Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 3(15), март 2004г

Смертность в России и борьба с нею (ч.5)

Д.А. Соколов, В.И. Гребенщиков

Окончание.

Конечно, к первым принадлежат такие меры, как общее улучшение экономического быта крестьян, уничтожение хронического голодания их, уменьшение пьянства, распространение в крестьянстве земледельческих машин для облегчения работы женщин, улучшение скотоводства и предупреждение падежей, освобождение женщин от работ полевых и фабричных в течение хотя бы 3-х недель после родов, отказ матерям грудных детей хотя бы до полугода в выдаче паспортов для ухода в отхожий промысел.

Понятное дело, все эти мероприятия в настоящее время почти невыполнимы и могут являться только как pium desiderum. Почти к таким же мерам надо отнести и улучшение врачебной помощи населению, увеличение числа земских и сельских врачей и уменьшение размеров их участков.

Из данных прекрасного, обширного труда врачей Осипова, Попова и Куркина, изданного к 12-му международному съезду в Москве «La medecine du zemstwo en Russie»[1], видно, что земства с каждым годом тратят всё большие и большие суммы и из этих сумм всё более и более уделяют на нужды общественного здравия. Таким образом видим, что издержки земств в 30 губ. составляли в 1864 г. 5 млн. руб., в 1868 г. — 14 млн., в 1876 г. в 34 губ. — 30 млн. и в 1894 г. — 60 млн., и из них потрачено на общественное здравие в 1871 г. 2 млн. (10%), в 1876 г. — 4 1/2 млн. (15%), в 1886 г. — 9 млн. (21%) и в 1895 г. — 18 млн. (более 25%)[2]. При основании земств в 1866–67 гг. было в 34 губ. 359 участков с 335 больницами на 11.309 кроватей, а в 1890 г. было 1.068 медицинских учреждений на 26.571 кровать и 414 амбулаторий (стр.81); при этом число врачебного персонала в земствах увеличивалось так (стр.84):

                                      1870 г.        1880 г.       1890 г.

врачей                              756          1.196          1.805

низшего персонала      2.794          5.101          6.778

 

Достаточна ли, однако, врачебная помощь у нас в России, можно видеть из вычислений д-ра Герценштейна, представленных им на VПироговском съезде, в его докладе «Земство и фельдшеризм»[3]. Оказывается, что в западной Европе на одного врача приходится жителей: в Великобритании — 1.730, в Голландии — 2.440, в Бельгии — 2.540, во Франции — 2.630, в Германии — 2.820, в Испании — 3.280, в Италии — 3.570, в Австрии — 3.630, в Норвегии — 3.630 и в России — 6.450.

При этом на одного врача приходится

квадратных вёрст радиус круга его участка (в вёрстах)

Англия                       8,82                                      1,7

Бельгия                    14,21                                      2,1

Голландия               15,68                                      2,2

Шотландия              20,58                                    2,55

Ирландия                 21,07                                      2,6

Австрия                   24,99                                      2,8

Германия                 29,40                                      3,0

Италия                     30,87                                      3,1

Франция                  32,34                                      3,2

Испания                   86,73                                      5,2

Норвегия                563,70                                    13,4

Россия                  1188,25                                    19,4

 

В некоторых губерниях России на врача приходятся чрезвычайно большие пространства, например, в Олонецкой губ. 11.900 кв. вёрст, а в Вологодской даже 20.800 кв. в. Высчитывая выше среднее число жителей в России на одного врача, автор не исключил и врачей, живущих в городах, исключив же последних, оказывается, что на одного внегородского (земского) врача приходится жителей:

менее 25.000                в 3 губ.

25.000–30.000              в 3

30.000–40.000              в 7

40.000–50.000              в 9

50.000–60.000              в 5

60.000–70.000              в 2

выше 70.000                в 5

 

Следовательно, из всего сказанного приходится придти к довольно неутешительному выводу и признать врачебную помощь в России при большой заболеваемости недостаточной. При меньшей заболеваемости, конечно, и существующего числа врачей и больниц было бы достаточно, пример чего мы видим в Норвегии. Действительно, Норвегия, как мы видели выше, по величине участка и по числу жителей на одного врача стоит к нам[4] ближе всех других государств, и между тем в этой-то именно Норвегии смертность наименьшая из всех государств.

Итак, мы перечислили, мне кажется, все главные причины большей заболеваемости населения и в результате этого — большей смертности и значительного ослабления и истощения его.

По отчёту медицинского департамента за 1879 г., из 1.568.315 мальчиков, родившихся в 1858 г., через 20 лет, к 1879 г., осталось в живых 750.622. Из них врачами в присутствиях по воинской повинности осмотрены 272.974 и найдено 58.824 (21%) страдающих разными недугами и болезнями[5].

«Спроси себя теперь, — говорит известный д-р Покровский, — выгодно ли России терять только что показанную массу детей и отроков с её политико-экономической точки зрения? Если бы смертность замечалась в государстве, переполненном густотою населения, то о массе смертей, может быть, пришлось бы пожалеть только с христианской точки зрения. Наоборот, когда такая масса детей и подростков ежегодно убывает в стране, обильной землями и, может быть, страдающей более всего от недостатка рук, то указанная убыль является весьма невыгодною с общегосударственной точки зрения. Наконец, выгодно ли, — добавляет он, — России при весьма ощутительном недостатке её в свободных рабочих силах, иметь на своих плечах такую массу калек и хронических больных, как показано выше?»

Что можно ответить на эти вопросы? Ответы для всех, конечно, ясны, а потому-то с таким положением дел в России надо всячески бороться и так или иначе стремиться к уменьшению большой заболеваемости в ней и смертности.

Посмотрим, какие же меры необходимы для борьбы с этим.

Из вышеприведённого выяснения причин сами собой вытекают и меры для устранения их. При этом, однако, одни меры трудно осуществимы, или осуществимы только в далёком будущем, другие же могут быть осуществимы сравнительно легко и притом теперь же, в самом скором времени.

Конечно, к первым принадлежат такие меры, как общее улучшение экономического быта крестьян, уничтожение хронического голодания их, уменьшение пьянства, распространение в крестьянстве земледельческих машин для облегчения работы женщин, улучшение скотоводства и предупреждение падежей, освобождение женщин от работ полевых и фабричных в течение хотя бы 3-х недель после родов[6], отказ матерям грудных детей хотя бы до полугода в выдаче паспортов для ухода в отхожий промысел[7].

Понятное дело, все эти мероприятия в настоящее время почти невыполнимы и могут являться только как pium desiderum. Почти к таким же мерам надо отнести и улучшение врачебной помощи населению, увеличение числа земских и сельских врачей[8] и уменьшение размеров их участков.

Какие же меры являются доступными, осуществимыми и могут быть применяемы теперь же? К этим мерам надо отнести широкое распространение гигиенических сведений в народе и устройство в деревнях летних приютов яслей.

Цитированный нами выше Лохтин не соглашается с Хлопиным и Эрисманом, считающими главнейшими причинами громадной детской смертности в России тяжёлый труд женщин во время беременности, отсутствие свободного времени и недостаток ухода за детьми, как следствие крайней бедности и безграмотности. «Что касается до безграмотности, то в этом отношении мы решительно хватаем через край, — говорит Лохтин. — Чтобы корова или собака, — существа, как известно, вполне безграмотные, — при достаточной пище умели хорошо вырастить своих детей, русская же женщина не могла бы, будучи безграмотной, это сделать, это предложение кажется в высшей степени рискованным. Вместо азбуки русской женщине следует дать лишний кусок хлеба и хоть 1/4 ф. мяса в день и кое-какие средства на побочные расходы, и усиленная смертность отойдёт в область преданий».

 

В свою очередь, с последним выводом также нельзя согласиться, так как выше мы видели, разбирая причины усиленной ненормальной детской смертности, что здесь дело именно не в куске хлеба и мяса, которых точно так же нет и у инородцев, и у евреев, а между тем детская смертность у них сравнительно невелика. К счастью для инородцев и евреев, у них существует обычай, почти закон, кормить детей грудью; у нас же, русских, этого нет, и невежество народное создало массу обычаев, на вред которых необходимо указать и от применения которых надо предостеречь. Конечно, можно было бы достигнуть этого и без широкого распространения грамотности в народе, можно бы было делать это путём устным, путём бесед с населением, публичных чтений, проповедей, хотя, несомненно, при развитии грамотности дело ещё более упростилось бы и различные гигиенические советы и предписания можно было бы давать путём книг в народных читальнях и библиотеках, или брошюр и листков сразу большой массе населения. И, быть может, не одна мать[9], прочитав зимой на досуге такой листок о вреде раннего прикармливания и раннего отнятия от груди[10], нашла бы возможность, по примеру инородцев, избежать этого, и тем несомненно смертность детей понизилась бы в прямой зависимости от числа этих «просвещённых» матерей.

Повторяю, даже и при том же недостаточном питании самих матерей, как и теперь, их молоко сохранило бы массу жизней детям, указанием на что может служить, например, Париж, в котором во время осады в 1870–71 г., когда матери вынуждены были все кормить своих детей грудью, % смертности детей грудного возраста, который до осады был постоянно около 33%, понизился до 17%, несмотря на общее голодание всего населения[11].

Итак, следовательно, нашей первой заботой должно быть распространение в народе убеждения в необходимости кормления маленьких детей исключительно грудью, в особенности в летнее время, и для более широкого распространения нельзя ограничиваться для этого только врачами и фельдшерами, но надо привлекать к этому священников (равно как и других более интеллигентных членов причта), народных учителей и учительниц, и других интеллигентных лиц, приходящих в тесное соприкосновение с народом, как например, земских начальников и т.п.

Но для того, чтобы учить чему-либо других, надо самому знать это, следовательно необходимо, чтобы все перечисленные лица были знакомы хотя бы с тем, как и чем необходимо кормить ребёнка, а для этого необходимо предварительно научить их самих этому. К сожалению, нигде у нас, ни в средней, ни в высшей школе не учат гигиене, и потому большинство весьма интеллигентных лиц в этом отношении совершенно невежественны[12]. Скажу больше, даже фельдшера почти вовсе не знакомы с вопросами кормления ребёнка, и скажу ещё того более, не все врачи в достаточной степени ознакомлены с этим и, конечно, не по их вине, а по вине тех высших учебных заведений, в которых они учились. Давно ли ещё было то время, когда почти ни в одном университете не было специальной кафедры детских болезней, да и теперь эти кафедры не во всех университетах[13] или же, если и есть, то не везде с соответствующими клиниками и не с соответствующими курсами. А между тем для земских врачей, с утра до вечера, а иногда и с вечера до утра занятых работой, пополнение специальных познаний путём чтения является часто физически невозможным; поэтому преподавание детских болезней в университетах должно быть поставлено особенно тщательно и особенно курс диэтетики ребёнка в применении к средствам беднейшего класса населения.

Поэтому же желательно знакомство с основами гигиены и диэтетики и для фельдшеров, священников, учителей народных и учительниц[14], вообще как и для всякого интеллигентного человека.

На XII международном съезде в Москве Leo Burgenstein (из Вены) в своём докладе «Des moyens de propager des connaissances hygiéniques dans la population» предлагает следующее: 1) инструкции родителям, содержащие указания на гигиену детей с их зачатия, 2) наставления юношам в первоначальных школах, в гимназиях и в высших учебных заведениях, 3) ознакомление взрослых через популярные чтения и курсы, собрания, библиотеки, брошюры, 4) устройства гигиенических институтов и отделений на всех факультетах, 5) ассигнование из бюджета государства ежегодной суммы на это, 6) избрание международного комитета.

Конечно, нельзя не согласиться с рациональностью этих мер, но как далеки мы ещё от этого идеала, хотя, надо отдать справедливость нашим русским врачам, они постоянно всячески старались проводить санитарные истины в народ. Так, например, на V Пироговском съезде д-р Воскресенский[15] предложил даже положить основание капиталу «для распространения гигиенических знаний в народе в память врачей, погибших в борьбе с тифом и холерой в голодный 1892 г.». На том же съезде слышим другие доклады по этому же вопросу — Долгополова[16] от имени курских врачей, Заленского[17], общества саратовских санитарных врачей[18] и д-ра Мендельсона[19].

К сожалению, многие из врачей в этих стремлениях проводить врачебно-санитарные истины в народ терпели неудачи, так, например, незадолго до сейчас упомянутого Пироговского съезда д-р Сычугов сообщил в печати[20] о неудавшемся ходатайстве вести медицинские беседы с учениками сельских школ. На основании того, что подобные беседы не предусмотрены положением о начальных народных училищах 25 мая 1874 г., учебным начальством не признано возможным даже возбудить такой вопрос перед г. министром народного просвещения.

В виду этих неудач и затруднительности получения разрешения на чтения, в вышеупомянутом докладе «О чтениях для народа» Общество саратовских санитарных врачей просило V Пироговский съезд ходатайствовать перед правительством о дозволении врачебному сословию, как то существует для духовенства, устно и письменно, по оповещении администрации, знакомить народ со сведениями по медицине и гигиене. На основании всех этих докладов правление V Пироговского съезда врачей ходатайствовало: a) разрешить земским, сельским и прочим врачам производить народные чтения и собеседования по вопросам народного здравия, по книжкам одобренным Высочайше утверждённой комиссией по устройству народных чтений, уведомляя о том местное начальство, и b) внести соответственное дополнение о народных чтениях в положение от 25 декабря 1876 г.

В ответ на это ходатайство министерство народного просвещения уведомило правление, что чтения по гигиене и медицине могут быть разрешаемы на общих основаниях, т.е. по особому ходатайству, направляемому через инспектора и директора народных училищ и попечителя учебного округа к министру народного просвещения, который, на основании постановления комитета министров о порядке устройства народных чтений вне губернских городов, и по соглашению с министром внутренних дел и обер-прокурором Святейшего Синода и разрешает устройство чтений[21].

Конечно, такая сложность получения разрешений на чтения и беседы сильно тормозила дело врачей, тем более, что некоторые ходатайства оставались без ответа. Так, например, в корреспонденции «Русских Ведомостей» из Нижнего Новгорода[22] читаем: «Вышедшие недавно труды IV съезда земских врачей и представителей земств Нижегородской губернии знакомят с многократными попытками Нижегородского губернского земства оказать возможное содействие распространению среди населения гигиенических сведений. В 1898 г. губернская управа передала губернатору мотивированное ходатайство для направления его в надлежащем порядке. Ответа на это ходатайство не последовало. В виду того, что некоторые уездные земства сделали значительные денежные ассигнования на предмет организации такого рода бесед, губернская земская управа вторично обратилась к губернатору с просьбой повторить ходатайство перед министром внутренних дел в следующей форме: “не будет ли найдено возможным уведомить губернское земство о неимении препятствий к устройству чтений с туманными картинами и бесед врача с населением в пределах программы, одобренной врачебным отделением губернского правления?”

Ответа не последовало.

В конце 1899 г. съезд врачей и земских представителей постановил ещё раз повторить ходатайство об устройстве врачами чтений и бесед.

На третье ходатайство ответа точно так же не последовало!»

А между тем врачами написана уже целая литература для народных чтений, так что к VII-му Пироговскому съезду уже изданы рецензии 93 брошюр[23]. К сожалению, прибавим от себя, из этих 93 брошюр только 3 посвящены уходу за малыми детьми.

Итак, следовательно, нашей первой заботой должно быть соответственное ходатайство об облегчении врачам и другим лицам возможности распространения в народе гигиенических познаний всеми возможными способами[24].

Кроме всего этого, как мы уже упоминали, мы имеем в руках весьма существенное средство для борьбы с ненормальной детской смертностью в летние месяцы путём яслей. Эта мера прежде всего хороша тем, что может быть применена сейчас же; затраты для этого, как увидим ниже, требуются самые незначительные, а результаты этой меры оказываются налицо тотчас же. Тем, кто называет эту меру «несущественной, полумерой, борьбой со следствием, а не причиной», скажу, что пропагандированием этой полумеры, как увидим сейчас, мы добьёмся гораздо более существенных результатов, чем учреждениями различных комиссий[25], часто работающих без осязательных результатов десятки лет. «Пока солнце взойдёт, роса очи выест»[26], а ясли предохранят нас от последнего.

Родина яслей, т.е. дневных убежищ для детей, Франция, где педагог Марбо основал их впервые 14-го ноября 1844 г. В статье д-ра Сперанского «Ясли или временный приют для детей»[27] находим указание, что первые в России ясли были основаны 9 ноября 1864 г. в Санкт-Петербурге на Рижском проспекте в доме Суслова, П.М.Милютиной, женою бывшего военного министра, под покровительством покойной В.К. Елены Павловны.

Не вдаваясь в историю дальнейшего развития дела устройства яслей в России, скажу, что систематически оно стало развиваться только недавно и на почве земской[28]. Первый почин в этом отношении принадлежит Пермскому земству, организовавшему ясли в 1896 году, в 6 пунктах губернии, желая достигнуть двух целей: 1) спасения от смерти принесённых в приют детей и 2) вместе с тем внесения мало-помалу культуры в среду сельского населения.

За Пермским земством последовал ряд других: Воронежское, Полтавское, Курское, Самарское, Нижегородское, Рязанское, Черниговское, Харьковское, Московское и Костромское. До того времени в деревнях встречались там и сям только единичные ясли, устроенные на частные средства.

Дело организации яслей заинтересовало, по словам д-ра Кудрявцева[29], и наши правительственные благотворительные учреждения, особенно в 1899 неурожайный год, Российское Общество Красного Креста и попечительство о Домах Трудолюбия и работных домах, и преимущественно последнее. Попечительство, признав организацию яслей в голодающих деревнях одним из видов помощи, устроило в 1899 году значительное число яслей в губерниях Симбирской, Самарской, Уфимской, Вятской и Казанской[30].

Содержание этих яслей, устраиваемых только на самую горячую рабочую пору, обходилось чрезвычайно дёшево. По расчётам д-ра Тезякова, в Воронежской губ. ясли были открыты в среднем около 20 дней (с начала июля), во всех было 1453 ребёнка, т.е. в день среднее 56 человек. Устройство яслей стоило от 3 руб. 80 коп. до 195 руб., и в среднем содержание каждых стоило около 111 руб., на ребёнка в день от 4 коп. до 27 коп.

К сожалению, местами, по словам Тезякова, население отнеслось недоверчиво и, например, в селе Никольском Богучарского уезда ясли не могли быть открыты, так как население усмотрело в них «дело антихристово, который-де таким образом будет прельщать христиан!» Особенно детально разобраны д-ром Кудрявцевым в его вышеупомянутом труде отчёты всех яслей Симбирской губ., причём в среднем одни ясли в лето при функционировании 55 дней и в среднем при 44 детях — обошлись около 200 руб.[31]

При этом самый главный результат яслей выразился в том, что смертности в яслях в большинстве их не было совсем[32]; если же она и была в некоторых, то была сравнительно со смертностью на селе так незначительна[33], что и в этих сёлах ясли своей пониженной смертностью понизили смертность на селе[34].

Но ясли были крайне полезны ещё и тем, что воспитывали родителей и более старших детей — девочек, приучая наглядно к более или менее правильному уходу за детьми и особенно к правильному питанию, и, по моему мнению, в этом именно главная заслуга яслей.

Затем, ясли освобождали родителей от забот о своих малолетних детях, дозволяя со спокойным сердцем исполнять свою ежедневную работу страдной поры; далее, освобождали родителей от трат на наём нянек, давая в яслях надёжный присмотр за детьми, охраняя их от всяких непредвиденных несчастных случаев[35] (отравления, ожоги, утопания, заедания свиньями, собаками и другими животными[36]), и, наконец, ясли предупреждали печальные последствия детских шалостей, между которыми на первом месте стоят пожары[37].

Конечно, благотворное влияние яслей на здоровье и физическое развитие бывших в них детей понятно само собою, а между тем эти-то запасы здоровья и сил дают возможность детям ещё долго после того успешно бороться с различными болезнетворными влияниями их уже домашней жизни.

Таким образом, польза яслей в крестьянской жизни, а также, конечно, и в фабричной, чрезвычайно велика и чрезвычайно разносторонняя. И даже ясли, устраиваемые в деревнях на такой, как мы видели, сравнительно короткий промежуток времени (20–25 дней) приносят огромнейшую пользу, уменьшая именно самую ненормально высокую в это время смертность.

Потому с твёрдым убеждением можно сказать, что ясли, раскинувшись густой сетью в летние месяцы по всей России, несомненно понизят детскую смертность и доведут её до более нормальных цифр, а об этом кроме земств должны озаботиться благотворительные учреждения и частные лица. Что касается до фабричных районов, то здесь в зависимости от того, что женщинам-матерям, работающим на фабрике, приходится отсутствовать из дома почти целый год, и ясли должны существовать постоянно, и понятно, устройство их должно быть обязанностью каждого фабриканта и заводчика, принимающего на работу женщин.

Д-р Скибневский[38], говоря в своём сборнике, что ни на одной фабрике в Богородском уезде не было яслей и приютов до конца 1897 года, когда открылись ясли на двух фабриках (на 50–60 детей и на 30–40 детей), считает устройство яслей и приютов при фабриках делом безусловно необходимым. Совершенно того же мнения держится в своём отчёте врач одной из фабрик д-р Кузьмин, а врач фабрики Шибаевой — Языков указывает, что единственно организация борьбы с детской смертностью с помощью яслей могла бы принести скорые и осязательные результаты, сравнительно с которыми должны быть признаны буквально за нуль наши теперешние усилия и бесплатная раздача порошков и микстур[39].

Как же, после всего этого мы должны приветствовать деятельность таких лиц, как, например, г-жа Померанцева, лично устраивающая всюду ясли[40] и широко пропагандирующая публичными лекциями устройство их и основание даже специального общества![41]

М.Г. На этом я кончаю. То, что я сказал, для большинства присутствующих не ново, тем более, что об этом много уже и писали, и говорили, но чем старее какая-нибудь язва, тем более необходимо её раздражать и растравлять, надеясь хотя бы таким путём вызвать в ней заживление. Только тогда возможно улучшение в разбираемом нами вопросе, когда всё общество в России проникнется сознанием ненормального положения дела, когда всё общество ясно представит себе картину ужасного мора детей, представит себе эту ужасную реку, уносящую ежегодно столько детей, сколько не уносит ни одна война в мире! Все ужасаются гибели людей на войне, хотя эти войны бывают в 10 лет раз, так пусть же ужаснутся ещё более гибели из года в год русских детей в их борьбе за существование!

А мы, врачи, зная эти ужасы и не напоминая о них обществу, явимся укрывателями и попустителями этого бессознательного, невольного «избиения младенцев»!

«Царь, помни об афинянах», — твердили Дарию, а мы будем, как можно чаще, говорить: «Россия, помни о твоей смертности!»

Д.А.Соколов

IV

Общие выводы

1) Общая смертность в России выше смертности всех остальных государств в Европе.

2) Превышение смертности в России над смертностью в остальных государствах Европы в значительной мере должно быть приписано ненормально высокой смертности детей в возрасте до 5 лет и в особенности до одного года (в Приуральских губерниях, Московско-фабричной области и центральных чернозёмных).

3) Наибольшее число умерших детей в большинстве губерний приходится на летние месяцы (июль и август), что однако не может быть всецело объяснено усиленной в те же месяцы рождаемостью в православном населении.

4) Среди магометанского населения в восточных губерниях смертность детей (до одного года) в 1 1/2 раза менее таковой среди православного населения.

5) В западной части Империи сравнительно низкая общая смертность стоит в прямой связи с низкой смертностью детей. Здесь обращают на себя внимание низкие цифры смертности среди детей еврейского населения.

6) Главной причиной общей высокой смертности в России служат плохие условия жизни и питания населения при одинаково тяжёлом труде, как мужчин, так и женщин.

7) Огромное количество детей до 1-го года гибнет в летнюю страдную пору от недостатков питания и ухода, в более же старших возрастах — от заразных заболеваний.

8) Для более рациональной борьбы со смертностью прежде всего необходима реорганизация существующей в настоящее время статистики движения населения вообще и причин смерти в частности.

9) Распространение в населении гигиенических познаний путём публичных чтений, бесед, брошюр и библиотек должно быть по возможности освобождено от многих сложных формальностей, о чём следует возбудить ходатайство.

10) Устройство летних приютов, яслей, как показал за последнее время опыт, значительно уменьшает смертность детей. В виду этого следует возбудить ходатайство об обязательстве для фабрикантов и заводчиков устраивать подобные ясли в районе их учреждений. Относительно же устройства в большом числе летних приютов-яслей в местностях, отличающихся особенно высокой смертностью, войти в сношение с Российским Обществом Красного Креста, с Попечительством о домах трудолюбия и о работных домах, и с Обществом попечения о бедных и больных детях[42].

 



[1] Aperçu du développement de la médecine du zemstwo en Russie en général et dans le gouvernement de Moscou en particulier, accompagné d’un petit exposé statistique sur le pays et son état sanitaire. Moscou. 1900, стр.345.

[2] L.c., стр.193. При этом оригинально, что Пермское земство, в котором смертность детей самая большая (420 на 1.000 род.), тратит абсолютно более всех других земств на медицину, именно 913.956 руб. (25% всех своих расходов), стр.195.

[3] Труды съезда. 1893. II.

[4] 3.630 жит., 563 версты.

[5] То же и в отчёте 1878 и 1877 гг.

[6] Фабрикант Dollfus в Мюльгаузене разрешил кормящим матерям оставаться 6 недель после родов дома, получая своё содержание, и в результате этой меры % умирающих в первые 15 м. жизни детей у работниц фабрики упал с 50 на 23 (В.Н.Рейтц. Смертность в детском возрасте. Очерк 50-летней деятельности Елисаветинской детской больницы. 1894 г., стр.200).

[7] Mano нашёл, что смертность грудных детей в тех местностях Франции, где большинство матерей уходит служить в кормилицах, втрое больше, чем в местностях, в которых матери сами кормят своих детей. В местности, где практикует Mano и где большинство матерей уходили в кормилицы, смертность детей на первом году жизни за 12 лет = 33%. Во время Франко-Прусской войны, когда большинство матерей принуждены были оставаться дома, смертность грудных детей упала до 17% (В.Н.Рейтц. Лекции по патологии и терапии детского возраста. 1895 г., стр.91).

[8] Ожидать этого возможно только при улучшении быта земских врачей, как в экономическом, так и в служебном отношении, при большей независимости их от земских управ и при условии обеспечения семейств врачей на случай их смерти, заболевания или несчастного случая. В настоящее время ежегодный прирост врачей сравнительно очень невелик. Интересуясь этими цифрами, я подсчитал число оканчивающих ежегодно (за последние 10 лет) курс на медицинских факультетах: Московского, Киевского, Харьковского и Варшавского университетов. (Отчёты Казанского университета, как мне ответили в Публичной библиотеке, не печатались). При этом оказалось, что число вновь выпущенных врачей было в 1891 г. 569, а в 1899 г. — 638, т.е. только на 70 человек больше. Если же сравнить число студентов на медицинских факультетах по отношению к числу студентов на всех факультетах, то оказывается, что в упомянутых 4-х университетах было всего студентов:

в 1891 г. — 7.747, из них медиков — 3.274 — 42%

в 1899 г. — 9.514, из них медиков — 3.263 — 33%.

Итак, абсолютное число студентов-медиков не увеличилось, а процент их в университетах уменьшился (на 10%), следовательно, большинство молодёжи предпочитает другие специальности медицине. (Например, в Варшавском уни- <с.61> верситете с 53% — в 1893 г. — теперь (1899 г.) 33%, в Киевском с 44,9% — 1891 г. — в 1900 г. — 29%). Из всех этих подсчётов вытекает весьма печальный факт врачебного кризиса в России. Если в прежние годы, лет 10 тому назад ощущался огромный недостаток во врачах, то что же может значить теперь, при постоянном росте населения (в среднем рождается ежегодно в России 4.733.618. См. Гребенщиков, l.c., Рождаемость, стр.381), такая незначительная прибыль врачей (в 1899 г. только на 70 более, чем в 1891 г.). Возродившийся Женский Медицинский Институт в этом врачебном кризисе сослужит большую службу России, давая ей ежегодно человек 150, а то и более врачей.

[9] В России к началу 1899 г. в сельских училищах всех ведомств обучалось 2.695.000 мальчиков и 199.000 девочек (1 ученик на 21 чел. всех мужчин, 1 ученица на 71 женщину), при этом в иных деревнях не встречается положительно ни одной бабы, ни старой, ни молодой, которая умела бы читать и писать. («Неделя» рефер. Спутник здоровья, №26, 425).

[10] Например: «Никогда отнятие от груди младенца, — говорит протоиерей Гиляровский, — не бывает так несвоевременно из целого года, как в Ильинскую пятницу, и однако же груди лишается в этот день целая половина потомства». L.c., стр.31.

[11] Рейтц, l.c. Лекции, стр.92.

[12] Оригинально, что солдаты, обучаемые гигиене врачами в батальонной школе, являются в этом отношении более сведущими, чем офицеры, вовсе не получившие соответствующих сведений ни в корпусе, ни в училище, ни даже в академиях.

[13] В Варшавском университете и в настоящее время отсутствие кафедры.

[14] В настоящее время, когда устанавливается чрезвычайно похвальный обычай устройства летних курсов для народных учителей и учительниц, очень удобно воспользоваться этим и ознакомить их с гигиеной, и хотя бы на первых порах с уходом за ребёнком и кормлением его. К сожалению, например, в двух однородных телеграммах от 26 и 25 июня из Москвы и Киева об открытии подобных курсов: «Съехались по 200 учителей, слушают лекции по физике (курсив мой), химии, космографии, правоведению, педагогике; каждому из учителей будет выдан физико-химический кабинет, на что св. Синодом ассигновано 13.000 руб. (для Москвы) и 11 тысяч (для Киева)», к сожалению повторяю, ни слова нигде не упомянуто про гигиену. (См. «Новое время» №9091).

[15] Воскресенский. О практических способах распространения врачебно-санитарных истин в народе. Труды V Пироговского съезда 1893. II, стр.445.

[16] Долгополов. К вопросу об организации народных медицинских чтений и о необходимой взаимной связи с этой целью медицинских обществ. (Там же, стр.455).

[17] Заленский. О распространении некоторых знаний по медицине и гигиене путём включения их в книги для классного чтения (стр.450).

[18] О чтениях для народа (стр.453).

[19] Мендельсон. О преподавании гигиены в народных школах (стр.459).

[20] Сычугов. Врач. 1892, 44.

[21] Кирьяков. К вопросу о распространении сведений по медицине и гигиене. Вестник воспитания. 1901, 1, стр.176.

[22] 28 марта 1900 г. №87.

[23] Кирьяков, l.c., стр.188.

[24] 10 августа 1901 г. министром внутренних дел утверждены новые «правила о народных чтениях по медицине, гигиене, ветеринарии и животноводству», по которым специальные народные чтения могут быть устраиваемы с разрешения губернатора (см. Циркуляр министра внутренних дел губернаторам №9 г. «Россия» 25 августа 1901 г.)

[25] Вчера, 21-го марта, была образована комиссия при Обществе Охранения Народного Здравия (при секции школьной гигиены) для борьбы с детской смертностью.

[26] Тезяков. Деревенские летние ясли в Воронежской губ. в 1898 г.

[27] Сперанский. Земский Врач. 1891. №27 и след.

[28] История развития яслей в земствах подробно изложена в обширном труде земского санитарного врача Кудрявцева: «Деревенские ясли-приюты в Симбирской губ. летом 1899 г. Опыты санитарно-статистического исследования о влиянии яслей-приютов на здоровье и благосостояние деревенских детей вообще и в смысле понижения детской (и общей — для всех возрастов) смертности населения в частности». Сызрань. 1900 г.

[29] L.c., стр.61.

[30] Шенгелидзе. Les creches et l’assistance par le travail dans le gouvernement de Kazan (Extrait des «Annales de médecine et chirurgie infantiles». 1901).

[31] L.c., стр.193.

[32] 3/4 всех яслей (38 из 51), несмотря на всю тяжесть условий, какую только можно себе представить, которая была в 4-х уездах Симбирской губ. в 1899 г., были вполне благополучны, стр.146.

[33] В сёлах % смертности детей до 1 года 61,7, в яслях 19,6.

[34] С 62% до 53.

[35] Например, врач Баевский за одно только лето записал 9 несчастий среди детей своего участка: 5 отравились (беленой, нашатырём, мышьяком, «зеленью»), 1 ребёнок заеден свиньями до смерти, 2 — получили сильные обжоги (Кудрявцев, стр.31).

[36] «Спутник здоровья» в №25, стр.409, 1901 г. говорит, что отсутствие в наших деревнях приютов-яслей постоянно даёт себя чувствовать: «В селе Фёдоровском, Казанской губернии, Свияжского уезда, — по словам «Волжского Вестника», — в половине апреля имел место следующий печальный случай. Крестьянин Иван Тимофеев отправился по своим делам в другую деревню, мать его уехала к родным, а жена пошла за водой, оставив двухлетнюю дочь на попечение четырёхлетней няньки-сестры. Возвратившись домой и не видя малютки, мать стала спрашивать у старшей девочки: где сестра? Та отвечала, что на дворе. Долго мать искала девочку и, наконец, нашла: девочка была на скотном дворе в луже крови, а около неё — свинья с поросятами. Девочка оказалась вся изъеденная, с выпавшими внутренностями; уцелели только ноги, обутые в ботинки».

А скольких таких детей, добавляет журнал, ежегодно остаются на Руси, если не изъеденными, то сильно искалеченными благодаря недосмотру, сколько их тонет в реках, сколько сгорает в огне?!

[37] Например, в одной Владимирской губернии за последние 4 года (1895–1898), 8% пожаров произошло от детских шалостей, причём убытков выдано за это 203283 руб. 70 коп., что составляет 12% всей суммы, выданной в вознаграждение пострадавшим от всех пожаров за эти 4 года. То же самое и в других губерниях (Кудрявцев, стр.28–30).

[38] Скибневский. Сборник статистических сведений по Московской губернии. Т.VI, вып.II. 1899. Москва, стр.133.

[39] Цитировано там же. Примеч.

[40] К сожалению, в «С.-Петербургских Ведомостях» №168 (22 июня) стр.5 читаем такое известие: В «Русских Ведомостях» помещена следующая телеграмма из Елисаветграда: Прибывший сюда губернатор после продолжительной беседы с Успенской и Померанцевой запретил первой оказывать продовольственную помощь, второй устраивать ясли для детей в местах, поражённых тифом.

[41] В №880 «России» от 7-го октября сего 1902 г. (1901?И.П.) читаем официальное извещение от центрального управления всеми детскими приютами ведомства Императрицы Марии, что «в настоящее время при нём и в непосредственном его ведении образовался кружок лиц, интересующихся вопросом об улучшении участи бесприютных детей сельского населения и <с.74> поставивших себе задачей оказать под руководством центрального управления приютов содействие к дальнейшему развитию дела устройства сельских яслей в России».

[42] По выслушании вышеизложенного доклада в заседании 22 марта 1901 г. Соединённое Собрание Общества Русских Врачей, Общества детских врачей в СПб. и Высочайше Утверждённого Русского Общества охранения народного здравия единогласно постановило войти от имени всех трёх обществ с мотивированным ходатайством в надлежащие министерства о том, чтобы пункты 9 и 10 выводов из доклада получили осуществление в надлежащем порядке. (Труды  общ. Русских Врачей. Март–Май, 1900–1901 г.г. стр.451 и 571).

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (0)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница