Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 1, апрель 2003 года

"Они живут" - культовый фильм противодействия манипуляции сознанием

А.Мартов

Есть расхожее мнение, что кино продукция голливудской "фабрики грез" - совершенна в техническом плане, но весьма убога с точки зрения смыслового содержания. Наверное, это действительно так, но все-таки не стоит "всех стричь под одну гребенку". Иногда и там попадаются весьма любопытные вещи. Возможно по этой причине они не слишком разрекламированы, но мы постараемся восполнить данный пробел. Именно к таким экземплярам относится фильм режиссера Джона Карпентера "Они живут", который еще задолго до появление знаменитой "Матрицы" мог по праву быть назван культовым фильмом противодействия манипуляции сознанием.

Есть расхожее мнение, что кино продукция голливудской "фабрики грез" - совершенна в техническом плане, но весьма убога с точки зрения смыслового содержания. Наверное, это действительно так, но все-таки не стоит "всех стричь под одну гребенку". Иногда и там попадаются весьма любопытные вещи. Возможно по этой причине они не слишком разрекламированы, но мы постараемся восполнить данный пробел. Именно к таким экземплярам относится фильм режиссера Джона Карпентера (John Carpenter) "Они живут" ("They live", 1988 год), который еще задолго до появление знаменитой "Матрицы" мог по праву быть назван культовым фильмом противодействия манипуляции сознанием.

Действие происходит в Америке 70-х 80-х годов нашего века. Парень по имени Нейда (Roddy Piper), этакий простоватый американский работяга, в поисках работы попадает в Лос-Анджелес. Типичный американский пейзаж, зарисовки с натуры: унылый индустриальный вид, средней бедности кварталы на фоне шикарных небоскребов; люмпен, тупо уткнувшийся в экран телевизора, выставленного в витрине магазина; барышня, изливающая свою незамысловатую душу с этого же экрана “иногда, когда я смотрю телевизор, я перестаю быть собой. Я вижу себя в телевизионном сериале, я выхожу из шикарного лимузина. Люди смотрят на меня, они все любят меня. Мне кажется, что я никогда не буду старой, я никогда не умру”.

Кое-что, правда, выдается из общего ряда: непонятный лозунг на заборе “Они живут, мы спим”; полиция, слишком оперативно берущая в оборот с виду безобидного уличного проповедника; программы телепередач изредка прерываются слабым сигналом подпольной телестанции, вещающей о каких-то темных силах, якобы управляющих нашим сознанием (на последнее народ реагирует довольно вяло, большинство недовольно головной болью, вызванной этими телепередачами).

В общем, все довольно уныло, скучно и беспросветно. Друг Нейды, такой же работяга негр Фрэнк (Keith David), жалуется на жизнь: “мы помогли хозяевам предприятий, когда они в нас нуждались, а что они сделали - повысили себе зарплату. В жизни есть только одно золотое правило – тот, у кого золото, тот и устанавливает правила ("The Golden Rule: He who has the gold makes the rules."). Похоже, скоро придется разбить их шикарные авто”. Нейда более лоялен “буду работать и дожидаться, когда мне повезет. Я верю в Америку, надо только пережить тяжелые времена и все наладится”. Характерно, что роли друзей в этом споре меняются на противоположные, как только речь заходит о реальных делах. Влекомый любопытством, Нейда узнает, что рядом с ними действует какая-то подпольная организация. Тут уже пасует Фрэнк: “у меня есть сейчас работа и я хочу ее сохранить, я не хочу ни во что вмешиваться. Жизнь подобна шоссе, одни едут в одну сторону, другие в противоположную, я же - сам по себе, иду по белой линии, не хочу примыкать ни к одному, ни к другому потоку” - философски заключает он. “А знаешь – ведь осевая на скоростном шоссе самое опасное место” - отвечает Нейда. Но, впрочем, и у него поначалу нет иных целей, кроме как удовлетворить собственное любопытство.
 

На этом пути его сперва ожидает неудача. Подпольная организация разгромлена полицией. В тайнике, случайно найденном ранее, вместо оружия или иного криминала Нейда находит только коробку с солнцезащитными очками. И лишь затем, случайно нацепив эти очки на нос, он делает страшное открытие, являющееся кульминацией сюжета. Куда ни посмотришь сквозь стекла, эти очки делают явным то, что прежде было скрыто от глаз. Оказывается, на землю давно внедрились пришельцы, существа с уродливыми лицами. Отличить их от нормальных людей можно только с помощью вышеупомянутых очков.

Используя хитроумные технические средства, пришельцы активно влияют на людское подсознание с тем, чтобы повернуть его в нужном для себя направлении. В очки видно, что повсюду вместо рекламных щитов, глянцевых обложек журналов – развешаны повелительные требования (язык не поворачивается назвать их лозунгами), суть которых весьма проста и красноречива:

На зеленых банкнотах вместо портретов президентов и привычного “In god we trust” другая столь же лаконичная и недвусмысленная надпись “This is your god” (это твой бог). Естественно, в духе лучших традиций манипуляции, все эти требования в явном виде скрыты для глаз обычного человека. Репродуктор на улице, также действующий лишь на уровне подсознания, не устает повторять: спите, спите, спите…

Кто эти пришельцы, чего они хотят? Этот вполне резонный вопрос был даже вынесен как подзаголовок на обложку одной из видео кассет с фильмом “Они живут”. Надо отметить, что ответ на этот вопрос в трактовке режиссера Джона Карпентера несколько отличается от наиболее популярных в этом жанре голливудских решений. Пришельцы здесь не являются злобными монстрами или представителями империи зла. Их цель вовсе не заключается в том, чтобы, постепенно внедрившись в человеческую расу, в час "Х" одним мощным ударом уничтожить людей или захватить их, превратив в рабов. Зачем такие сложности? Люди и так уже “де факто” являются их рабами. Пришельцы вполне довольствуются в целом лучшими по сравнению с людьми карьерными позициями, материальным положением, в общем, лучшей возможностью пользоваться всем тем, что мы называем жизненными благами. “Они просто свободные предприниматели. Для них мы всего лишь еще одна планета, их третий мир” - такую характеристику дает пришельцам один из героев фильма.

Ошарашенный своим открытием, Нейда, с негодованием отметая попытку пришельцев мирно договориться с ним, вступает на путь борьбы. Конечно, в первую очередь он спешит поделиться своим открытием с окружающими, однако именно это оказывается не так то просто сделать. А ведь все, что требуется от окружающих, это только надеть предлагаемые им очки и своими глазами убедиться во всем. Но попытки уговорить сделать даже такую малость тех, кто изначально считает тебя сумасшедшим, разбиваются о каменную стену. В конце концов приходится заставлять, вооружившись оправданием “я пытаюсь спасти тебя и твоих детей”. Драка между Нейдой и его другом Фрэнком вполне может претендовать на звание самой длинной и самой жестокой драки между двумя положительными героями в кинематографе. Зато потом, когда Фрэнк все же вынужден увидеть правду, он ни минуты не колеблется в вопросе, какую сторону принять в борьбе, и вообще стоит ли вмешиваться в эту борьбу. Есть, правда, в фильме и другие персонажи, которых, похоже, большинство. Вот образец идеологии одного их них: “не надо вмешиваться, все равно не победишь, нет больше плохих и хороших парней, нет стран и наций, теперь ОНИ управляют миром, так давайте и мы, помогая им, заработаем на этом немного денежек”. Предводитель пришельцев на презентации благодарит “элиту” (людей, которые сотрудничают с ними): “вы помогли нам, предоставили доступ к ресурсам, которые нужны нам для расширения, а взамен этого доход каждого из вас только в этом году увеличился на 39%”.

Далее события в фильме разворачиваются в стандартном стиле голливудского боевика, и пересказывать их нет смысла. В перерывах между сражениями, герои за бутылкой пива предаются философским размышлениям. “Когда-то давно все было по-другому. Мама и папа любили меня, рассказывали мне о славе, о величии, о том, как все хорошо в этом мире. Потом все изменилось. Стали приставать ко мне, я сбежал, когда мне исполнилась тринадцать. Может, они всегда были среди нас – эти существа. Может им нравится смотреть, как мы ненавидим друг друга. Питаются нашей ненавистью, нашими несчастьями. Но у меня есть для них новость: они заплатят, потому что я уже не папенькин маленький мальчик

Конец фильма опять-таки не характерен для слащавого голливуда: абсолютно все главные герои гибнут. Но, впрочем, им все же удается положить начало прозрению человечества. “Мир должен проснуться, мы подадим сигнал будильника” – говорит один из них

Фильм, естественно, изначально замысливался режиссером как социальная картина. Официально Джон Карпентер указывал, что идея состоит в критике рейгановской экономической политики, следствием которой явилось еще более сильное расслоение общества, и которая (политика) нанесла существенный удар по среднему классу. Тем не менее со стороны критиков он не избежал обвинений в коммунизме и прочих смертных грехах.

Информация о режиссере ДжонеКарпентере 

Дата рождения: 16/1/1948 Место рождения: Carthage, штат Нью Йорк, США. Талантливый, своеобразный режиссер был помешан на кино уже в раннем детстве и первую собственную кинокомпанию основал еще подростком. Он учился на факультете кино в Университете Южной Калифорнии и тогда же начал работу над "Темной звездой" (Dark Star), короткометражной научно-фантастической комедией, которая позже была увеличена до полнометражной с бюджетом в 60000 долларов и вышла в театральный прокат в 1974 году. Его второй художественный фильм "Нападение на полицейский участок № 13", 1976, был данью уважения его идолу, Хауарду Хоуксу и практически повторил фильм этого режиссера "Рио Браво" в городской среде. Решающим фильмом для Карпентера был стильный и очень страшный даже сейчас "День Всех Святых", 1978, обошедшийся в 300000 долларов. На тот день это был самый прибыльный "независимый" проект, породивший несколько продолжений. Наступил плодотворный для режиссера период, бюджеты картин стали выше: "Туман", 1980, "Побег из Нью-Йорка", 1981, римейк фильма Хоука "Тварь", 1982, "Кристина", 1983, "Звездный человек", 1984, и "Большой переполох в маленьком Китае", 1986. Для многих этих картин он написал сценарии и музыку. Разозленный на неэффективность студий-мейджеров, Карпентер принимает решение снова обратиться к скромным проектам, чтобы получить больше свободы. Он снимет "Князь тьмы", 1987, "Они живут", 1988, "Воспоминания человека-невидимки", 1991, но в нашей стране его картины пользовались на видео большим успехом, чем на его родине. Он был соавтором сценария к "Глазам Лауры Марс", поставил для телевидения картину "Элвис" со своим частым соратником Кертом Расселлом. В 1995 году снял "Деревню проклятых, а в 1996 "Побег из Лос-Анджелеса", своего рода продолжение "Побега из Нью-Йорка. В 1997 снял потрясающий стильный боевик ужасов "Вампиры", не уступающий, а по некоторым статьям и превосходящий "Блэйд". Был женат на актрисе Эдриенн Барбо, но развелся.

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (17)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница