Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 4, июль 2003 года

1932-ой год

Е.Андрюшин

Часть 12ая из работы группы авторов "Положение рабочего класса в СССР" (1980-81г).
Подзаголовок работы , данный автором - "Некоторые моменты из истории трудового законодательства и политики правительства всвязи с исследованием положения рабочего класса СССР"

Часть XII "1932 год и осколок будущей теории"
Приступая к этим отрокам, вы, читатель, хронологически переходите в год 1932. С наиболее обшей точки зрения этот год хочется назвать первым годом стабилизации результатов произошедших перемен. Стабилизация эта первоначально выражается не в уменьшении -числа перемен, а уменьшении их быстроты. Подходит к концу бурный период 1929-32 г.г., названные в III части "родами" "новой системы", а в объективном исследовании обозначенный термином "волна". Мне кажется, что оба эти названия не передают содержания происходившего в этот период процесса. В то же время это содержание является ключом к развитию СССР на протяжении десятилетий. Поэтому я позволю себе ввести новое слово для называния такого процесса - ресоциация. Это не только новое слово, но и новое понятие. Ресоциацией я называю перестройку социальной структуры без смены политической власти. В этом смысле ресоциация есть противоположность революции (политической революции), которая есть смена политической власти, не затрагивающая социальной структуры общества. Понятие ресоциации претендует на весьма большую общность и применимо отнюдь не только к истории СССР. Объединение упомянутого круга явлений в целостное понятие позволяет по-иному отнестись к историческому развитие вообще. Революция и ресоциация является двумя атрибутами социальной революции. Переплетение этих двух процессов составляет вместе эпоху социальной революции - т.е. смену одного способа производства другим (при такой перемене меньше, чем эпохой, не обойтись). Обратимся к истории нашей страны в качестве примера. Не стоит понимать высказанные выше утверждения в том смысле, что революция 1917 года вместе о ресоциацией 1929-32 годов составляют социальную революцию. Эпоха социальной революции датируется приблизительно 1905-20 годами и 1929-32 годами, т.е. рассмотренная ресоциация является лишь её завершением. Это глобальный процесс начале которого мы находим абсолютистски-крепостнический строй, в конце - ультрамонополистическую имперскую фазу. Этот процесс является определявшим в истории нашей страны. После него вот уже который год мы лишь пожинаем его результаты Ресоциация 1929-32 г.г. является завершающей его стадией, которая определила лицо послереволюционного состояния страны. Разработка введённого нового понятия нам еще предстоит. Пока я сделаю лишь несколько замечаний об этом, Отношения революции в ресоциации достаточно причудливы. Например, ресоциация может следовать за побеждённой революцией, как после 1905 года. Более того, хотя сама революция является противоположностью ресоциации, они связаны необходимо. Т.е. за социальной революцией должна следовать ресоциация - или это не социальная революция. Таким образом, мы получаем точное содержательное различение революции, с одной стороны, и переворота, восстания, с другой стороны. Определения революции к ресоциации не содержат никаких указаний на продолжительность этих процессов. Они соединяют разные качества, время же, за которое происходит переход от одного качества к другому, может быть раз личным. Относительно того времени можно высказать эмпирическую гипотезу: оно тем меньше, чем глубже происходящие перемены. Возможно, что такое свойство связано с качествами человеческой личности - она либо приспосабливается к новому "скачком", либо погибает, уступая место другим. Но это уже ведет нас к рассуждениям о нравственных и прочих переломах, т.е. в сторону. Ресоциация может как непосредственно следовать за революцией, сопровождая её, так и отделяться от революции некоторым периодом времени. Тогда в социальном отношении этот период времени представляет собой кастовую систему, как это и было в СССР в 20-х годах. Т.о. кастовая система является содержанием переходного периода. Сохранение кастовой системы возможно в том случае, когда последующей ресоциации не происходит. Например, в древности кастовая система возникала в результате завоевания. Если завоеватель стоял на более низком культурном уровне, чей завоёванные, то последующая ресоциация не происходила. Теперь мы видим, что введённое понятие оправдывает прежние наименования, включает их как момент своего существования и доказывает их ограниченность. Вполне естественно, что ресоциация 1929-32 годов напоминает роды, ибо это рождение новой социальной структуры, причём столь новой, что быстрота происходивших перемен не позволяет сравнить её ни о какой другой ресоциацией - история продемонстрировала нам ресоциацию в чистом виде. И понятно, почему. Ресоциация 1929-32 годов не сводится к замене тех или иных функций классов на другие и к прочим частным изменениям, но представляет собой формирование новых классов, предпосылкой которого является полное уничтожение старых классов. Менее глубокие ресоциации приводят к тому, что при новой строе остается старые классы как пережитки, например, крестьянство при классическом буржуазном развитии. Ничего подобного нет в истории СССР. Название "волна" обращает наше внимание на резкое увеличение социальных перемещений в ходе ресоциации. Следует заметить, что введённое понятие указывает нам форму организации материала, но не задаёт последний. Введением понятия ресоциации ещё ничего не сказано о причинах революции 1917 года и возникновения последующих кастовой системы и ресоциации 1929-32 годов. Теперь несколько слов об отношении нового понятия к привычным марксистским понятиям. В классике было показано, что историческое развитие определяется диалектикой производительных сил и производственных отношений. Чем более сильно "рассогласование" между ними (1), тем более сильна потребность в изменении производственных отношений, приводящая в итоге к социальной революции, в ходе которой такое изменение и происходит. Опять же можно эмпирически сказать: чем больше рассогласование, тем глубже и быстрее изменение. Чего вообще не рассматривали классики - как именно происходит такое изменение. Вообще, на этот счёт до сих пор существуют только отдельные наблюдения, хотя история ряда таких изменений прослежена достаточно детально. Например, до сих пор неясен вопрос о соотношении политической и социальной революции - он составляет предмет профессиональной деятельности Майданика и частично, Водолазова, это к слову. Я полагаю сейчас, что без понятия ресоциации этот вопрос и нельзя прояснить окончательно. Недостаточно разработано в само понятие революции, например, мало кто осознаёт необходимость таких органов революции как Советы, Коммуна или клубы (Великая французская революция). Конечно, одним словом ресоциацкя никакие проблемы не решаются, но я считаю, что при их решений оно необходимо понадобится наряду с другими словами. Далее, совокупность производственных отношений образует структуру общества - это формулировка Маркса - т.е. как раз то, что я называю социальной структурой. Эта структура есть единственное непосредственное выражение производственных отношений. У меня создалось впечатление, что большинство людей вкладывает в слово "отношения" обыденный смысл - хорошее или плохое, в общем, отношение двух людей. Это переносится и на производственные отношения - поговорил мастер с рабочим матом, это уже производственное отношение, подсидел заместитель директора - тоже и т.д. Далее подразумевается, что всё это море "отношений" и фиксируется в науке термином "производственные отношения". Ясно, что такое море никто не может обозреть полностью и плюс к тому для этого требуется экскурсы в психологию. С этим связана моя неудовлетворённость большинством, подавляющим большинством исследований общественных отношение - их характеризует всё время некая подсознательная неуверенность рассмотрения, связанная с неполнотой исследования, и тенденция к психологизированию. У западных авторов больше, у советских меньше, но и там, и там достаточно. Под этим душем сам иногда поддаёшься таким тенденциям. Таи, где встречаются такие уступки, их надо устранять калёным железом. В отношение надо вкладывать смысл, который вкладывал Гегель. Это философское понятие. Содержанием понятия производственные отношения является структура общества или персонификация производства. Это понятие является предметом социологии. В современной же социологии исследование структуры является как бы второстепенным, она стремится скорее добраться до человека - а это не её предмет. На самом деле первое и самое важное дело социологии - классовый анализ. Почти все социологи если и дают его, то в извращённое форме - например, Макс Вебер анализирует предпринимательский капитализм Европы в форме исследования протестантской этики. Но это умный человек, он смог дать анализ, несмотря на эту форму. А другие? Ведь дело доходит до того, что появляются исследования ''Протестантская этика и развитие Гонконга в 20 веке". В этой связи я хочу указать на одно важное различие буржуазной политэкономии, с которой имел дело Маркс, и буржуазной социологии, с которой имеем дело мы. Первая порождена восходом капиталистической формации, вторая - закатом. Первая -- "здоровая" наука, вторая - "больная". А мы решаем вопрос, как происходят изменения в человеческом обществе, и далее, что надо делать (зная это "как"), чтобы достичь желаемого состояния. Эти вопросы Маркс если и решал, то в самой общей форме. Его понятийного аппарата для этого недостаточно. Этот понятийный аппарат нельзя позаимствовать и у социологии - его там просто нету. Некоторые понятия, конечно, надо использовать, после чистки и переработки, но в основном тут работа каша. Мне кажется, что с аналогичными проблемами сталкивалось и объективное исследование, например, в вопросе о зарплате или о ложном социальном делении, принятом советской статистикой. На этом я кончаю разрозненные размышления, призванные примирить читателя с введением непривычного понятия. К сожалению, читателю придётся терпеть неудобство непривычности и дальше. XII часть получается почти целиком теоретической и сейчас я перехожу к обсуждению одного понятия. Напоминаю, что пока в тексте нет никакой необходимой связи, это ещё только материал, прошедший первичную обработку. И столь же бегло и вольно я обращаю внимание читателя на понятие ведомства. Я уже упоминал в IV части, сколь важным представляется мне написание истории ведомств СССР. Ведомство является чем-то большим, чем просто учреждением, а значение этого понятия отнюдь не сводится к определению: часть государственного аппарата. В СССР правящий класс не существует вне государственного аппарата, поэтому ведомства аппарата образуют структуру господствующего класса. Но и это еще не все. Подчинённый класс также "распределён" по тем же ведомствам, они задают и его структуру. Общество как бы вытаскивает на свет корпоративные образцы средневековья. Выстраивается лестница ведомств, ранжированных по их "силе". Чем выше стоит ведомство на этой лестнице, тем большее число льгот получают его работники по сравнению с аналогичными работниками нижестоящих ведомств. Здесь понятие ведомства смыкается с понятием льготного права. Предоставляемые льготы связаны с успешностью деятельности ведомства как целое, что создаёт некую заинтересованность всех работников в этой деятельности. История взаимоотношений труда и капитала в XX веке даёт нам множество примеров, попыток осуществить такую заинтересованность. Корпоративная структура фашизма представляет такие попытки в чистом виде. На основе льготного права: ты можешь получить что-либо только как член какой-либо ячейки, фирмы, ведомства, и только как такой член ты есть гражданин государства. Понятие ведомства является, таким образом, понятием социальным. Видимо, оно применимо к корпорациям Запада не в меньшей мере, чем к министерствам СССР. В СССР всякое изменение политики было связано с ведомственными переменами и, следовательно, с переменами в составе господствующего класса. В 30-ые годы мы имеем здесь два важнейших процесса: во-первых, дробление ВСНХ и размножение экономических наркоматов, во-вторых, создание мощного карательного органа. Размножение трестов и отделов ВСНХ началось уже в 20-х годах, но лишь в описываемом 1932 году произошло первое деление ВСНХ. Этому посвящён ряд постановлений, первое из которых - постановление ЦИК и СНК СССР от 5 января 1932 года "Об образовании наркоматов тяжёлой, лёгкой и лесной промышленности": "I. Преобразовать Высший совет народного хозяйства СССР в общесоюзный Наркомат тяжёлой промышленности, выделив из его ведения легкую, а также лесную и лесоперерабатывающую промышленность." Наркомат лёгкой промышленности, согласно постановлению СНК СССР от 10 января 1932 года "О передаче объдиненийи предприятий, находящихся в ведении ВСНХ СССР, наркоматам лёгкой и лесной промышленности, получил предприятия следующих отраслей производства: текстильной (хлопчатобумажной, шерстяной, льняной, шёлковой), пеньково-джутовой, трикотажной, швейной кожевенно-обувной, жиро-парфюмерной и мыловаренной, костеобрабатывающей, полиграфической, спичечной, кино-фото промышленности и часть стекло-Фарфоровой промышленности. НКЛесП получил Главлеспром - соответствующий главк ВСНХ и объединения бумажной, целлюлозной. лесохимической и деревообрабатывающей промышленности. Уже при образовании НКЛегП и НКЛесП оказываются подчинёнными по отношению к НКТП (2). Несмотря на это, в составе НКТП, в его непосредственном ведении оставляется ряд предприятий лёгкой и лесной промышленности, т.е. НКТП создаётся как замкнутое ведомство, в противоречии с идеей функционального разделения, на которой, казалось бы, основано всё преобразование. Тенденцию ведомств и отдельных фирм в их составе к замкнутости и квазинезависимости мы прослеживаем на протяжении всей истории СССР вплоть до сегодняшнего дня. Я приведу один из пунктов постановления от 10 января, касающийся этой тенденции: "4. Впредь до лучшего удовлетворения десной промышленностью потребителей древесины и лесных материалов разрешить государственным и кооперативным организациям самозаготовку на основе договоров, заключаемых с наркоматом лесной промышленности и его местными органами. В договоре должен быть предусмотрен как порядок эксплуатации лесосек, так и порядок использования древесины. Исходя из этого: в) сохранить за НКПС (3) эксплуатацию находящихся в настоящее время в его распоряжений лесных массивов и лесопромышленных предприятий; б) для лучшего снабжения строительств и предприятий тяжелой индустрии на Украине и в Донбассе оставить в Ведении НКТП для эксплуатации лесные массивы и лесопромышленные предприятия, перерабатывающие продукцию этих массивов, в составе трестов Заплес, Запдрев и Средлес, со всеми относящимися к ним фондами и ассигнованиями; установить в отношении этих массивов и предприятий общее планирование и регулирование их деятельности НКЛесП. Впредь до заключения особого соглашения между НКЛесП и НКТП сохранить в силе имеющиеся договоры о приписке лесных массивов к отдельным промышленным предприятиям." Основные положения этого пункта сохраняют свою силу до сих пор, несмотря на его "временность". Необходимо также отметить один из важнейших актов 1932 года относящиеся ко второй упомянутой выше тенденции - создания мощного карательного ведомства. 27 декабря 1932 года ЦИК и СНК СССР приняли постановление "Об образовании Главного управления рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР"(4): "Для общего руководства работой управлений рабоче-крестьянской милиции союзных республик, для проведения по всему Союзу ССР паспортной системы и прописки паспортов и для непосредственного руководства этим делом ЦИК и СНК СССР постановили: I. Образовать Главное управление рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР. 2. Утвердить положение о Главной управлении рабоче-крестьянской милиции. 3. Предложить правительствам Союзных республик привести своё законодательство в соответствие о настоящий постановлением." Положение о Главном управлении рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР гласит: "I. Главное управление рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР осуществляет общее руководство работой управлений рабоче-крестьянской милиции союзных республик и в этих целях: а) контролирует и инспектирует деятельность всех органов рабоче-крестьянской милиции; б) руководит подготовкой и переподготовкой кадров рабоче-крестьянской милиции для всего СССР и строевой ,подготовкой кадров милиции; в) разрабатывает уставы, положения, приказы и инструкции по вопросам, относящимся к деятельности органов милиции, и проводит таковые через управления рабоче-крестьянской милиции союзных республик; г) имеет право наложения дисциплинарных взысканий на работников милиции; д) вносит в законодательные органы СССР законопроекты, относящиеся к деятельности органов рабоче-крестьянской милиции. 2. Главное управление рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР непосредственно руководит всей работой, связанной с организацией и проведением паспортной системы в прописки паспортов. Для осуществления этой задачи Главное управление рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР а) оперативно руководит всеми республиканскими и местными органами рабоче-крестьянской милиции, выделенными для ведения паспортного дела; б) назначает и смещает весь руководящий состав рабоче-крестьянской милиции , ведающий паспортный делом и пропиской паспортов; в) налагает дисциплинарные взыскания на всех работников рабоче-крестьянской милиции, непосредственно ведающих паспортный делом; г) издаёт инструкции и распоряжения, обязательные для всех республиканских и местных органов милиции по вопросам, связанным о паспортное системой и пропиской паспортов. 3. За изъятиями, установленными ст.ст. 1 и 2 настоящего положения, республиканские управления рабоче-крестьянской милиции действуют самостоятельно на основе постановления СНК СССР от 25 мая 1931 года о рабоче-крестьянской милиции. 4. Надзор за закономерностью (5) действий Главного управления рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР осуществляется прокурором ВСд СССР. 5. Главное управление рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР имеет самостоятельную смету, утверждаемую в установленном порядке. 6. Начальник Главного управления рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР назначается СНК СССР по представление коллегии ОГПУ." Всего два года назад было заявлено, что специфика работы милиции требует её организационной самостоятельности, теперь эта самостоятельность утрачивается. Милиция включается в орбиту ОГПУ, хотя на первый наивный взгляд в деятельности двух этих организаций нет ничего, что требовало бы организационного единства. Впрочем, из самого постановления видно, из-за чего деятельность милиции получила такое внимание и поднялась в ранг обеспечения государственной безопасности. Это - введение паспортной системы и системы прописки граждан по месту жительства, которое получает значение чрезвычайной меры. Организуется специальное главное управление, хотя, в том же месяце принимается категорическое постановление о сокращение аппарата у правлений вообще, и накладывается запрет на создание не только новых учреждений, но даже любых подразделений в составе действующих учреждений без санкции центрального правительства. Вся паспортная деятельность руководится непосредственно из центра и только из центра. Главное управление милиции имеет чрезвычайные полномочия по отношению к работнику любого ранга, занимающемуся паспортизацией и пропиской. Следует заметить, что параллельно работники милиции, которые и раньше были достаточно льготной категорией населения, полностью приравнивается по объему льгот к составу РККА (включая их семьи). Теперь я приведу постановление ЦИК и СНК СССР от 27 декабря 1932 года "Об установлении единой паспортной системы по СССР и обязательной прописки паспортов": "В целях лучшего учета населения городов, рабочих поселков и новостроек (Подчёркнуто мною.)- в разгрузки этих населённых мест от лиц, не связанных с производством и работой в учреждениях или школах и не занятых общественно-полезным трудом (за исключением инвалидов и пенсионеров), а также в целях очистки этих населённых мест от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов, ЦИК и СНК СССР постановляют. I. Установить по Союзу ССР единую паспортную систему на основании положения о паспортах. 2. Ввести единую паспортную систему с обязательной пропиской по всему Союзу ССР в течение 1933 года, охватив в первую очередь население Москвы, Ленинграда, Харькова, Киева, Одессы, Минска, Ростова-на-Дону и Владивостока. 3. Поручить СНК СССР установить сроки и очерёдность введения паспортной системы во всех остальных местностях Союза ССР. 4. Поручить правительствам союзных республик привести своё законодательство в соответствие с настоящий постановлением и положением о паспортах." Утверждённое того же числа Положение о паспортах: II. Все граждане СССР в возрасте от 16 дет, постоянно проживавшие в городах, рабочих посёлках, работающие на транспорте, в совхозах и на новостройках, обязаны иметь паспорта. 2. В местностях, где введена паспортная система, паспорт является единственным документов, удостоверяющим личность владельца. Все же прочие документы и удостоверения, служившие видом на жительство, отменяются как недействительные. Паспорт обязателен для предъявления: а) ври регистрации владельца паспорта (прописка); б) при поступлении на работу в предприятие и учреждение; в) по требованию милиции и других административных органов. 3. Прописка лиц в местностях, где введена паспортная система, безусловно обязательна. Граждане, меняющие место своего жительства в пределах населенных мест, где введена паспортная система, или вновь прибывающие в эти населённые места, обязаны предъявлять свои паспорта через домоуправления для прописки в органах милиции не позднее 24 часов по прибытии на новое местожительство. 4. Лица в возрасте до 16 лет заносятся в паспорта лиц, на иждивении которых они состоят. Лица в возрасте до 16 лет, состоящие на иждивении государства (в детских домах и т.п.), заносятся в списке, которые ведутся соответствующими учреждениями. 5. Для военнослужащих, состоящих на действительной военной службе в рядах РККА, установленные для них документы, выдаваемые соответствующим командованием, заменяют собой паспорт* 6. Паспорта выдаются органами рабоче-крестьянской милиции. Гражданам, постоянно проживающим в населённых пунктах, где введена паспортная система, паспорта выдаются без подачи ими заявлений, а гражданам, пребывающим в эти населённые пункты из других местностей - по их заявлениям. 7. Гражданам, постоянно проживавшим в местностях, где введена паспортная система, паспорта выдаются на трехлетний срок. Впредь до введения паспортной системы по всему Союзу ССР разрешить органам рабоче-крестьянской милиция городов при прописке вновь прибывавших граждан производить выдачу им временных удостоверений на срок не свыше трёх месяцев. 8. При выдаче паспортов о граждан взимается три рубля, а при выдаче временных удостоверение - один рубль. 9. В паспорт обязательно заносятся: а) имя, отчество и фамилия, б) время и место рождения, в) национальность, г) социальное положение, д) постоянное местожительство, е) место работы, ж) прохождение обязательной военной службы, з) лица, внесенные в паспорт владельца и) перечень документов, на основания которых выдается паспорт. Примечание, Перечень документов, на основании которых выдаётся паспорт, устанавливается инструкцией. 10. Паспортные книжки в бланке изготовляются по единому для всего Союза ССР образцу. Текст паспортных книжек и бланков для граждан различных союзных и автономных республик печатается на двух языках: на руссом и на языке, общеупотребительном в данной союзной или автономной республике. 11. Лица, обязанные иметь паспорта и оказавшиеся, без паспортов или временных удостоверение подвергаются в административном порядке штрафу в размере до ста рублей. Граждане, прибывшие из других местностей без паспорта или временного удостоверения и не выбравшие в течение установленного инструкцией срока паспорте ила временного удостоверения, подвергаются штрафу в размере до 100 рублей и удалению распоряжением органов милиции. 12. За проживание без прописки паспорта или временного удостоверения, а также за нарушение правил прописки виновные подвергаются в административном порядке штрафу в размере до 100 рублей, а при повторной нарушении прав вил прописки подлежат уголовной ответственности. 13. Лица, на которых возложена обязанность прописки (управдомы, коменданты, домовладельцы, квартировладельцы и т.п.), подлежат ответственности, установленной в ст.2 настоящего положения. 14. Подделка паспортных бланков влечёт за собой уголовную ответственность как за подделку государственных ценных бумаг по ст.22 положения о преступлениях государственных. 15. Подлог паспорта и пользование подложным или чужим паспортом влечёт за собой уголовную ответственность в порядке законодательства СССР и союзных республик. 16. Поручить Главному управлению рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР в десятидневный срок представить на утверждение СНК СССР инструкцию о проведении настоящего положения." В дальнейшем, возможно, будут приведены дополнительные документы, характеризующие паспортную систему. Некоторый комментарий необходим ухе сейчас. Обычно критики паспортной системы прежде всего обращают внимание на то, что она является ограниченней свободы передвижения граждан. На мой взгляд, это обвинение столь же абстрактно, как и как и сама свобода. Бессмысленно говорить о свободе с точки зрения геометрии, передвижение необходимо человеку не само по себе. Гораздо важнее введенная связь между системой паспортов и прописки и приёмом на работу. Именно это делает положение о паспортах актом и трудового законодательства. Как таковой акт, оно является лишь продолжением линии ограничение, прослеженной ранее. Оно вполне логично ложится в эту линию, но поражает масштабом вводимых изменение. На жесткий учёт берётся значительная часть населения страны и на осуществление этого учёта переориентируется мощный аппарат милиции. Паспортная система оказывается в то время радикальным средством контроля над вербовкой и миграционными процессами. Принятые в конце 1932 года постановления хорошо укладываются в концепцию льготного права. Согласно этим постановлениям большая часть населения страны - население сельских местностей, колхозники - не имеет паспортов и, следовательно, не может ни покинуть своей работы, ни устроиться на новую работу помимо системы организованного набора рабочей силы, которая постепенно выкристаллизовалась из хаотической вербовки. В результате в течение нескольких последующих десятилетий обладание паспортом было существенной льготой. Отмечу, что, несмотря на огромный масштаб действия такого рода постановлений, они чётко следует принципу постепенности проведения любых мер и их "неоднородности". В первую очередь закрепляется положение самого низшего социального слоя новой структуры - колхозников, хотя и самого значительного по численности. Этот слой как бы поставлял конкурентов в "вышележащие" слои - отсюда немного презрительное отношение к отходникам, "деревенщине". Только потом те же ограничения в правах, прикрепление к работе коснутся прочих категорий населения, в частности рабочих. В начале этой части я говорил, что 1932 год представляет собой начало конца становления нового режима. На том же уровне строгости можно сказать, что "концом конца" служат знаменитые Указы 1940 года, когда фиксируется вся социальная структура, и мы имеем окончательно ставшую систему. Недаром в объективном исследовании последующий период Великой Отечественной войны назван -звёздным часом, её кульминацией. Подобные заявления кажутся абстрактными и голословными, я и сам рассматриваю их как черновые. Я упорно повторяв их только потому, что хочу закрепить новую периодизацию истории страны. Наиболее крупное членение периодов: до 1925-года, 1925-1929 г.г., 1929-1932 г.г., 1932-1940 г.г. До 1932 года я приводил и более дробную периодизацию, думаю, что она появится и в период 1932-1940 г.г. по мере накопления материала. Но не она главное. Главное - это смещение (по сравнению с западными работами) ключевого периода генезиса нового строя на период 1929-1932 года. 1937 год, всякие политические процессы бросаются в глаза и кажутся переломным моментом. Я же считав, что к 1937 году в развитии событий нет уже и грана "переломности". Основной объем процессов классовой борьбы и классообразования к 1932 году уже завершён, остаётся лишь "хвост", которых дотягивается и до 1940 года. Середина 30-х годов богата политическими следствиями экономических и социальных событий, происходивших в 1929-1932 годах. Пользуясь категориями Спинозы, можно сказать, что мир ежедневно, ежемоментно творится заново. И творят его сами люди. Каждый каждым своим поступком воссоздаёт или видоизменяет свой мир отношений, Или ещё можно оказать, что в каждую эпоху люди сами творят мир, в котором живут. Это вовсе не значит, что в творчестве они ничем не ограничены. Наоборот, только благодаря определённой ограниченности они есть те люди, какие они есть. Каждый поступок воссоздаёт мир, но совершается он не абстрактным, а реальным человеком, таким, каким он был до этого поступка. Пользуясь сравнением Шеллинга жизни с театром, можно сказать, что каждый человек актёр, а весь окружающий его мир служит режиссёром. Основываясь на вышеуказанном, можно считать, что каждая эпоха уникальна, ибо она сотворена - это есть "произведение искусства". Это действительно так, интересны как "бурные", так и "тихие" эпохи, как периода титанической борьбы, так и периоды скрытого "накопления предпосылок". Их отличие состоит не в том, что одни являются "периодами причин", а другие "периодами следствий". Дело в том, что само "творение эпохи" подчинено общий законам сотворения или мышления - законам диалектики. Один из них - переход количества в качество - и определяет такое подразделение периодов. Но и такое утверждение неточно без пояснения. Нельзя абстрактно сказать, что один период истории имеет свою качественную определённость, а другой нет. Все зависит от того, появление какого именно качества мы рассматриваем По отношению к разным качествам один и тот же период одновременно оказывается и бурным, и тихим. В этой связи наименование периода 1929-32 годов ключевым не более чем повторение сказанного в начале этой части, где тот же период характеризовался как ресоциация. Наоборот, в политической и законодательном отношениях период 1929-32 годов является предпосылочным, хотя и в весьма явной форме, как мы видели. В законодательном отношении новый режим оформляется лишь в середине 30-х годов, когда принимается новая конституция, новый уголовный кодекс и ряд отдельных законов, которые значили не меньше. Первый из таких законов по времени - закон от 7 августа 1932 года "Об охране социалистической собственности". Он будет обсуждаться в ХIV части, сейчас я упоминаю о нём лишь как о примере и напоминаю, что, несмотря на всю определённость моих выводов (см., скажем, часть VIII), в законодательной отношении всё, что описывалось до сих пор, ещё цветочки. Уже описывая законодательство 1930 года, я говорил о нём как о чрезвычайном. Но мера насилия, адекватная новому режиму, достигается значительно позже. Примечания. (1) На мой взгляд, это рассогласование также должно обрести понятийный вид, а этого у классиков нет или есть по частный поводам. Как понятие, оно не разработано. (2) НКТП - народный комиссариат тяжелой промышленности НКЛегП - народный комиссариат лёгкой промышленности. НКЛесП _ народный комиссариат лесной и лесоперерабатывающей промышленности. (3) НКПС - Народный комиссариат путей сообщения. (4) ОГПУ Объединённое Государственное Политическое Управление при СНК СССР. Данные об этом учреждении см. далее в тесте. (5) Формулировка "надзор за закономерностью" вместо обычного надзора за законностью кажется мне удивительной и связанной либо с какой-либо ошибкой, либо о юридической неграмотностью составителей Положения, либо с их опиской. Текст Положения явно составлялся спешно.

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (0)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница