Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 1(42), июнь 2007г

"Семичасовая ядерная война". Как это было

Александр Железняков

Самым интересным во всей этой «семичасовой эпопее» был не ход учений, а те планы, которые в Генеральном штабе начали разрабатывать задолго до того момента, когда размеренную жизнь военных гарнизонов нарушил сигнал тревоги. То, что военные стратеги хотели бы провести в тот день, поражает своими поистине гигантскими масштабами. Осуществить первоначальные задумки не удалось из-за дороговизны и по политическим причинам, но рассказать о них стоит. Коснусь только тех фрагментов, которые относились к действиям стратегических сил и космических войск, так как все остальное, по сравнению с этим, можно считать не более чем булавочными уколами.

"Семичасовая ядерная война". Как это было




--------------------------------
Как это было

14 июня 1982 года ничем не отличалось от других дней того лета. Разве что это был понедельник, как известно, день тяжелый. В многочисленных военных гарнизонах, разбросанных по просторам нашей необъятной страны, жизнь текла в привычном ритме: на Камчатке военнослужащие возвращались с обеда, а на западных границах солдаты еще досматривали последние сны.
Сигнал учебной тревоги прозвучал, как ему и полагалось, неожиданно и мгновенно привел в движение гигантскую военную машину, именовавшуюся Вооруженными силами СССР. Солдаты и офицеры спешно занимали свои рабочие места, как это было предписано приказами, включали аппаратуру, прогревали моторы танков и самолетов, получали указания из вышестоящих штабов.
Правда, «неожиданность», как и все, что происходило тогда, было весьма условным понятием. До сих пор вспоминаю, как накануне «дня X» всех офицеров части, где я в то время служил, собрали в Ленинской комнате, и командир вполне серьезно произнес запомнившуюся на всю жизнь фразу:
«Товарищи офицеры! Завтра, в пять часов утра, совершенно неожиданно прозвучит сигнал тревоги».
Так и случилось.
Согласно легенде учений, необдуманные, а часто и провокационные действия США и их союзников по блоку НАТО привели к резкому обострению отношений между двумя противоборствующими системами. Попытки советских дипломатов нормализовать ситуацию ни к чему не привели. Более того, в Центральной Европе на линии, разделявшей армии потенциальных противников, произошли вооруженные столкновения, которые еще более накалили обстановку. С каждым часом стороны все ближе и ближе приближались к тому моменту, когда решить конфликт мирными способами будет уже невозможно.
Первым перейти Рубикон решил президент США, отдавший приказ своим вооруженным силам начать полномасштабные военные действия против СССР. В этих условиях руководство нашей страны приняло решение о нанесении упреждающего ядерного удара по территории США и других стран - членов НАТО.
Этот удар и стал апофеозом тех учений. Его нанесли в пятницу, 18 июня. В течение всего семи часов (отсюда и пошло столь полюбившееся всем неофициальное наименование учений) в Советском Союзе были запущены: три космических ракеты-носителя, две межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования, одна баллистическая ракета морского базирования, одна баллистическая ракета средней дальности, две противоракеты.
Хроника того дня впечатляет.
Первой, в 6 часов (время приводится по Гринвичу), с одной из площадок 4-го Государственного испытательного межвидового полигона Министерства обороны СССР («Капустин Яр») стартовала баллистическая ракета средней дальности «Пионер» (15Ж45). Спустя четверть часа учебная головная часть ракеты успешно поразила цель в районе полигона «Эмба» в Казахстане.
Затем с борта атомной ракетной подводной лодки «К-92» (проект 667БД), находившейся в погруженном состоянии в Баренцевом море, была запущена баллистическая ракета морского базирования Р-29М (РСМ-50, ЗМ40), боеголовка которой поразила цель на полигоне «Кура» на Камчатке.
Вслед за ними из шахтных пусковых установок в районе 5-го научно-исследовательского испытательного полигона Министерства обороны СССР (космодром «Байконур») стартовали две межконтинентальные баллистические ракеты УР-100 (15А35). Их головные части были успешно перехвачены двумя противоракетами А-350Р, стартовавшими с полигона «Сары-Шаган» в Казахстане.
В 11 часов 4 минуты с 90-й площадки космодрома «Байконур» стартовала ракета-носитель «Циклон-2» (11К69), которая вывела на околоземную орбиту спутник-перехватчик «Космос-1379» (ИС-П «Уран»). На втором витке он попытался перехватить цель, роль которой играл спутник-мишень «Космос-1378» (ИС-М «Лира»), имитировавший американский навигационный спутник типа «Транзит». Перехват был неудачен - «Космосу-1379» не удалось подойти к мишени на нужное расстояние, и он был взорван, не причинив ущерб противнику.
В 11 часов 58 минут со 2-й пусковой установки 132-й площадки 53-го научно-исследовательского испытательного полигона Министерства обороны СССР (космодром «Плесецк») была запущена ракета-носитель «Космос-ЗМ» (11К65М) с навигационным спутником «Космос-1380» на борту. Этот пуск, так же как и полет спутника-перехватчика «Космос-1379», был неудачен - космический аппарат вышел на нерасчетную орбиту и уже через девять суток, 27 июня, сгорел в плотных слоях земной атмосферы.
В 13 часов с 6-й пусковой установки 31-й площадки космодрома «Байконур» стартовала ракета-носитель «Союз-У» (11А511У), которая вывела на орбиту фоторазведывательный спутник «Космос-1381» («Зенит-6»). Это единственный космический старт того дня, который прошел успешно, - разведчик полностью выполнил свою задачу и после 13-суточного полета, 1 июля, спускаемый аппарат благополучно приземлился на территории СССР.
Кроме того, в этот интервал состоялись пуски нескольких крылатых ракет с борта стратегических бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160, а также с кораблей Военно-морского флота СССР, оперативно-тактических ракет наземного базирования, зенитных ракет. И еще многое другое случилось в тот день, что в прямом и переносном смысле встряхнуло нашу планету.
Руководители США и других стран НАТО испытали настоящий шок от той мощи, которая была им продемонстрирована. Некоторые эксперты полагают, что многочисленные ракетные пуски, произведенные в рамках тех учений, побудили президента Рональда Рейгана год спустя провозгласить так называемую стратегическую оборонную инициативу. Может быть, это и так, а может, мотивы для принятия решения у американского руководства были иными. Сейчас это не важно. Канул в Лету Советский Союз. Да и основные участники тех событий на уровне глав государств уже закончили свой жизненный путь. Поэтому события более чем двадцатилетней давности ныне любопытны скорее с точки зрения человеческих и технических возможностей, без какой-либо идеологической подоплеки.


Генштаб планирует

Но самым интересным во всей этой «семичасовой эпопее» был не ход учений, а те планы, которые в Генеральном штабе начали разрабатывать задолго до того момента, когда размеренную жизнь военных гарнизонов нарушил сигнал тревоги. То, что военные стратеги хотели бы провести в тот день, поражает своими поистине гигантскими масштабами.
Осуществить первоначальные задумки не удалось из-за дороговизны и по политическим причинам, но рассказать о них стоит. Коснусь только тех фрагментов, которые относились к действиям стратегических сил и космических войск, так как все остальное, по сравнению с этим, можно считать не более чем булавочными уколами.
Итак, после того как противостояние вылилось бы в полномасштабный термоядерный конфликт, должна была начаться самая настоящая «ракетная вакханалия». Практически одновременно предполагалось запустить десятки ракет наземного, морского и воздушного базирования. Чтобы не запутаться во всех хитросплетениях этого плана, расскажу о действиях каждой составляющей «ядерной триады» без связи с другими.
Атомные подводные лодки должны были запустить 20 ракет. Планировалось, что с одной из лодок будет выпущен весь боекомплект (16 ракет). Еще один пуск предполагалось провести, взломав лед в районе Северного полюса, два из района Охотского моря, еще один - из Баренцева моря, а также залповый пуск крылатых ракет (от 16 до 24 штук) по боевым полям в районе Новой Земли и на Камчатке со стратегических бомбардировщиков.
В учениях должны были принять участие все подразделения ракетных войск стратегического назначения. В ходе тренировки предполагалось произвести пуски не менее 14 межконтинентальных баллистических ракет разных типов из мест постоянной их дислокации на Украине, в России и в Казахстане. Команду на пуск все они должны были получить от ракеты 15А11, созданной в КБ «Южное» в Днепропетровске по программе «Периметр». Ее планировалось запустить с полигона «Капустин Яр».
Также в учениях должны были принять участие и силы противоракетной обороны. К тому моменту на боевом дежурстве стояла одна система ПРО - вокруг Москвы. Но к реальным стрельбам ее привлекать не предполагалось, только на уровне условных пусков. Однако ряд подразделений вместе со своей техникой загодя должны были переместиться из Подмосковья на полигон «Сары-Шаган» и отразить «массированную ракетную атаку вероятного противника» с помощью ракет А-350Р. Роль целей отводилась головным частям межконтинентальных баллистических ракет, запускаемых в ходе учений.
Но самым эффектным моментом глобальной тренировки должны были стать запуски космических аппаратов различного назначения. В околоземном пространстве планировалось «повоевать на полную катушку». К работе предполагалось привлечь боевые расчеты 16-й, 32-й, 43-й и 133-й площадок космодрома «Плесецк», 1-й, 31-й, 69-й, 90-й и 200-й площадок космодрома «Байконур». Если бы все сложилось так, как хотелось, то в течение суток с территории СССР стартовали бы десять беспилотных космических аппаратов и один пилотируемый космический корабль.
Позволю себе перечислить эти пуски с указанием мест их запуска:
1. Два спутника детальной и обзорной фоторазведки типа «Зенит-6» должны были стартовать с 16-й площадки космодрома «Плесецк» и 31-й площадки космодрома «Байконур».
2. Навигационный спутник системы «Парус» должны были запустить со 133-й площадки космодрома «Плесецк».
3. Спутник радиотехнической разведки типа «Целина-Д» предполагалось запустить с 32-й площадки космодрома «Плесецк».
4. Спутник системы предупреждения о ракетном нападении типа «Око» должен был взлететь с 43-й площадки космодрома «Плесецк».
5. Три спутника навигационной системы ГЛОНАСС планировалось запустить с 200-й площадки космодрома «Байконур».
6. С 69-й площадки космодрома «Байконур» должна была быть запущена ракета Р-36 (орбитальная) с головным блоком системы частично-орбитального бомбометания.
7. С 90-й площадки того же космодрома планировалось запустить спутник-перехватчик.
8. Наконец, с 1 - и площадки космодрома «Байконур» должен был стартовать пилотируемый космический корабль типа «Союз Т» с двумя космонавтами на борту.
Назначение этих аппаратов говорило само за себя. Большинство из них должны были заменить собой аналогичные спутники, условно выведенные из строя в ходе боевых действий. Перехватчик, естественно, должен был уничтожить вражеский аппарат в космосе. Ну а спутник системы частично-орбитального бомбометания должен был присоединиться к межконтинентальным баллистическим ракетам для «поражения целей на территории вероятного противника».
Запуск пилотируемого корабля имел целью усиление экипажа военной орбитальной станции типа «Алмаз», которая, по расчетам советских военных, должна была в тот момент активно функционировать в космосе. При этом предполагалось опробовать новую схему выведения пилотируемого корабля, что обеспечивало его стыковку со станцией уже на втором витке.
В учениях должны были «принять участие» и космические аппараты, уже находившиеся на орбите. Объекты наземной инфраструктуры, обеспечивающие эти запуски и работу космической армады, я даже не буду перечислять. Проще сказать, что к учениям не привлекались лишь те из них, которые еще не были достроены или которые находились на ремонте.
Как видим - планов громадье. Только ракет стратегического и космического назначения в течение суток предполагалось запустить почти 70 штук. Ну, форменные киношные «Звездные войны»!


ЦК урезает

Не могу с уверенностью сказать, что в Генеральном штабе всерьез надеялись столь масштабно «поиграть в войну». Вероятнее всего, там действовали по хорошо известному принципу: «Проси больше - больше получишь». А может, все-таки питали какую-то надежду на то, что руководство СССР позволит хотя бы один раз по-настоящему проверить боеготовность своих Вооруженных сил? Не знаю.
Да и не так это теперь важно. Тем более что первоначальный план учений (не наброски и пожелания, а именно план) ушел на Старую площадь, в соответствующий отдел ЦК КПСС, уже не в столь глобальном виде, как это описано выше. В нем не были указаны многие пуски МБР из районов постоянной дислокации, отсутствовал старт пилотируемого корабля «Союз Т», ряд других боевых задач также был урезан.
Ну а дальше начались сокращения с учетом политических факторов, наличия, точнее, отсутствия необходимых финансовых средств и так далее. Советское руководство решило этими учениями не сильно раздражать наших потенциальных противников: конечно, показать силу надо, но не до такой же степени! Посему, от пусков ракет из мест их постоянного базирования решили отказаться совсем и запускать их только из района Байконура.
Было рекомендовано не использовать в ходе учений и командную ракету 15А11 - разработка ее только велась, а возлагать на еще не принятую на вооружение систему задачу государственной важности было опасно. А вдруг что-то пойдет не так!
Из-за возможного конфуза отказались и от проведения залпового пуска ракет с борта атомной подводной лодки. Подобный эксперимент, получивший кодовое наименование «Бегемот-2», был осуществлен лишь девять лет спустя и поныне остается единственным.
Урезанными оказались и действия сил противоракетной и противокосмической обороны, бомбардировочной авиации и всех остальных родов и видов Вооруженных сил СССР.
И все-таки, даже то, что, в конце концов, осталось, смогло поразить мир. А что было бы, если бы задумки Генерального штаба полностью воплотились в жизнь! Вполне вероятно, мир бы сегодня был иным.

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (1)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница