Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 11\12, декабрь 2003 года

Экономика.Энергетика.Физическая экономика


Отсталые отстанут навсегда

С.П. Никаноров

Поиски и опробование новых социальных форм идут во всем мире, в том числе в России. И, конечно, в них закладываются не только обветшавшие альтернативы "рыночная не рыночная". Например, существует уже проработанная концепция "физической экономики" Кузнецова (Россия), Ларуша (США).

Спартак Петрович Никаноров: Наука проспала ключи от будущего

Меня часто спрашивают: что сейчас происходит в России, в мире? Точный ответ на этот вопрос требует исследований. Поэтому скорее я могу говорить о своем ощущении, о том понимании, которое дает наше направление.
Мне кажется, что то, что сейчас происходит, было абсолютно неизбежно. То, что это будет происходить именно так, а не как-то иначе, многим было ясно за 20 лет до наступления этих событий. То, что распад не только административно-территориальных, политических, но и других форм - хозяйственных, научно-технических, семейных и т.д. предопределен, - это тоже было ясно.
 

Народ БЕЗМОЛВСТВУЕТ
 

Конечно, самым характерным является не покорность и не нейтральность, а как бы небытие народа, которого касаются все эти события. Фраза классика "народ безмолвствует" полностью применима к существующему положению. Но, по-моему, в молчании народа заключено нечто гораздо большее, а именно общее понимание того, что происходящее - правильно, как бы оно ни было тяжело.
Социальные формы, как и все на свете, умирают. Это процесс неизбежный. Все изнашивается, и социальные формы изнашиваются, как и все остальное. И чем больше политики, идеологи говорят о том, что данная социальная форма (скажем, капитализм) вечна, тем больше это означает приближение ее конца. Социальное формообразование не находится в руках человечества. Это стихия, гораздо более опасная, чем стихии океана, воздуха, космоса или неурожая. Все жертвы, которые они поглощают, ничтожны по сравнению с теми, которые поглощает социальная стихия. Никто ничего с этим сделать не может. Процветающие страны Запада, которые, якобы, демонстрируют нам образец жизнеустройства, на самом деле просто проходят какую-то фазу, смысл которой как фазы развития обнаружится, по-видимому, довольно скоро. И негативные стороны этого процветания себя покажут. Голоса о существовании общемирового кризиса, которые раздаются и за рубежом, и у нас, как бы к ним не относиться, по-видимому, тоже отражают известное движение социальных форм. По-видимому, конфликты, которые будут возникать на всех уровнях - мировом, региональном, государственном, внутригосударственном (так как человечество стихией социального формообразования не владеет) неизбежны и, как это ни печально, приведут к очень большим жертвам.
Я хотел бы также обратить внимание на то, что обычно с представлением о жертвах связывают представление о смерти - о физических жертвах. Но, по-моему, в современных условиях социальная смерть, то есть выпадение из генерального развития современного общества, является более опасной. Склонность к этому есть. Она выражается и в том, что вместо нахождения социального решения, людьми делаются запасы, приобретаются садовые участки и т.д. На них надеются как на последний выход. На самом деле таким образом можно спасти свою жизнь, но таким образом нельзя спасти общество.
 

ОТСТАЛ - И ТЕБЯ УЖЕ НЕТ
 

Дело в том, что общество, стремясь к внутреннему господству или стремясь победить внешних врагов, создало ученых и использует их в своих руках как силу. Исторически это, по-видимому, процесс неизбежный, а его результат это огромные массы творческой интеллигенции, созданные как орудие и не представляющие собой социальной силы. По-видимому, сейчас в тяжелых критических условиях, должно происходить самоопределение этого слоя. Ученые должны понять себя как совершенно новую социальную силу со своими собственными ценностями, со своими собственными критериями. До тех пор, пока этот процесс не пройдет, никакой роли ученые и инженеры в социальных процессах играть не будут. Дело в том, что отдельные идеи, высказываемые большими учеными, инженерами, в социальном смысле мало значимы, потому что они решают какие-то вопросы в своих специфических областях, но не затрагивают социума как целого. Отсюда бездействие, я бы сказал, социальный сон этого огромного слоя. А между тем, именно у него ключи от будущего. Наука и техника превращаются в повседневную рядовую деятельность, открытия делаются сотнями, изобретения делаются тысячами, автоматизируется построение фундаментальных теорий и т.д. - познавательная деятельность огромными шагами вдет вперед, а социализация всего этого равна нулю. Таково положение. И не только в России. Тем самым потенциально подготовлен совершенно другой тип цивилизации, чем тот, который существует. И поскольку он потенциально подготовлен, он не замедлит явиться на божий свет. Его принцип максимально быстрое развитие во всех областях. Все, что не будет удовлетворять этой потенции, будет сметено. Одно-два поколения способны полностью решить проблемы в экономике, в обеспечении продовольствием и т.п., потому что здесь никаких проблем, кроме проблем социальных форм, нет. Если исключить некомпетентность теперешних политических руководителей, то с инженерной или с научной точки зрения ни в проблеме продовольствия, ни в проблеме одежды, жилья - ничего сложного нет. Ресурсов вполне достаточно. А вот развитие, социальное развитие, развитие индивидов, освоение природы, космические исследования - именно это должно стать основным предметом деятельности. Именно здесь ограниченные ресурсы. Освоение того, что известно о земле, о космосе и т.п., потребует огромных сил. Типы обществ, не способные развиваться предельно быстро, а их будет, наверное, 90%, обречены. Здесь социальное формообразование бескомпромиссно. Совершенно ясно, что никто никого ждать не будет. И если ты отстал - можешь считать, что уже погиб.
 

НАШ ОТВЕТ НА ВЫЗОВ: В МИРЕ НЕТ НИЧЕГО, КРОМЕ РЕШЕНИЙ
 

Мы хотели бы надеяться, что это именно так. Но перед лицом проблем мы все должны вести себя очень скромно. Тем не менее, конечно, направление родилось как ощущение проблемы огромной важности. Это было в середине - конце 50-х годов, когда появились первые попытки овладения такой стихией в виде системотехники, системного анализа, и стало понятно, что, кроме выработки решений, ничего нет. Если мы не конструируем, если мы не гарантируем, что решение в определенной степени правильно, то мы ничем не владеем. Именно это является ключевым вопросом, и социальные формы не падают с неба, а являются продуктом человеческих решений. Постепенно стало ясно - нужно сосредоточить силы и то, что находится на переднем крае: достижения математики, естественных и гуманитарных наук - собирать и соединять для того, чтобы попытаться овладеть проблемой выработки решений, формообразования. В результате возникли специфическая техника и технология, которые, в сущности, решают одну простую задачу, а именно: обеспечение выработки в каком-то смысле правильных решений в ложных, труднопонятных, динамичных ситуациях. Ни в коем случае, конечно, нельзя считать, что наше направление в действительности решит эти задачи, или внесет существенный вклад в их решение - такие оценки может дать только исторический процесс, но можно твердо сказать, что сейчас оно является одним из наиболее развернутых, подготовленных, продуманных и обеспеченных подходов. Сейчас и в нашей стране, и за рубежом много работ этого типа, а вот во что они выльются, как все это сработает, и какое влияние в общественном сознании эти все направления приобретут, - это большой вопрос. Перепрыгивание через эпохи никогда добра никому не приносило. Этим отличались "крайние левые", но вместе с тем известно, что левые, так же, как и правые, существуют для того, чтобы знать, где центр. Если наше направление считать леворадикальным в отношении выработки решений, технологизации социальных форм, то уже во всяком случае польза от него будет заключаться в том, что будет понятно - где же центр, где основное направление прорыва.
 

ЧЕРТЕЖ РАЗВИТИЯ
 

Может ли общество каким-либо образом конструировать развитие самого себя? Безусловно, может. Но это цивилизационные процессы, это вопрос ценностей. Нашу страну захлестывает мелкобуржуазная стихия. Кто-то сказал о "социалистическом способе возрождения капитализма", что, безусловно, отражает некоторые черты и что является правильным в том смысле, что на смену не работавшим или очень плохо работавшим централизованным системам должно прийти что-то новое. Во всяком случае, старые структуры должны быть разрушены. С другой стороны, какие же ценности несет с собой это "что-то" новое? Скажите, какие исследовательские работы заказывает банк "Менатеп"? Или Березовский с Гусинским? Мы что-то об этом ничего не знаем.
Я подозреваю, что мы просто имеем дело с текущими перипетиями, с промежуточными фазами, где происходит опасное для современного общества снижение ценностей. И оно является смертельно опасным. Возникающие при этом архаичные социальные формы могут быть внешне очень эффективны и полезны, но они являются формой социальной смерти. Развитие науки в современном обществе ни в коей мере, как я понимаю, не является делом выгоды, хотя она где-то кому-то полезна. Несмотря на это, безусловно, наука является ценностью сама по себе. Только тот тип цивилизации выживает, это можно сказать однозначно, где развитое и использование науки станет непосредственной ценностью. Нужны огромные вложения в науку, технику, и я, безусловно, уверен (наше направление дает основания об этом говорить), что все современные проблемы общество в состоянии решить и создать новый цивилизационный тип. Но это будет сопряжено с очень большими жертвами, и не надо питать на этот счет иллюзий.
Говоря о нашей науке, можно сказать, что исторические условия развития нашей страны, ценностная ориентация, оригинальность научных школ, трагичность многих исторических наших моментов, приводит к специфической системе ценностей, жертвенности, специфическому пониманию науки, взаимоотношений науки и общества. Тем самым создаются общесоциальные предпосылки для оригинальности. Я привержен мнению, что мы располагаем потенциалом оригинальности, которая как таковая является даже не национальной, а общечеловеческой ценностью. И эта ценность не должна быть отброшена, она должна быть включена в мировой цивилизационный процесс.
 

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ
 

Сейчас в западной науке происходит процесс, который можно кратко назвать теоретизацией практики, методологизацией научных исследований, методологизацией общественной жизни. Этот процесс вобрал многое предсказанное, почувствованное, разработанное еще в прошлом столетии некоторыми философскими направлениями, наследованными логикой и методологией науки - философией науки, философией техники, которые сейчас сильно развиты и оказывают непосредственное влияние на практику научных исследований. Недостаток этих философских направлений - позитивизм, операционализм, прагматизм и других - заключался в том, что выделенная черта абсолютизировалась.
На этом основании такие учения нами отвергались, а вместе с ними отбрасывалось и все положительное. Общее течение, процесс, о котором я сказал, собственно то, к чему эти направления стремились, можно сказать, сейчас осуществляется в огромных масштабах. Одним из проявлений этого течения в области управления промышленностью и в других областях является схемный образ мышления, который стал повседневной нормой.
Влияние ученых на организационные формы, и шире на социальные формы - можно видеть в том, как развивалась практика использования этих новых форм мышления. Впервые модельное мышление было применено в системе управления конвейерным производством транспортов "Либерти" во время войны. В 85-м году появилась машинная система PERT, в основе которой лежали теоретикографовые представления, специфические сети, их специфическая обработка. Конечно, это был чрезвычайно крупный шаг - впервые была продемонстрирована в огромных масштабах роль модельного мышления в организации работ. А потом это все очень сильно развивалось, появились сотни модельных машинных систем, совершенно разных видов. Вершиной я считаю создание в 63-м году PPBS - Planning Programming Budgeting System, которая является высочайшим культурным достижением человечества, независимо от того, что она применялась в военных целях. С тех пор прошло 30 лет. И главное, что случилось на Западе - в строительстве, промышленности и других сферах - модельное мышление перестало быть экзотической сферой деятельности избранных специалистов, а стало нормой повседневной производственной жизни. По-другому просто никто не делает.
Когда возникает какая-то область, то сначала думают, какой бы моделью ее охватить и как бы сделать так, чтобы в ней организованно и эффективно работать. А вот понимание того, что модельное мышление само является продуктом теоретического осмысливания творческого процесса, то есть модельный подход к созданию модельных систем - это следующий уровень, достижение которого на подходе. Имеются симптомы, например, "вторая кибернетика", которые однозначно указывают, что вот-вот это случится. А это будет означать, что 30-летний срок социализации модельного мышления будет превращен в двухгодовой, годовой срок. Это будет в фундаментальных исследованиях - собственно, в физике, в инженерии, в социальной сфере и т.д. Методологизация теоретического мышления в фундаментальных науках приведет к тому, что открытия, например, в физике перестанут быть ценностью и станут рядовым делом. А ценностью станет ориентация на определенный класс явлений, то есть выбор области, в которой открытия нужно сделать в данное время. Ценностью станет политика в области научных исследований, а не сами научные открытия. И вот все это вместе взятое - методологизация фундаментальных исследований, переход на модельное мышление в практике промышленности, строительства и социально-экономической сфере, - создает условия для овладения социальной стихией и для возникновения совершенно нового типа цивилизации. Отставание в этом критично и очень опасно для нас. Если это все "у них" произойдет, вопрос об историческом соревновании, исторических ролях будет решен. У нас здесь. На мой взгляд, просто считанные годы. Мы не поймем ни одного слова из того, что они будут говорить. Мы не поймем, к чему они стремятся и что хотят сделать. Мы перестанем понимать, чем они занимаются, что такое у них дети, и чего они хотят, воспитывая детей.
 

СТУДЕНТ В ЭПИЦЕНТРЕ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ БИТВ
 

Главное, что нужно преодолеть в обучении и воспитании, заключается в том, чтобы выпускать людей, социально ориентированных, а не инструментарий. Сейчас наши лучшие вузы выпускают людей, которые профессионально являются великолепными роботами, "запрограммированными" на то, чтобы ставить и решать очень сложные научно-технические задачи. Откуда же берутся эти задачи, таким ли образом их надо решать - выходит за рамки интересов и компетенции этих роботов. Мне кажется, что главная проблема, которая должна быть решена, - это создание" людей с пониманием своей социальной, не научно-технической роли, и с пониманием того, какой должна быть их компетенция математическая, физическая, гуманитарная - при этой социальной роли.
Еще раз: основная проблема - это создание социальности образования. Под этим я понимаю изменение ценностного характера образования и непосредственное превращение каждого вуза из объекта, являющегося орудием в чьих-то руках, в субъект общественного развития. То, что сейчас называется гуманитаризацией, является промежуточной формой на этом пути. Ее основная черта заключается в том, что она еще не представляет собой социальной рефлексии требований социальности технического образования. Это как бы ранняя форма, как бы предчувствие проблемы, но не ее видение. В связи с этим гуманитаризация приобретает формы начитывания курсов по эстетике, истории, вавилонским песнопениям и т.п. При этом имеются обширные разработки, интересный опыт разных вузов, который заслуживает того, чтобы его изучать. Проблема тем не менее заключается в том, как мы относимся к этой форме - как Промежуточной, или мы превращаем ее в конечный путь развития. Социальность - это прежде всего ценностная вещь, изменение мнения о себе как о социальном слое. Это не мажет быть сделано декларацией, это может быть только итогом повседневной работы и творчества. Человек (студент, преподаватель) должен повседневно чувствовать себя элементом чего-то общего и какогото развития, в котором он существенен. Это всеобщая включенность, которая ни в коем случае не представляет собою винтиков в какой-то неизвестно кем и неизвестно как спланированной машине. Каждый не ограничен, а наоборот, стимулируется к раскрытию. Если мы будем продолжать "делать" людей-специалистов, неконтактных, не ценящих и не понимающих социальные формы именно повседневно, то эти люди будут не способны воспринять идеи социальности естественно-научного, технического, да и гуманитарного образования. Они не смогут воспринять своей роли. Эта проблема хорошо иллюстрируется ситуацией, когда Сахаров сначала принимал участие в создании водородной бомбы, а потом всю жизнь боролся со своим собственным детищем, но уже на социальном фронте.
Кстати, сейчас проблема ядерного вооружения рассматривается почти повсеместно как проблема чисто негативная, как область, которую надо ликвидировать. Негативное отношение к той же водородной бомбе является следствием несоциальности образования. Водородная бомба, как и любой другой вид оружия, является колоссальным культурным достижением, которое должно культивироваться, развиваться. Применение же ее для целей уничтожения, что не заключено в самой бомбе, - это совершенно отдельная ценностная область. Поэтому дело обстоит очень сложно. И в призывах ученыхмиротворцев (Кюри, Ланжевен), в которых подчеркивалась социальная ответственность ученых за свои работы, в скрытом виде содержалось требование, чтобы ученые над оружием не работали. Ни в какой форме - будет ли то химическое оружие, биологическое или другое. Конечно, это чрезвычайно ограниченная точка зрения, потому что эффекты есть эффекты, они должны открываться и работать. И такого сорта требования ни в коем случае не должны стоять на пути развития науки. Когда отец американской водородной бомбы Эдвард Теллер говорит, что оправдывает свою работу над водородной бомбой тем, что это прекрасная физика, я его вполне могу понять и оправдать. Другое дело - область применения "эффектов". Это ценностная вещь, социальный аспект. По-моему, должно быть так: создается новое поколение заводов, там все по-новому проектируется, разрабатывается с другим типом отношений, с другой автоматикой. Такие заводы должны стать частью нового поколения промышленности и общества. Именно на эти заводы и готовятся специалисты. Новое поколение промышленности впитывает в себя этих людей. А эти люди до некоторой степени являются творцами этого поколения. Место вузовской системы в такой ситуации - создание квази-коллективов, то есть создание будущих исследовательских лабораторий, которые встают на новые направления. Это не люди, которые ищут себе место, где устроиться, - это абсолютно бессмысленное дело. Вуз - это производство, это инкубатор, в котором выпускаются лаборатории на новых идеях, на новой аппаратуре, новые люди с новой идеологией; новыми ценностями. И точно так же с промышленностью.

"ДОЛЖНО" И "ЕСТЬ"

Помечтали. А теперь - о настоящем. При оценке нынешней ситуации я пессимист. Я не предвижу ничего хорошего. При существующих расстановке сил у нас в стране и тенденциях, и исторических предпосылках - я не вижу ничего хорошего. Считаю, что этот процесс распада, который идет, будет продолжаться. Ему будут противодействовать только низовые процессы, я не верю, чтобы кто-нибудь сверху мог что-нибудь сделать. А низовые процессы - это долгий и неоднозначный путь. Это стихия. При этом социальное формообразование будет создавать архаические формы. Неизбежно. Они будут оригинальными, в них будет много интересного, но в общем это будут архаические, несовременные формы.
Проблема заключается в осознании компетентным, образованным, активным слоем, нашей научно-технической интеллигенцией, теми, кто создал советский космос, оружие, атомные электростанции и многое другое, своей социальной роли. Вот этого пока не происходит. И если этого не произойдет, нас захлестнет волна архаических форм. Никакой перспективы у нашей страны не будет. Говорить о будущем что-либо сверх этого - неуместно, ибо научно-технический народ безмолвствует.  
 

Спартак Петрович Никаноров: Наука проспала ключи от будущего // Экономическая газета (Москва).- 23.09.1997

 

ОТСТАЛЫЕ ОТСТАНУТ НАВСЕГДА? .

Тема этих заметок результаты применения свойств саморазвивающихся систем (СР-систем) в экономическом анализе и прогнозировании. Предпочтения отдавались будущему мировой экономики, и на этом фоне оценивались шансы России.

В исследовании автор исходил из такого принципа: заниматься следует не собственно экономическими величинами, а их пределами. Ведь первые весьма неопределенны, а вторые вполне предсказуемы. Именно таким путем удается избежать экстраполяции, обычно мешающей предвидеть новые тенденции в будущем. Всякая экстраполяция в конечном счете есть трансплантация прошлого на будущее.

Многовариантные прогнозы динамики пределов экономических показателей однозначно предвещают наступление двух, воистину эпохальных событий, способных перевернуть мир.

Одно из таких событий состоит в том, что уже в ближайшее время ожидается завершение нынешнего этапа интернационализации производительных сил. Этот этап должен, согласно нашим прогнозам, увенчаться превращением мирового хозяйства в единственную самовоспроизводящуюся экономическую систему. Под самовоспроизводящейся экономической системой подразумевается такая система, которая способна поддерживать и расширять свою жизнедеятельность в изоляции от других подобных ей систем. Самовоспроизводящиеся системы самодостаточны. Они в состоянии принимать и выполнять экономические решения самостоятельно, без вмешательства извне. По автаркическому сценарию прогнозов, развитые страны больше не могут развиваться ни по отдельности, ни сообща. В изоляции они будут вынуждены быстро свертывать производство. Настала пора, когда только мировое хозяйство в целом может самостоятельно поддерживать и расширять масштабы своей деятельности. А ведь еще недавно такой способностью обладала почти каждая национальная экономика, по крайней мере, среди развитых стран.

Верховная власть, то есть место принятия решений в экономике, перемещается с национального уровня на глобальный. В частности, цены стали определяться не локальными, а глобальными факторами на мировом рынке. Отныне только мировой рынок располагает всей информацией, необходимой для макроэкономического управления и воспроизводства. Поэтому лишь этот рынок имеет реальную силу регулятора, поощряющего передовых и наказывающего отсталых. Его национальные составляющие окончательно превращаются в слепых исполнителей принятых им решений.

Быстрый скачок от нацибальным логически приводит к новому интернациональному критерию экономической развитости и делает его материально весомым. Теперь развитыми надо считать те страны, у которых производительность труда выше среднемирового уровня и которые поэтому получают прибыль, а отсталыми те страны, у которых она ниже этого уровня и которые поэтому несут убытки.

Переключение на глобальные стандарты загоняет отсталые страны, варящиеся в одном котле с развитыми, в глухой тупик. Для них планка среднемировой производительности подскакивает на недосягаемую высоту, взять которую им самим не удастся. А значит, им не удастся преодолеть экономическую отсталость и уйти от убытков. Напротив, для развитых стран такое переключение сулит дополнительные прибыли. Ведь для них оно сопряжено с понижением уровня планки.

О коренной перестройке всей мировой структуры рынка можно судить и по косвенным показателям, скажем, по стиранию когда-то популярных лозунгов: "Догоним и перегоним", "Преодолеем отсталость", "Будем жить, как развитые страны" и т.п. Ныне ни один здравомыслящий политик подобных лозунгов всерьез не выставит.

Другим судьбоносным событием обещает стать длительный застой и даже спад мирового производства, начиная примерно со второй декады следующего столетия.

Падение мировото производства на душу населения наступит еще раньше, с конца текущего столетия. Причина предстоящего спада кроется в выработке ресурса биосферы, в потере ею свойств и качества самовоспроизводящейся СР-системы. Человек забирает из биосферы больше энергии, чем она в состоянии восполнить.

В отличие от других биологических популяций, человечество не смиряется с ограниченностью естественной среды обитания, предоставляемой биосферой, а создает себе дополнительную среду, но опять-таки из материала той же биосферы. Еще не так давно емкость искусственно создаваемой среды добавлялась к емкости естественной среды, и суммарная емкость увеличивалась. Ныне же антропогенные нагрузки на биосферу настолько возросли, что расширение емкости искусственной среды стало возможным лишь за счет сужения емкости естественной среды. В итоге суммарная емкость среды прекращает рост, и надобность в развитии экономической деятельности как бы отпадает.

Разумеется, свертывание мирового производства будет происходить, в первую очередь, за счет выталкивания отсталых стран из числа производителей. Производство в этих странах делается убыточным и для общества излишним. Открывать новые производства становится по плечу лишь лидерам научно-технического процесса, способным вводить суперсовременные технологии. Такие лидеры едва ли найдутся в отсталых странах. Теперь, на новом этапе международной экономической интеграции, производство становится привилегией развитых стран.

Вместе с тем отсталые страны будут нужны развитому миру не только как источники сырья и дешевой рабочей силы, но и как рынки сбыта, как потребители. Без отсталых стран производство в развитых странах должно чахнуть и свертываться. Так показывают прогнозы. Судя по всему, участь отсталых стран в новых условиях системы МКС (международной капиталистической системы) можно охарактеризовать буквально двумя словами: деиндустриализация, хроническое иждивенчество. Во всяком случае, им придется распрощаться с надеждами когда-нибудь самостоятельно выбраться из состояния экономической отсталости.Конечно, здесь имеется в виду только саморазвитие, ибо возможности экономического развития отсталых стран с иностранной помощью, за чужой счет практически беспредельны. Ныне мировое хозяйство способно создавать современные предприятия в любой точке земного шара. Был бы интерес. Например, при желании ТНК могли бы превратить любую страну Африки в развитую и цветущую.

Пожалуй, значительная часть населения отсталых стран, лишенная возможности заниматься экономической деятельностью, сосредоточится на экологической деятельности под эгидой и за счет развитых стран. Тогда произошло бы новое крупное разделение труда. Таким путем отсталые страны, по-видимому, смогли бы приобщиться к полезному труду и хоть как-то выбраться из незавидного положения иждивенцев. Подобное изменение занятий выглядит еще более реалистичным на фоне ожидаемой переориентации научно-технического прогресса (НТП) с повышения экономической эффективности на спасение биосферы. Похоже, что НТП должен превратиться из трудосберегающего в природоохранительный. Биосфера станет самым узким местом в жизни общества.

В новых условиях частная собственность, вероятно, перестанет быть доминирующей, поскольку в отсутствии экономического развития, а значит, и прибылей, частный сектор сузится до предела, тогда как общественный сектор, наоборот, расширится до крайности. Частная собственность предназначена для развития, а общественная для стагнации. Последняя, в отличие от первой, малочувствительна к превратностям рентабельности и хорошо "держит" удары судьбы. Переход к господству общественной собственности в глобальном масштабе произойдет естественным, ненасильственным путем.

Все говорит за то, что вскоре на основе общественной собственности возникнет строй с радом малопривлекательных черт. Среди них: административность, застойность, снижение жизненного уровня, товарная дефицитность, сокращение ассортимента, контроль центра над численностью населения (лицензирование деторождения), тотальность, нормативность, идеологизация всех сторон жизни, монизм (вместо нынешнего плюрализма), приоритет общественного над частным, мировой федерализм, сужение понятия национального суверенитета, переориентация НТП с трудосбережения на ресурсосбережение.

Что касается России, то она в 1985 году, до перестройки, входила в группу развитых стран (ее производительность труда по крайней мере в 1, 2 раза превышала среднемировой уровень), а ныне, в результате неудачных преобразований, угодила в скопище отсталых стран со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не случайно сегодня Россия так стремительно теряет свой производственный потенциал и, похоже, надолго. Превращение России в отсталую страну в то время, когда отсталость карается нещадно, когда в мире перекрыты все выходы из состояния отсталости, является, несомненно, самым главным, самым нелепым и самым печальным итогом непродуманных экономических экспериментов. Слабым утешением, конечно, может служить тот факт, что отсталость России порождена не столько неразвитостью ее производительных сил (что привычно), сколько их скверной организацией (что непривычно).

Марк Михайлович ГОЛАНСКИЙ, доктор экономических наук

Необходимое пояснение к заметкам М. Голанского

В прошлом году я обратился к М.М.Голанскому с просьбой предоставить список его научных публикаций. Просьба была вызвана подготовкой книг по теории систем, ведущейся в рамках издания серии монографий по концептуальному анализу и проектированию. С Марком Михайловичем я был знаком с середины 70-х годов. Уже тогда он отчетливо сознавал ценность системных подходов и, будучи сотрудником Института Африки АН СССР, развивал теорию, как он говорил, "саморазвивающихся систем" и применял ее в исследованиях экономики Африки и мировой экономики.

Марк Михайлович выполнил мою просьбу и, кроме того, прислал текст, который я предложил "Экономической газете", а она, в свою очередь, предлагает его сегодня читателям. К сожалению, публикация приобрела смысл запоздалого внимания, так как ее автор недавно скончался. Можно лишь надеяться, что изданные им девять книг позволят не потерять результаты его труда.

Почему я считаю очень ценными работы Голанского? Среди нынешних ученых очень мало методологически ориентированных, а последовательно применяющих конкретную методологию вообще единицы. Подавляющее же большинство составляют те, кто позволяет себе сказать: "как показал марксизм" или "это проповедуют кейнсианцы". Однако на уровне выводов спор вести невозможно, поскольку они, такие выводы, являются следствиями неизвестных (или просто отсутствующих) предположений. И потому наука исчезает.

А основная идея Голанского состоит, как видно из публикации, в замене в обычной математической модели экономического роста значений экономических величин на предельные (предельно возможные) значения. Оценка его идей, таким образом, должна быть направлена на эту исходную мысль, а не на впечатляющую картину выводов. Тут есть база для спора.

Кратко (в качестве возражения автору) можно сказать, что интеграция всегда являлась условием дифференциации, и наоборот. Поэтому предсказываемая им "интернационализация" ("глобализация"? ) мирового хозяйства и политической системы ни в коем случае не является единственным процессом, хотя процесс этот, конечно, должен пройти до конца. Представляется (если говорить о прогнозе), что и дифференциация мира пройдет (в разной степени и в разное время) тоже по всем возможным своим основаниям. Например, произойдет (закончится) социально-политическое обособление мировой инфраструктуры от развивающихся на ее основе "социальных форм". По этому основанию возникнут две формы где-то инфраструктура будет господствовать над некоторой частью человечества, а где-то, напротив, инфраструктура станет политически подчиненной.

Очевидно также, что многообразные паразитические процессы (например, спекулятивный финансовый капитал) неизбежно будут становиться все более мощными и, подобно чуме, приводившей к почти полному вымиранию Европы, будут вести к массовой гибели населения от истощения. То есть может возникнуть не стабильный "застой", как думает Голанский, а совсем другие "социальные формы".

Поиски и опробование новых социальных форм идут во всем мире, в том числе в России. И, конечно, в них закладываются не только обветшавшие альтернативы "рыночная не рыночная". Например, существует уже проработанная концепция "физической экономики" Кузнецова (Россия) Ларуша (США).

Новые возможности для развития предоставляет "Полилогия" Шушарина. Симптоматична беседа со "Свободной Россией" (см."ЭГ", ь 49 за 1997 год).

Видимо, мы все рано или поздно должны будем прийти к заключению, что концепции, подобные "предельным значениям" покойного Голанского, всегда несут истину. Но каждая из них никогда не говорит "правду, всю правду и одну только правду", а лишь все вместе. Это и составляет сегодня самую большую трудность в понимании происходящего, поскольку мы стремимся выбирать, а не соотносить.

Спартак Петрович НИКАНОРОВ, специалист по системным исследованиям

Спартак Петрович НИКАНОРОВ ОТСТАЛЫЕ ОТСТАНУТ НАВСЕГДА? . // Экономическая газета (Москва).- 22.01.1998.- 003

 

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (0)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница