дура!


Опубликовано в Vesti.Ru от 07.03.2000
Оригинал: http://vesti.ru/editor/2000/03/07/women/

-----------------------------------------


Евгения Пищикова,

Праздник вареного хомяка

Восьмое марта - праздник симпатичный, добродушный и глуповатый. Изначально в нем имелся некоторый пафос, но общество РАЗНОСИЛО этот праздник по себе, как тесное платье, и праздник помягчел, умственно поистрепался. Теперь он дышит атмосферой учрежденческой вечеринки, анекдота, передачи "Смехопанорама". Вот придет день, Газманов споет песню про маму, тут же возникнет Петросян, этот чистый гений безмозглого скетча, кто-нибудь (из людей того типа, для которых Новый год обязательно пахнет хвоей и мандаринами) тотчас раcскажет или напечатает юмореску о муже, засунувшем комбинацию супруги в холодильник, колбасу супруги - в стиральную машину, а семейного котейку - в кипящую кастрюлю. Тут, кстати, неожиданное совпадение с жизнью - я, например, действительно знаю молодого человека, который так напраздновался, что случайно сварил хомяка.

Праздник Восьмого марта дышит атмосферой учрежденческой вечеринки. Это действительно так. Для большинства женщин именно застолье на работе является главным событием праздника. И сколько тут бывает тонких удовольствий и волнений! Сотрудницы бухгалтерии лишь в этот день позволяют себе выпить на работе. Стол ломится от домашней еды! Или вечеринка в стенах старой, казенной, государственной радиостанции - как далеко разносится под сводами обжитого буфета громкая песня! Вот немолодой, но полный живости, хорошо поставленный дамский голос - сотрудница иностранной редакции исполняет озорную французскую песенку, которую узнала и полюбила во время фестиваля молодежи и студентов в 57-ом году. А вот предпраздничный день в одной из центральных газет - дамам подарили одинаковые открытки, но рукой главного редактора лично заполнена верхняя строчка. Обращение! Дамы меряются уменьшительными суффиксами, и вот еще важно - просто ли написано имя, или же есть слово "милая" или "дорогая". Милые чуть не идут на дорогих войной.

Или - раздача шоколадок. Это еще одна газета… Начальницам отдела дарят по коробке, просто журналисткам - по шоколадке. Стажерки боятся, что им подарят по шоколадной медальке.

Восьмое марта - празник добродушный и глуповатый. Однако своя символика в нем все же есть. Каждая женщина знает, что имеется три варианта появления мужа в означенный день. Первый - он приходит очень пьяный и с тремя тюльпанами. Два тюльпана сломаны. Второй - он приходит навеселе и обещает купить букет утром девятого. Третий - он не приходит вообще. У меня есть приятель, который именно сейчас разводится с женой. Решительный разговор случился в ПРЕДПРАЗДНИЧНУЮ ночь. Но утром друг не смог уйти! Обьяснил свое поведение так: "Она мне всю жизнь поминать будет, что я ее бросил Восьмого марта!"

Две ноты одиноково гармоничны в атмосфере праздника - нота социальная и нота биологическая. Каждая женщина имеет право на свое Восьмое марта! Равенство перед биологией - одно из самых безусловных равенств в мире… Самый лучший тост, когда-либо слышанной мною в этот день, я услышала вчера. На скромной учрежденческой вечеринке. Известная публицистка грустно сказала: "Так много пройдено дорог. Пора и жопой об порог!" Мне показалось, что это яркая, праздничная мысль! Гораздо лучше раскрывающая существо праздника Восьмого марта, нежели песня Газманова про маму и песня Киркорова про вторую маму.

-------------------------
Опубликовано в Vesti.Ru от 24.05.2000
Оригинал: http://vesti.ru/pole/2000/05/24/sex/


Евгения Пищикова,

Вторая сексуальная революция

Запатентованы и скоро станут доступны презервативы, реагируюшие на степень дамского участия в, так скажем, финальном аккорде базового любовного акта. Вживленные в латекс датчики, реагирующие на некоторые химические изменения внутри дамы, в случае этих действительных изменений мигом придадут презервативу контрольный нарядный цвет, и честная женщина, только что по праву отбившаяся в конвульсиях, прямо и радостно посмотрит в лицо своему герою. И пойдут они, нагие и веселые, в душ, радостно телебонькая тест-презерватив, как туркменская свекровь простыню новобрачных. В противном случае, естественно, этот отвратительный предмет, превращенный волею изобретателя из женского защитника в лазутчика, тотчас разоблачит достойную мать семейства или юную девицу, решивших без достаточных на то оснований порадовать своего мужчину вздохом-другим. Это женская катастрофа.

Сексреволюция шестидесятых годов началась не только потому, что готова была умственная почва, но потому, что появились принципиально новые средства предохранения - женские противозаточные таблетки. Т.е. женщина, вместо того чтобы напряженно вглядываться в темень: "А надел ли дроля презерватив", получила контроль за самим процессом, т.е. отчасти научилась контролировать мужской акт волеизьявления и семяизвержения.

А теперь мужчина сможет контролировать женщину...

Чтобы сообразить, какой действительно серьезной проблемой является только что описанное новшество, нужно знать, какое количество женщин и сколько раз в месяц практикуют свой скромный полуночный балаган, т.е. имитируют оргазм. Даже специальная статистика здесь бессильна. Но существует ведь разлитое в воздухе знание, весь корпус дамских разговоров, все понятое из писем в газеты "Мисс и Мистер Икс", все прочие тонкие источники информации.

Но чу! Всякая революция имеет сослагательное наклонение. Свет надежды забрезжил в отчаянном возгласе мужского недоумения (ваш автор обсуждал интересующую нас тему в окружении мужской части отдела культуры газеты "Известия"): " Так что ж, каждый раз экзамен сдавать?!!"

Мы все же забываем, до какой степени мужчины беззащитны перед жизненной правдой...

А коли так, возможно, вся история со зловещим тест-презервативом кончится совместным возвращением к иллюзии. А одна из главных иллюзий уходящего века есть та, что век достиг самой идеи повсеместности и необходимости полноценного секса, кончающегося взаимныи ЗВЕЗДОПАДОМ. (Простите, господа, - воспользовалась словариком любовных романов. Там такая основная терминология - символ мужской мощи, средоточие женственности и зведопад.)

Абсолютный символ американского взгляда на здоровый секс. Итак, надежда на мужчин - не захотят голой правды! В таком случае наши пугающие изделия найдут свое место на веселой окраине половой жизни общества - в секс-шопах, где будут соседствовать с коллегами, снабженными насадками, рожками, усиками и шипами.На той же полочке будут баночки возбуждающего (неподатливых дам) крема из корня растения "гвинейский фаллос", кожаное белье... Или вот недавно я видела в личной коллекции верного посетителя секс-шопов презерватив уже с головою президента Путина... С Ельциным у коллекционера есть целых пять презервативов. Ельцин на изделии выглядит молодцом, фертом. Несколько же удлинненое и кроткое лицо нового государственного лидера гнусному предмету не идет. А если представить, что оно (лицо) в процессе использования еще и вытянется, то, несмотря на выигрышную позицию, вид будет не слишком победоносный.

Но это рассуждение, разумеется, лишь подтверждает, как своеобразна и далека от реальных чаяний народа субкультура скудной российской секс-индустрии!

Итак, останутся ли тест-презервативы на периферии интимной жизни общества или действительно всколыхнут сложившийся половой порядок? А если всколыхнут, то почему? Вот почему: женский оргазм в иерархии мужских ценностей занял место невинности.

Можно не быть невинной, но нельзя быть фригидной.

Философия интимной жизни приблизилась к философии племен Новой Гвинеи - девушка там пользуется абсолютной добрачной свободой с тем чтобы прийти к мужу сложившейся, опытной женщиной. Ну а если ты не можешь подарить супругу ни асфодели, ни приличной постели, чего ж ты тогда по мужикам таскалась?

Таким образом, оргазм стал актом элементарной вежливости по отношению к мужчине. Конечно, хорошо, когда он есть! А если не всегда - что ж, хамить человеку? Ведь он же старается!

Кроме того, есть тип мужчин, общаться с которыми нужно заранее в предоргазменном настроении и вести себя в час Х с предельным исступлением. Это провинциальные предприниматели, казаки и офицеры-славянофилы. Дело не в том, что эти мужчины чрезвычайно высоко ценят все формы боеспособности, дело в том, что с ними никто по-другому себя никогда и не вел. Ведь тут женская реакция как форма защиты...

Вот ПОДНИМАЕТСЯ с зоны молодой заключенный, вжививший себе понятно куда шарикоподшипник с трактора "Белорусь". Ему было больно, когда шарикоподшипник вживлялся, но страдал он за дело. За ради женщин. Он конкретный половой гигант. При встрече с таким киборгом только полная дура не устроит в нужное время нужного карнавала. Из чувства элементарного самосохранения. А что-либо реальное тут вряд ли испытаешь... Вот так имитация внедряется в самые различные социальные слои и идет по стране!

Половой акт стал общественным достоянием. Его составные части общеизвестны. Мужчина, получивший акт без некоторых деталей, будет раздосадован: "Вы мне завернули недоукомплектованный!" Как сказала молодая мамаша продавцу шаров: "Вон, глядите, у зайца (только что укупленный ею шарик - как бы кролик. - Е.П.) сразу ухо обвисло. Что ж вы газа пожалели!"

Отсутствие видимой реакции ведь гораздо более интимный случай, чем приличествующие моменту вопли. Это ж надо обьяснять, почему не вышло... Объяснение интимней соития. Слово таинственней жеста. Это такая же близость, когда неожиданно оказываешься в постели с импотентом. Появляется нужда в человеческой теплоте вместо симпатичного, но биологического действия...

Вы уже поняли, что случится, ежели тест-презервативы все же войдут в обиход? Выяснится, что женское "не хочу" и мужское "не могу" есть явления одного порядка. То есть женщины окончательно станут мужчинами!


---------

http://scripts.infoart.ru/company/rustel/index.htm
http://scripts.infoart.ru/misc/news/98/09/17_124.htm

Меняем пластиковые карточки на пластиковые стаканчики
[N160 от 17:09:1998]


Оплакивая гибель среднего класса, журналисты на самом деле горюют о себе
Тонкая печаль по поводу рассеивающегося образа жизни ущемленного сословия -- одна из самых отточенных в нашем отечестве литературных эмоций. Долгий путь этого благородного переживания протянулся от Суходола до приличного офисного помещения с оргтехникой цвета "пыль Иерусалима"; по дороге были станции "Профессорский Арбат", "Сырая палатка" и т.д. без перечисления, поскольку пункты ностальгии общеизвестны.

Теперь появляется новый адрес тоски -- наполовину сокращают штат банковских клерков, менеджеров рекламных и инвестиционных компаний. Увольняют журналистов. Ах ты, кризис, что ж ты, подлый, сделал! "КоммерсантЪ" сообщил, что сокращение числа работников на 20--40% есть сокращение на 20--40% среднего класса. "Коммерсанту" виднее, хотя у "Русского Телеграфа" свои представления о среднем классе, не зацикливающиеся только на наемных работниках с зарплатой выше 1000 долларов.

В принципе, мы имеем сейчас кризис этой, чуть ли не масонской, ложи наемных работников, почему-то считающей, что раз им было так уютно, то и Россия обязательно должна была "подняться". Конечно, нам жалко наших зарплат, наших первых ресторанов, в которых заплатили мы сами (после чудовищной эры презентационных фуршетов). Нам жалко наших первых костюмов за 1000 долларов и наших первых Нью-Йорков (Римини, Канн и т.д.). Более всего нам жалко наших надежд. Зато, как любит говорить достойнейший журналист Александр Генис, "сгорел амбар, стало видно луну".

Речь идет о том, что голод убивает потом -- сначала он лечит. Например, ваш автор волею судеб оказался на собрании представителей малого и среднего бизнеса, чуть ли не праздновавших наши кризисные деньки. Эти несчастные потеряли свои деньги, вложенные в корпоративные бумаги, у них почти замерла торговля. Они были счастливы. Счастливы тем, что в подвешенном состоянии оказались банковские клерки, представители среднего класса (от "Коммерсанта"), а именно -- банковские сотрудники. "Последние 10 лет, -- говорил мне господин Пашинин, занимающийся мелким компьютерным бизнесом (сборка, программное обеспечение, установка), -- я сходил с ума от злости. Я произвожу продукт. Я что-то делаю. Я средний класс. Речи не было, чтобы мне в каком-либо банке дали кредит. Сидят клерки, штаны темно-серые, пиджаки светло-серые, все оттенки гениальности, лица значительные. Они -- удачники. Ты -- дерьмо. Ты просишь денег. И так везде. А то, что они дают бандитам на два дня под загруженные фуры, это нормально. Я понимаю, что кажусь тебе дебилом и буревестником, но это правда. Мы выцарапываем каждый рубль. Мы перед сдачей в налоговую инспекцию бумаг продаем свои машины и два месяца, пока не накопим на новые, носим мониторы в сумках. Мы работаем, как б...(ди), но все равно неудачники, потому что удачники вы -- наемные работники, хотя этот вишневый сад не ваш -- вам только вишню в нем разрешили собирать. И мы счастливы, что теперь вам погано".

Я не считаю г-на Пашинина буревестником. И даже не считаю его дебилом. Такого рода высказывания в ходе собрания я услышала чрезвычайное количество. Крупный подмосковный чиновник, выпускник физтеха (со всем прилагающимся к этому факту деловым и умственным анамнезом) сказал вашему автору, что первую половину жизни он, как и все научные сотрудники ВПК, удовлетворял свои собственные творческие амбиции за счет комплексов государства. Причем когда денежный поток усыхал, нужно было лишь несколько припугнуть государство, то бишь надавить на комплекс. В принципе, ложа наемных работников-98, а именно банковские работники и журналисты, занималась тем же самым: они (мы) были работниками ВПК нового времени. Что же теперь особенно унывать? Иллюзии могут рассеиваться, даже если в них имеется зерно истины. Когда зерно прорастет, будут призваны новые люди.

Несколько лет тому назад в "Нью-Йорк таймс" была опубдикована статья о клубе безработных владельцев "феррари". То было в начале 90-х годов, когда повысились цены на нефть. Что для России здорово, то для Америки смерть (это подтверждает обыденное суждение честных патриотов о нашей стране как о сырьевом придатке). Кстати, предлагаю скудный каламбур: "Америка: что-то осень. Опять сырьевые придатки заныли". Так вот, в Америке начали увольнять яппи, и речь пошла о людях, отказывающихся продавать свои спортивные "феррари" (35 тыс. долларов). Они говорили корреспонденту "Нью-Йорк таймс": "пока у нас есть эти машины, мы верим, что жизнь наладится". Понадеемся на американскую мудрость.

Хотя вообще-то они всегда слишком много внимания уделяли вещам.

ЕВГЕНИЯ ПИЩИКОВА


Источник: Русский телеграф

-----------


http://www.nelegal.ru/articles/braki.html

ТРЕТЬ БРАКОВ, ЗАКЛЮЧЕННЫХ В МОСКВЕ, - ФИКТИВНЫЕ

Портрет явления

Браки бывают по любви, по расчету и фиктивные. То есть взаимовыгодные, когда двое, выходя из загса, пожимают друг другу руки и счастливые расходятся в разные стороны. Москва - столица нашей родины, где заключается самое рекордное количество фиктивных браков. Для большинства приезжих (в основном мужчин) женитьба на москвичке - это по-прежнему наиболее выгодный и дешевый способ "зацепиться" и осесть в столице. Специальную статистику фиктивных браков никто не ведет, но у работников загсов есть основания полагать, что треть браков, заключаемых в Москве, - фиктивные.


ГОЛУБИ ЗАЛЕТНЫЕ

Не надо быть опытным физиономистом или психологом, чтобы выявить "фиктивщика" в стае традиционно сходящихся пар. Любой сотрудник Дворца бракосочетания (а уж у него-то действительно глаз наметан) расскажет, что если жених - солидный дядя кавказской наружности, а она - юная москвичка, значит, двое ударили по рукам и заключили сделку. В таких случаях молодожены, как правило, отказываются от пышного ритуала регистрации, обходятся без свидетелей и очень спешат. Впрочем, женихом может оказаться и гарный хлопец с ярко выраженным украинским или белорусским акцентом. Разница лишь в расценках: выходцу с Кавказа фиктивный брак с москвичкой обойдется примерно в пять тысяч долларов, а ребятам с Украины и Белоруссии - не больше тысячи долларов (а больше с них и не возьмешь). Лет двадцать назад, чтобы получить московскую прописку, за фиктивный брак платили от полутора до пяти тысяч рублей. Один мой знакомый, кстати, женился таким образом на учительнице из Тулы. Заработал на брачной сделке почти две тысячи рублей и устроил по этому случаю грандиозный праздник, который закончил отмечать в тюрьме: схлопотал два года за пьяную драку и прочие хулиганства. Когда вернулся, лишился комнаты в коммуналке и московской прописки. Не зря говорят, что браки заключаются на небесах - оттуда все видно.

Сама бы я на подобную фиктивную сделку не решилась. Из суеверных соображений, все-таки брак - дело серьезное. Но для некоторых предприимчивых горожанок фиктивные браки остаются доходным бизнесом. И хотя прописку сейчас заменили регистрацией, женитьба, пусть условная, по-прежнему один из наиболее простых и доступных способов осесть в столице. Проведя выборочный опрос москвичек на улицах города, мы получили прелюбопытную статистику:

Далеко не каждая москвичка согласится выйти за первого встречного замуж даже за большие деньги. Половина опрошенных решилась бы не на фиктивный, а скорее на брак по расчету, при условии, что "получит больше, чем отдаст" и хоть какое-то время "поживет в свое удовольствие".

Идея сочетаться, пусть и фиктивным, браком с представителем ближнего зарубежья, а тем более Кавказа, хоть и прельщает, но не слишком. Зато большинство дам манит дальнее зарубежье, особенно браки с англичанами, немцами и американцами. Большой популярностью в Москве, оказывается, пользуются фиктивные браки с лицами нетрадиционной ориентации, которые "жену" используют как прикрытие от сплетен и разных нехороших домыслов.

Студенты и студентки институтов иностранных языков, еще лет десять назад с легкостью заключавшие фиктивные браки ради выезда на работу в загранку, теперь подобных безрассудств у себя на родине не совершают, но, оказавшись за бугром, немедленно женятся и скоропостижно беременеют.

ПОСЛЕ ФИКТИВНОГО РАЗВОДА ВАЛЕРИЙ МЕЛАДЗЕ СНОВА ЖЕНИЛСЯ НА СВОЕЙ ЖЕНЕ

Перебравшись несколько лет назад вместе с семьей из Тбилиси в Москву, Валерий Меладзе столкнулся с серьезными проблемами из-за отсутствия столичной прописки. А поскольку добыть законным способом вожделенный штамп не удалось, Валерию пришлось вначале развестись с женой, потом оформить фиктивный брак, снова развестись, а затем сочетаться с любимой супругой законным браком. Обстоятельства подобной "брачной" сделки Валерий не скрывает, наоборот, делится опытом, как можно красиво и изящно обойти бестолковые законы.

ОТКРОВЕНИЯ ЗАВЕДУЮЩЕЙ ЗАГСОМ

Достаточно одного взгляда на "брачующихся" (этого слова работники загсов избегают старательно), чтобы перспектива дальнейшей семейной жизни открылась как на ладони. Всегда обращаю внимание на то, как жених смотрит на невесту, как подает (если подает вообще) ей руку, как надевает кольцо. Если первым в зал для торжественных церемоний входит жених, а невеста плетется сзади, значит, новоиспеченный муж будет тянуть одеяло семейной жизни на себя, а жена выполнять прихоти капризного благоверного.

Если жених "под градусом", невеста на взводе, свидетели опаздывают, такая семья не продержится и года. Развод неизбежен, а пожелания счастливой семейной жизни - просто формальность, которую приходится по долгу службы выполнять. В такой ситуации невесту всегда жалко, а жениха хочется послать подальше. Ну чем не фиктивный брак? Если брак фиктивен изначально, то бракосочетание проходит в ускоренном темпе, невеста не глядит в сторону жениха, тот, в свою очередь, не помнит лица невесты, оба спешат поскорее покончить с ненужными формальностями, получить паспорта, обмыть сделку шампанским и разбежаться.

Многоженцы обычно стараются больше трех раз в одном загсе не сочетаться, теперь закон позволяет регистрировать отношения в любом подходящем для этой церемонии месте. Но каждый загс имеет свой банк данных, куда вносит фамилии всех неисправимых многоженцев района. Главное, вовремя предупредить потенциальную невесту, что будущий муж был не раз женат и платит кучу алиментов.

В последнее время браки в Москве "стареют". Если 10 лет назад средний возраст вступления москвички в первый брак приходился на 20,5 года, а москвича - на 21,5, то сегодня соответственно 22,5 и 25 лет. Увеличилось и количество "пожилых" - сорока-, пятидесяти- и даже шестидесятилетних пар, вступающих в повторные браки. Надо видеть, как бережно и трогательно относятся друг к другу на подобных церемониях новобрачные и с какой любовью обмениваются кольцами. В такие минуты слезы сами наворачиваются на глаза, потому веришь, что на этот раз все серьезно и до конца.

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ:

В Москве ежегодно распадается около 42 тысяч семей. Коэффициент разводов в столице выше, чем в целом по России (3,8), в Санкт-Петербурге (4,4) и Московской области (4,6). Увеличилось и количество фиктивных разводов, когда двое расходятся, чтобы получить дополнительную жилплощадь, прописку и так далее, а потом женятся вновь. Более двух третей москвичей хотя бы однажды (пусть и фиктивно), но побывали в браке.

53 процента москвичей считают отсутствие любви (и денег) достаточной причиной для развода. Москва - город-чемпион по повторным союзам: до трети вступающих в брак в этом деле не новички. Причем каждая четвертая разведенная пара "находит" друг друга вновь.

ЕЩЕ НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

Москва занимает первое место в мире по числу женщин, выходящих замуж за иностранцев. Две трети ежегодно заключающихся в городе браков делают это с "гостями" из дальнего зарубежья. По данным иммиграционных служб, за последние годы 45 тысяч "космополиток" соединили судьбы с мужчинами из развитых стран. Во Дворце бракосочетания # 4 ежегодно регистрируется почти три тысячи "интернациональных" союзов. Наибольшим успехом москвички пользуются у англичан, а также у знойных красавцев из мусульманских стран - Ирана, Сирии и других. Очень часто это браки с солидной разницей в возрасте, большой процент из которых, естественно, заключается по расчету.


============


Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (2)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница