Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 5 (41), декабрь 2006г

"Комплексная мощь государства (нации)". Почему рухнул СССР и развивается Китай?

С. Пуденко

Анализ разработок П.Г. Кузнецова и А.С.Шушарина по проблематике "комплексной мощи государства (нации)", сравнение их с соответствующими американскими и китайскими стратегическими разработками - как пример точки "эпистемической борьбы и борьбы эпистемических политик", определяющей успешность геополитических стратегий сверхдержав и возможности перехода к новому технопромышленному укладу

1. А.Шушарин о проблематике "комплексной мощи государства" (КМГ)

2. В.Шлыков о НИР Потенциал-М в ГРУ

3. Разработки П.Г.Кузнецова (ГЛОБУС, НИР Эффективность,Политический портрет страны) и их развитие

4. Китайские разработки в рамках КМГ-подхода. Академия военных наук КНР и Хуан Шофэн

5. Американские разработки. Рэй Клайн и СSIS

Анализ разработок П.Г. Кузнецова и А.С.Шушарина по проблематике "комплексной мощи государства (нации)", сравнение их с соответствующими американскими и китайскими стратегическими разработками - как пример точки "эпистемической борьбы и борьбы эпистемических политик", определяющей успешность геополитических стратегий сверхдержав и возможности перехода к новому технопромышленному укладу

 

1. А.Шушарин о проблематике "комплексной мощи государства" (КМГ)

2. В.Шлыков о НИР Потенциал-М в ГРУ

3. Разработки П.Г.Кузнецова (ГЛОБУС, НИР Эффективность,Политический портрет страны) и их развитие

4. Китайские разработки в рамках КМГ-подхода. Академия военных наук КНР и Хуан Шофэн

5. Американские разработки. Рэй Клайн и СSIS

приложение

Think tank . Центр стратегических и международных исследований, пересечение нефтяных интересов

 

 

 

1. А. Шушарин о проблематике "комплексной мощи государства"

В "Вводных соображениях" (1) к теоретическому разделу своей фундаментальной работы Шушарин, суммируя свои замечания, говорит о трудноразрешимой проблеме сопоставления и исчисленмя ценности "общественного богатства". Набившая оскомину задача "сопоставления ВНП" ( в том числе ,к примеру, военных расходов) имеет такой порядок неопределенности в рамках" экономических методологий", что допускает разницу не на десятки процйентов, а в разы. Шушарин приводит пример самого авторитетного "экономиста-оценщика" советских военных расходов - Игоря Бирмана , эмигриравшего в Штаты и работавшего там по контрактам с ЦРУ. По оценке Бирмана,советский ВНП был вчетверо меньше США. Шушарин же упоминает иные, как он пишет, "совершенно иные подходы" (курсив оригинала), как в США,так и в Китае (Чжоу ЧжиСянь, Чэнь Цида,Хуан Шофэн, и другие авторы). Они относятся " к международному сопоставлению комплексной мощи государства - КМГ". Эти подходы не просто дают итоги, отличающиеся от "экономических", в РАЗЫ. Шушарин цитирует из работы Портякова упоминание разработок ведущего деятеля в этой области на Западе Рэя Клайна (см. ниже подробнее п.5 и Приложение ) - "По оценке Клейна (Джорджтаунский ун-т), по состоянию на 1978г, СССР имел 485 баллов против 304 у США" , что не только расходится с оценками экономистами ВНП НА ПОРЯДОК, но и дают обратный знак!

В китайской версии такого подхода (далее он именуется в тексте КМГ-подход) включаются "помимо прочего, и такие "показатели", как научность политических решений, стратегические цели,оборонная мощь, сила сцепления народов". Цитированная Шушариным работа, посвященная китайским методикам (3) принадлежит, как он пишет,одному из лучших наших китаистов В.Портякову.

Согласно методике Хуан Шофэна, существуют так называемые "мягкие" показатели КМГ,среди которых одной из существенных является "степень научности принимаемых решений",обуславливающих политическую силу государства . Научности не абстрактной. а ответственной, релевантной реалиям(2) . В социалистиечских странах,где роль государства (центра) в управлении социальными процесссами особенно велика, без своевременногоидеологиечского обновления псоредством научного знания, система "сходит с ума", что и наблюдается в реальности, заключает Шушарин

 

Разницу оценок "по ВНП" и "по КМГ" в своих "Вводных соображениях"(1) Шушарин объсняет принципиальной разницей теоретического и знаниевого подхода к социуму и его устройству. тем, что они (оценки) "относятся к характеристикам в совершенно разных плоскостях фазового пространства социума", устройству которого и прояснению указанной проблемы посвящена значительная теоретическая часть всей его дальнейшей работы, новой теоретической социологии.

Таков масштаб проблемы - и такова ее значимость

Расчеты, оценки и базирующиеся на них методы управления и стратегирования в разных обществах ,таким образом, являются одним из важнейших фокусов как теоретического .занния, так и борьбы методологических подходов. "Война цифр" вроде оценок военных расходов и размеров ВНП была одной их главных битв в истории противостояния МКС (мир-капитализм) и МСС (мир-социализм) в период холодной войны. Мы все хорошо помним, как нам вдалбливали тезис,что СССР -нищая , прозябающая страна, колосс на глиняных ногах, не выдерживающий сопоставлений с "развитыми странами" ни по "уровню потребления", ни по показателям хозяйственной мощи (помимо военной). Успешная деятельность "бирманов" была одним из необходимых условий в деле популярного "разоблачения несостоятельности", а оценки типа китайской (или того же "американского аналога" Побиска , только успевшего развернуться во всю ширь - Рэя Клайна) почему-то никаким доверием не пользовались.

Шушарин явственно склоняется к усовершенствованной методике, соответствующей развитому КМГ-подходу, и неоднократно возвращается к этой идее в томе "Социализм", развивая ее , впрочем , в соответствии именно со своей концепцией(6)*. Чрезвычайно характерно, что он обращается к ней всвязи с критически важными рассуждениями Побиска Кузнецова в главке о "репрессиях и шарашках", приводя мысли Кузнецова о жестокой необходимости, о подлинной цене достижений социализма. Кузнецов по сути делится экзистенциальным опытом, полученным им в общении с солагерниками в Норильске и принципиальными выводами из него (см.3а). Шушарин подхватывает эти мысли (т.4, с.263-8) в развернутой экспозиции своих сображений о КМГ и связи их с "задельно-державным духом" в период строительства социализма в СССР. Этот отрывок заслуживает отдельного рассмотрения, сейчас мне важно отметить главное. Итог - это это развитие Шушариным (уже операционной) китайской концепции КМГ в своего рода формуле - "сумма благосостояния,. развития и мощи (в частности, обороноспосоности), за вычетом всех форм "неработицы"(паразитизм, безработица, иждивенчество , дезорганизация и пр.) - образует постоянную величину наличного труда, помноженного на своего рода коэффициент интенсивности духа данного времени" (там же, с.267)

К перекличке идей двух выдающихся мыслителей можно добавить когерентные им мысли А.Зиновьева о небывало низком в истории "коэффициенте паразитарности" в СССР (см. (3б))

 

 

Мне довелось в 1980е заниматься этой темой у Побиска Кузнецова. Несколько более внимательный "проход", который теперь можно осуществить благодаря накопленной в последние годы "критической массе" материалов, позволяет теперь сформулировать и другие соображения, полезные для теперешних и завтрашних боёв на плацдармах эпистемической и практической геополитической борьбы различных держав, в том числе в вопросах прорыва к новому техникоэкономическому укладу. Картина на мой взгляд уже складывается достаточно однозначная, - ведущие державы мира в лице своих лучших аналитиков давно не только "имеют за душой" разработки в рамках КМГ-подхода, но и активно и широко , не одно десятилетие используют их как "ядерные" методики - прежде всего в борьбе за геополитическую гегемонию (как "материальную", так и "идеальную").

Нужно хотя бы вкратце раскрыть до сих пор остающуюся за кадром историю методик типа "КМГ-подходов" в СССР, США, Китае, а также других странах которая почему-то по сю пору остается практически неизвестной , неинтересной и не востребованной в РФ. В отличие от Штатов, Китая и даже Казахстана (!). Мне представляется, сейчас это уже несет элементы национального позора или забвения нашего лучшего знаниевого наследства. Очень хотелось бы, чтобы эта история стала не просто "уроком" из прошлого (впрочем, уроки из ПОЗОРНОЙ истории , рассказанной В.Шлыковым, тоже требуется наконец извлечь), чтобы она имела конструктивное продолжение и развитие. Это и является целью данной работы

 

 

 

2 В.Шлыков о НИР Потенциал-М в ГРУ

В отличие от китайцев, использующих подобный метод уже более 15 лет, в СССР внедрением развитой основополагающей и самое главное - операционной, стратегически-действенной - методики "типа КМГ- подхода" пренебрегли. Необходимость ее была очевидной, научно-теоретические заделы и специалисты, способные ею заниматься, существовали, уровень таких постановочных работ был высок (см. п.3).

Практически же, как выясняется из интереснейших мемуарных заметок В.Шлыкова (4), подобной по роду критически важной деятельностью занималось в Союзе (конкретно - в ГРУ) не просто периферийное направление, а один-единственный человек - он сам. Виталий Васильевич Шлыков — эксперт МФИТ, член Совета по внешней и оборонной политике, советник генерального директора ОАО “Объединенные машиностроительные заводы”; ранее — заместитель председателя Госкомитета РФ по оборонным вопросам.

"Методику" и способы (тыка) ,по которой осуществлялись оценки мобилизационных мощностей стратегических противников, он довольно ясно обрисовывает. Если сравнить с периодом 1930х годов и ВОВ , при Сталине, когда и сама задача, и направление имели еще гораздо меньшее значение, в Союзе дело обстояло куда лучше Шлыков приводит редкие документальные сведения о таких разработках и из авторах.

"в 1972 г., при создании 10-го управления, в ГРУ почти не было своих экономистов. Долгое время я думал, что так было всегда. Однако со временем я начал обнаруживать следы какой-то погибшей и забытой “военно-экономической Атлантиды ГРУ”, отличавшейся, по-видимому, высоким уровнем цивилизации. Впервые я натолкнулся на ее след, перечитывая переписку И.Сталина с У.Черчиллем и Ф.Рузвельтом в годы войны. В своем письме от 23 сентября 1942 г. Черчилль информирует Сталина о производстве Германией боевых самолетов с детальнейшей разбивкой производственных мощностей по каждому авиационному заводу. По данным Черчилля, суммарная мощность всей германской авиационной промышленности составляла 1250 самолетов в месяц. В ответном письме от 3 октября того же года, в котором Сталин просит союзников о поставке СССР “хотя бы” 800 истребителей в месяц, Сталин сообщает Черчиллю, что, по советским оценкам, Германия способна производить не менее 2500 боевых самолетов в месяц, правда, с включением в это число производства деталей самолетов на территории оккупированных стран{44}.Поразило меня в этой переписке следующее. Конечно, у Черчилля были абсолютно точные данные. Ведь английская разведка через “Энигму” читала всю переписку германских ВВС. У СССР подобных источников информации не было. И тем не менее советская оценка лишь в два раза превышала английскую, в то время как ГРУ в 70-е годы завышало американские мощности в десятки раз, а по танкам в 50—100 раз. Более того, судя по ссылке Сталина на поставки авиационных деталей из оккупированных стран, отслеживались даже кооперационные связи, чего в мое время ГРУ тоже не делало.

Кое-что стало мне понятней, после того, как я натолкнулся в секретной библиотеке на сохранившуюся в единственном экземпляре брошюру “Военная экономика США” 1945 г. издания, с указанием автора, кандидата экономических наук подполковника В.А.Чепракова. Судя по обложке, брошюра была подготовлена в Управлении по изучению военно-экономического потенциала иностранных государств. То есть даже в военные годы, когда центральный аппарат ГРУ был в десятки раз меньше нынешнего, руководство разведки считало необходимым иметь целое управление по ВЭП! И при этом его сотрудники подписывались под своими исследованиями собственными именами!! Если взять для сравнения поздние издания ГРУ, во всяком случае, 70-х—80-х гг., то все они, даже аналитические работы, абсолютно анонимны.

Уже позже, после увольнения из ГРУ, я обнаружил, насколько широко и открыто вопросы мобилизационной подготовки экономики обсуждались в разведке и правительстве во второй половине 20-х и начале 30-х гг. Этим вопросам был посвящен так называемый “Мобилизационный сборник”, издававшийся ограниченным тиражом, начиная с 1926 г. Собственно военная разведка даже выпускала закрытый “Военно-экономический бюллетень”, освещавший военно-экономические приготовления зарубежных стран. Руководство военной разведки уделяло постоянное внимание вопросам изучения зарубежных экономических приготовлений к войне" (4).

Подобное "помутнение рассудка" у социализма, как диагностировал Шушарин и с подробными данными в руках доказал Шлыков, и было основной причиной его гибели. Название его работы (4) не выглядит ни метафорой, ни преувеличением, если понять последствия этой "стратегически-знаниевой" бреши в пусть и огромном, современном, боеспособном вооружении страны -как материальном, так и эпистемическом. Шлыков описывает и цепочку таких последствий, и причины, по которым само "помутнение" происходило. Если одним словом, причина - структурная, причем в полном соответствии с шушаринскими идеями. - окостеневшая ведомственность и присущий ей узко-кулуарный ,порой на уровне первых лиц, порядок принятия решений огромного веса.

Приведу еще несколько исключительно красноречивых цитат из обширной работы (4)

"...задачей НИР “Потенциал—М” были разработка методик с целью определения мобилизационных возможностей экономики основных зарубежных стран. Необходимость в новой НИР появилась в связи с тем, что руководство 3-го управления, бывший партком управления и ряд сотрудников остро поставили вопрос об устарелости и непригодности для получения достоверных данных применяемых в управлении методик оценки мобвозможностей военной промышленности противника.

Однако столь необходимый управлению теоретический и методический прорыв в области оценки ВЭП в ходе выполнения НИР “Потенциал—М” так и не был достигнут. Всякий, кто внимательно прочитает итоговый отчет по этой НИР, легко может убедиться, что практически все представленные в нем методические обоснования есть простое повторение методик, разработанных экспресс—методом сотрудниками (в 1972г - СП) расформированного в 1978 г. 10-го военно-экономического управления ГРУ при подготовке первых сборников СОП ВЭП и не претендовавших в силу своей крайней простоты на выпавшее на их долю научное “бессмертие”."

"Одна только ФРГ, по результатам НИР “Потенциал—М”, оказывалась способной произвести 13,8 тыс. танков в год . Но при этом рушились сложившиеся у советского генералитета представления о США как о главном арсенале блока НАТОНамного меньше ожидаемых оказались возможности экономики США по производству и других видов вооружения (боевых самолетов, вертолетов и т.п.). Короче говоря, получился конфуз, несмотря на все подтасовки при разработке сценария американской мобилизации. Как мне рассказывали, когда один из руководителей ГРУ доложил начальнику Генштаба маршалу С.Ахромееву, что по результатам НИР “Потенциал— М” США будут не в состоянии выпустить при мобилизации более 28 тыс. танков в год, маршал пригрозил “всех разогнать” и приказал добавить к имеющимся 28 тыс. танков еще 25 тыс. В результате получились те же полсотни тысяч танков, которыми ГРУ оперировало при оценке американских мобмощностей почти 15 лет назад, когда я попросил направить меня служить в военно-экономическое управление ГРУ. Получалось, что я 15 лет боролся с ветряными мельницами.

Конечно, и я, и поддержавший меня костяк управления пытались доказать необходимость опоры на документальные данные и на взгляды на экономическую мобилизацию самих стран НАТО, и прежде всего США, а не подменять эту работу взятыми “с потолка” расчетами на базе примитивных доморощенных “методик”. Однако наши возможности по отстаиванию своей точки зрения были в корне подорваны кадровыми переменами в руководстве Министерства обороны и ГРУ. Вскоре после утверждения им НИР “Потенциал—М” многоопытный кадровый разведчик П.Ивашутин (возглавлял ГРУ четверть века, с 1962 по 1987 гг.), никогда не рубивший с плеча, был отправлен в отставку. На его место был назначен генерал-полковник (впоследствии генерал армии) Владлен Михайлов.""Это был типичный танковый генерал, чем не замедлили воспользоваться мои “оппоненты”, доложив ему, что есть в ГРУ люди, недооценивающие роль танков в современной войне и даже подвергающие сомнению мобпланы Генштаба. Реакция старого танкиста была вполне предсказуема. Уже на одном из первых совещаний руководящего состава ГРУ он обрушился на присутствующих за то, что они “не могут справиться с какими-то там полковниками” и пообещал показать, как это делается. Так что апеллировать к нему по поводу завышения мобмощностей и других безобразий под прикрытием НИР “Потенциал—М” было бесполезно. В поисках такового я обратился в отдел административных органов ЦК КПСС к куратору ГРУ, а в прошлом сотруднику военной разведки. Я попросил его направить наши данные по мобмощностям на независимую экспертизу, лучше всего академикам Е.Примакову и г.Арбатову, возглавлявшим в то время соответственно ИМЭМО и ИСКАН. Он меня внимательно выслушал, взял почитать мои записи и обещал дать ответ после того, как посоветуется “со старшими товарищами”. Через некоторое время он сообщил мне вердикт “старших товарищей”. По их мнению, привлекать внешних экспертов было нельзя, так как, как он выразился, “мы не можем доверить Примакову и Арбатову подобные секретные данные”."

"Сначала постепенно, а затем все быстрее стала снижаться достоверность выдаваемой информации, по мере того, как опытные информаторы уходили из управления, а на их место приходили новые руководители, выросшие по службе уже в условиях Института.

После апрельского (1985 г.) Пленума ЦК КПСС и особенно после известного постановления Политбюро ЦК КПСС о необходимости повышения достоверности представляемой в руководящие органы страны информации, руководство 3-го управления, опираясь на партком и партийные организации, приступило к трудной и кропотливой работе по проверке обоснованности основных показателей ВЭП зарубежных стран. Естественно, что эти усилия неизбежно пришли в столкновение с потребностями развития “диссертационной науки” с ее собственными приоритетами. В этом столкновении победителем оказалась “диссертационная наука”. Сейчас, на мой взгляд, положение дел в информационной работе по военной экономике достигло кризисной точки. Управление потеряло практически всех опытных информаторов—экономистов.

Я, конечно, понимал, что, делая подобные заявления, я уже ничего изменить не смогу. Новый начальник ГРУ генерал В.Михайлов, особенно после того, как НИР “Потенциал—М” принес столь чахлые, с точки зрения начальника Генштаба и его самого, результаты в отношении мобвозможностей экономики США, явно не хотел больше зависеть от методических споров и от “каких-то полковников”. В его распоряжении был проверенный метод разрешения подобных ситуаций: нет человека — нет проблемы. И я не сомневался, что он изберет подобный путь...

... на тот момент я оставался единственным сотрудником ГРУ, кто когда-то работал в нем и продолжал заниматься военной экономикой. А ведь от 10-го управления практически не осталось никаких следов, кроме “голых”, ничем не обоснованных цифр в сборниках СОП ВЭП. Расформировано оно было практически в одночасье, а весь его личный состав, за исключением нескольких человек, откомандированных на работу в Институт, разбросан по другим подразделениям ГРУ. Все личные секретные картотеки и рабочие тетради были уничтожены (так полагалось по секретному делопроизводству). Единственное, что нам досталось в наследство от 10-го управления — это груда иностранных книг и справочников, сваленных однажды в одну из комнат нашего 3-го управления, из которой сотрудники выбрали те книги, которые их интересовали. Остальные были просто уничтожены. Дело в том, что в ГРУ не было библиотеки иностранной литературы, где можно было бы хранить и брать иностранные издания и периодику. Правда, еще в середине 60-х гг., когда ГРУ располагалось на Арбате, такая библиотека имелась. Возглавлял ее подполковник X., большой книголюб и интеллигентнейший человек. Именно в этой библиотеке я подобрал материалы для своей кандидатской диссертации. Однако после переселения ГРУ с Арбата в пресловутый “Аквариум” места для библиотеки там не нашлось и она, подобно библиотеке Ивана Грозного, бесследно исчезла. Думаю, что скорее всего ее просто сожгли...За тридцать лет службы в ГРУ я слишком часто, особенно в последние годы, видел, как ценнейшие агентурные документы, в том числе и по мобилизационной подготовке, добытые за большие деньги и с немалым риском для агентов и разведчиков, без колебаний отбрасывались в сторону, если они противоречили взглядам какого-нибудь невежественного министра обороны или начальника Генштаба"

Следует заметить, что органы военной разведки СССР занимались в первую очередь кропотливые сопоставлением и анализом мобилизационных мощностей стран, что является ограниченным подходом даже по сравнению с подходом, выдвинутым еще в 1970е г. Рэем Клайном (см. ниже п.5)

 

3. Разработки П.Г.Кузнецова (ГЛОБУС, НИР Эффективность,Политический портрет страны) и их развитие

Настоящей научной методической базой, на которой могло осуществляться в СССР моделирование и управление "комплексной мощью государства",являлись долголетние разработки П.Г.Кузнецова. Он начал их еще в 1963 (первоначально тема называлась ГЛОБУС) и первоначально имело задачей комплексное прогнозирование сравнительного характера. Постепенно в рамки этого направления включались новые люди и ресурсы. Побиск вспомниал впоследствии

"Воспоминания о Борисе Александровиче Киясове

Как-то в 1966 году я зашел в Институт Философии и вдруг узнаю, что какой-то человек пришел и просит, чтобы в Военно-промышленной комиссии (ВПК) Совета Министров СССР помогли провести методологический семинар. Это был Борис Александрович Киясов - он руководил методоло-гическим семинаром в ВПК. Я-то хорошо себе представлял, что такое семинары ВПК. Киясов носил форму контр-адмирала, но летчика. Он был генерал-майор, на самом деле. Одно время он был начальником Третьего главного управления, которое занималось радиолокацией. А Александр Николаевич Щукин тогда был председателем НТС. Борис Александрович работал заместителем председателя Научно-технического совета. В Институте Философии мы и познакомились. Он пригласил меня что-нибудь им рассказать методологическое. Я к ним пришел и прочитал там что-то по философии. Уже к этому времени все было более или менее понятно. Мы с ним встретились, познакомились, практически почти случайно. Мои слушатели, адмиралы и генералы, недовольства не проявляли, наоборот, все оказались заинтересованными слушателями. Вот таким образом я начал читать лекции в ВПК. До моего ареста я провел 15 занятий...

С 1975 года началась НИР "Эффективность". Ее поставил Киясов. Он договорился об этом с Семенихиным. Идея НИР была его. Мы с Бартини ходили к Киясову знакомиться. .... Борис Александрович непрерывно отслеживал НИР "Эффективность". Но она под влиянием М. И. Гвардейцева превратилась в нечто иное. Киясов и Гвардейцев друг друга опознали "кто есть кто".

Гермоген Сергеевич Поспелов говорил, что ему не понятны мои идеи. Когда он смотрел мою работу 1963 года, он говорил - ну, что ты, Побиск, почему же нет за бугром подобных работ? А в 1970 году они появились. Я ему приношу. Точно, противостояние двух блоков, холодная война в энергетических терминах. Правда, там уже была мощность, а не энергия. Авторы объясняли, что в терминах мощности эти вещи легче описываются, чем в терминах энергии. Потоковая концепция, которая у нас была, полностью совпадала с тем, что там было. Эту линию очень активно поддерживал Борис Александрович." (5)

Последний абзац упоминает начало американских работ по теме - подробнее о них см.п 5

Побиска арестовали и разгромили его лабораторию ЛаСУРС на пике успехов и растущего размаха их влияния - вплоть до самого ядра советского управленческого "контура" вроде ВПК и конкретно - влиятельных его персон (порой в круг работ включалось несколько сотен, а всего -до тысячи человек). Некоторые старики-побисковцы считают это "своевременно" и хорошо спланированной акцией, исходящей от самых влиятельных и "умных" номенклатурных сил, встревоженных тем, что например описывалось в приведенном отрывке. Попросту говоря, эти силы не могли терпеть вторжения принципиально новых форм в то, что они считали исключительно своей прерогативой и полем компетенций - и управленческих, и знаниевых. Их устраивала единственно та ситуация, которую красочно и во всех деталях отображает В.Шлыков на примере родственных работ в ГРУ 1970-80х годов.

Не исключено, что пионерский задел их американского "коллеги" Рэя Клайна ,также всю жизнь ведшим "свою игру" в недрах разведывательного сообщества США, встретил такую же реакцию отторжения и отбрасывания. Тамошняя система так же считала инородным телом неутомимых и пассионарных новаторов, “выскочек” вроде Побиска. Однако , Клайн, в отличие от функционеров ГРУ и высших номенклатурщиков СССР, сумел организовать полноценный разветвленный управленческий кластер в полном соответствии со своими идеями. И именно этот кластер сыграл огромную роль в геополитическом противостоянии сверхдержав в годы Холодной войны и продолжает играть ведущую роль сейчас, являясь "инкубатором"и поставщиком кадров команды неоконов , главным “мозговым танком” американской системы безопасности и спецслужб (см. про созданный по его идеям и под его руководством Центр CSIS п.5 и Приложение)

Ликвидация ЛаСУРС и всего "движущегося фронта" тогдашних заделов Побиска ликвидировала среди прочего и целый "куст" работ,связанных с разработками КМГ-методик в СССР. После возвращения Побиска из заключения Киясов недоумевал, почему П.Г. в этой ситуации не воспользовался их поддержкой, но Побиск намекнул ему, что не хотел "дразнить зверя".

В книге 2000г (5) Персиц по этом поводу пишет - ЛаСУРС можно считать своеобразным итогом развития СССР, а ее разгром - подписанием номенклатурой смертного приговора системе. В этой книге упоминается и ряд других подобных побисковской "контор" нового типа, подавленных в те же годы , с приведением примеров. Именно такие "новые формы",появлявшиеся "косяками" трижды - в 1960е, в перестройку, а также теперь - Шушарин также считал одной с точек прорыва, точней - проявлений попыток зарождения форм нового технопромышленного уклада в СССР и пост-СССР.

 

Еще один массив воспоминаний об этих работах содержится в курсе из 12ти лекций Побиска, прочитанном в НИИ ИСРОО в 1995г

"...я делаю более наглое  заявление.  А  народное  хозяйство целиком  можно  нарисовать так?  Это будет все мощности, которые страна получает, это будут все потери во всех технологических процессах, а это скорость выпуска общественного продукта. Вот так.  Я такую картинку действительно нарисовал, а общий продукт, который  тут  получается,  представил  состоящим  из  двух частей, состоящий из продуктов А и В,  где продукция типа А  это машины и механизмы, а продукция типа В это предметы потребления, которые снова поступают в народное хозяйство  назад.  Нарисовал. Думаю, черти что!  А это что за волюнтаризм,  чего они еще ракеты делают? Нехорошо!  Что-то не так. И мне пришлось нарисовать второй квадратик, который тоже получает мощность, только я ему припишу индекс К,  тоже несут потери, тоже выпускают продукт, который они,  между прочим, делят не на две, а на три части: А, Б, и В. А и Б завернули сюда, а вот этот канал В - военных расходов - вынуждает любого политического лидера здесь срубить с группы А и отправить сюда и срубить с предметов  потребления.  И  возникает стрелочка - противостояние холодной войны.

    Теперь нам нужно прикинуть, а какие величины здесь и здесь. Оказалось, что мощности,  которыми располагал блок НАТО в два  с половиной больше,  чем мощности всех соцстран.  И поэтому, чтобы иметь баланс на этих стрелочках, если они отделяют 10 процентов продуктов, то сколько вынужден,  ничего не догадываясь,  политический лидер в соцстранах?  В два с половиной раза больше.  Если они 10 процентов, то 25. Смотрю по сторонам, когда получил цифру 25, замечаю, что примерно один из четырех моих знакомых работает в ящике.  И зарплата у него приличная, не чета этим. Вот так нас уделывали с 1948 года.  И когда нас подогнали к тому,  что у нас оборонка забрала  много  -  воевать  не собираемся,  давайте мириться. Вот вам и реформы. Красиво?

  ....Поскольку я  считал  экономические системы в мощностях,  то обнаружил, что как нигде не находятся нефтяные,  газовые  залежи или месторождения  урана,  там почему-то зона американских интересов.

Так вот надумал я тогда,  что вообще говоря,  может служить международной валютой, как единицей, измеряющей стоимость, киловатт-час. Вот Валя Бунин писал на мою заявку на системы ........по запросу отдела машиностроения ЦК в Комитет по делам изобретений в  62  году положительный отзыв.  Поэтому были звонки Аксель Ивановичу Геру и был звонок такому члену-корреспонденту  Чуханову. Вот Зиновий Федорович Чуханов - вы себе отметьте,  ибо Зиновий Федорович, он был проповедником энерготехнологических районов. Энерго-технологический  район  строится  на  базе источника мощности, и строится совокупность предприятий, которая обеспечивает потребление  всей  этой  мощности и на превращение ее в то, что нужно для жизни региона. Поэтому он выступал за проектирование энерготехнологических районов,  где есть базовая мощность и потом соответствующий район идет. В это же самое время, в районе 67 года прибегает к нам (в ЛаСУРС - СП)Артем Сергиев - МИДовский генерал,  обежал он всю Академию наук,  и решили Министерство иностранных дел сделать информационную систему для министра иностранных дел. Бегали по всем организациям, и сюда в ВЦ приходили - как описывать то, что  в  мире происходит,  какие-то события политические происходят в мировой арене. В конечном итоге пришли ко мне. Я говорю: мне надо документ какой-нибудь,  что я не голой самодеятельностью занимаюсь.  Принесли документ  на  ректора  пединститута, подписанный членом  коллегии  МИДа  -  бывший наш посол,  был во Франции, потом он уехал с управления планирования  внешнеполитических мероприятий  -  Виноградов  Сергей Александрович - он был первый начальник этого управления.  Пришел я с  этими  мидовцами разговаривать. Мы  пришли к выводу - поскольку у меня такая картинка есть - я говорю:  можно считать,  что мировой продукт всех стран мира равен сумме продуктов,  получаемых по странам?  Говорят: можно,  вероятно.  Появляется цифирь - только они эту штуку не дают - нет данных пока,  но я думаю,  что по мере развития мы их все сюда приведем.

     Формулы я  здесь  не напишу,  но они годятся для управления народным хозяйством,  управления любого региона - все  они  сводятся к  тому,  как  эффективно использовать имеющиеся мощности. Так вот если я теперь буду называть продукт каждой страны, сумму по всем  странам  -  вот  эта  закорючка означает номер страны в списке стран,  а буква Н означает валовой продукт, а здесь будет буква Т стоять,  которая означает за который год. Если страна 16 - Англия,  то здесь я запишу, какой валовой продукт был в Англии за 1994  год.  сумма  по всем странам дает мне величину мирового продукта. Очевидно, каждая страна имеет долю в мировом продукте, которая обозначена Н и-тое,  которая равна продукту данной страны, деленному на мировой продукт. А теперь получается почти наша энтропия. Сумма долей стран сколько? Считай - единица. Чего бы в мире не происходило, могут доли стран увеличиваться, уменьшаться или оставаться  постоянными.  Начинаю  соображать,  а чего хотят эти, которые в верхах,  они тоже что-то соображают. Вероятно они хотят, чтобы доля страны в мировом продукте росла. Хотя есть такие, которые я называю банановые лидеры,  которым начхать, как у его страны  дела идут,  лишь бы в его кармане бабки росли.  Если нормальный политический деятель, то он может повысить долю своей страны в  мировом продукте двумя путями.  Первый путь - повысить производительность труда,  то что мы обсуждали, КПД машин, механизмов и  т.д.,  лучше использовать идеи,  находящиеся в головах людей, а можно захватить,  как Хусейн Кувейт, вооруженным захватом. И  по  этой причине все ресурсы в продукте страны,  которые получаются, имеют вид не только  группы  А  -  оборудование,  не только группа  Б - предметы потребления,  но есть еще и вооружения. Ну а дальше было бы интересно посмотреть,  как там это  хозяйство меняется  со временем.  У каких-то стран доля увеличивается, у каких-то стран доля падает, и какие решения там эти политические лидеры принимают.  Но вы теперь имеете на руках табличку, в которой перечислены все страны, и какая у них доля в мировом продукте по годам, знаете как эти данные получать. И по этой причине, кто бы какую лапшу на уши ни вешал,  у вас всегда  есть возможность. Вы обнаружили по цифрам, что мировой продукт в долларовом исчислении растет на 10 процентов в год,  а у  ни  одной страны роста производительности на 5 нету.  Это как же так? Оказалось, существует шайка  фальшивомонетчиков,  которые  печатают доллары, фунты,  иены,  марки,  лиры на 10 процентов больше, чем весь продукт этой страны,  и за эту крашеную бумагу скупают природные ресурсы и мозги всего мира.  Поскольку стало понятно, что такая банда жуликов существует,  то почему не поставить  вопрос, не пора  ли международный трибунал по нюрнбергскому способу назначить для этой банды жулья.  Вот ситуация,  к которой мы сейчас подошли. Если  бы  у нас за душой не было физики,  как она может расти производительность труда, и как она растет за счет печатания денежных знаков, то мы бы эту шайку жулья не вычислили бы. И поэтому когда кричат:  нет  альтернатив  монетарной  теории,  то честно хотят  сказать: А  пока вы монетарной теорией пользуетесь, вы наши дела не расчухаете.

... Работать мне приходилось для МИДа,  для министерства обороной промышленности и последние работы,  которые я вел,  они были сильно секретными, и их называть было нельзя. Создавалась система управления Вооруженными силами  на  случай  войны.  Руководил этой разработкой  академик  Семенихин Владимир Сергеевич.  Кроме того задана была система управления народным хозяйством, система управления партии - это все задания 70-го года. А все это вместе соединялось в некоторый объект,  который имел  кодовое  название "Комбинат" или ставка верховного главнокомандующего. Задано было только железо.  Почему?  Потому что ни министерство обороны,  ни ВПК не  могли задать тему,  что должен думать генеральный секретарь ЦК в случае войны,  став верховным главнокомандующим. Вы же понимаете, что  железо не срастется,  если этим никто заниматься не будет.  Таким образом я оказался тем чудаком,  кому это  было поручено.

....ГКНТ создан научный совет по  проблемам  интегрирования  крупномасштабных систем  на  основе физически измеряемых величин.  Для социально-экономических систем все величины должны быть измеряемыми физическими.  Председателем  совета был академик Виктор Михайлович Глушков,  а замом ему определили двух заметных людей  - первого зятя Косыгина,  который есть академик Джермен Михайлович Гвишиани и - поскольку политическая ситуация -  то  сын  Михаила Андреевича Суслова Григорий Михайлович Суслов,  доктор технических наук, генерал КГБ и руководитель одного из головных институтов.

     И вот невзирая на то,  что такую тему задать было нельзя, а вот научный  совет,  изучающий  возможности описания всего того, что в мире делается,  в нормальных терминах,  которые полагается иметь в математической физике на машинных системах, все эти вопросы разбирал и работа такая была задана.  Совет был организован в 77 году. Делал это зам председателя научно-технического совета  ВПК генерал-лейтенант (Киясов Борис Александрович),  а  я  читал лекции для генералов ВПК и был консультантом научно-технического совета." (8)

 

Впоследствии, в начале 1980х, это направление получило название "Политический портрет страны". Сжато и с приведением достигнутых результатов и иллюстраций оно описано в итоговой монографии 2000г (7), где ему посвящена отдельная 12ая глава.

 

Отрывки из этой главы

"...в соответствии с законом сохранения мощности любое изменение в окружающем нас мире может произойти тогда и только тогда, когда на это изменение расходуется то или иное количество энергии. "Возможность" осуществить то или иное изменение в окружающем мире за заданное время определяется с одной стороны - этим необходимым расходом энергии, а с другой - величиной полезной мощности, то есть второй характеристикой, которая задает скорость выполнения данного изменения.

Сама же величина полезной мощности, выступающая в качестве "меры" возможности, представлена в двух лицах: как источник и как цель.

В силу названного обстоятельства само понятие "могущества" и скорость его увеличения становятся доступными прямому контролю, а различие в темпах роста могущества и может служить мерой для измерения перемен в мировой обстановке.

Критический период - это такое состояние отношений между конкурирующими системами, которое возникает в процессе их развития и характеризуется неустойчивым равновесием, "пересечением", то есть временным равенством мощностей этих систем. Он всегда означает борьбу. Одним из проявлений такой борьбы и являются крупнейшие войны.

Условия "победы" и "поражения"

Равенство сил нисколько не исключает борьбы, а, наоборот, делает ее особенно острой. Победа или поражение - таков исход этой борьбы.

На состояние отношений между ведущими державами существенно влияет "расстояние до критического периода", определяемое соотношением мощностей и темпом их роста.

Отношения между ведущими державами улучшаются, если это "расстояние" увеличивается, - ухудшается - если "расстояние" уменьшается и остаются на прежнем уровне при сохранении расстояния до критического периода.

Проведенный в 1981 г. анализ отношений между СССР и США с 1920 по 1980 г. полностью подтвердил данный вывод. Расстояние до критического периода в их отношениях на 1960 г. составлял 150 лет, по состоянию на 1970 г. - 30 лет, а на 1980 г. составлял около 8-10 лет, то есть ускоренно сокращалось, что могло породить глобальный конфликт (рис. 12.3, а, б).

Рис. 12.3. Отношения между СССР и США: а) рост могущества за период с 1920 по 1980 гг. (полулогарифмический масштаб); б) изменение расстояния до критического периода

Распад Варшавского договора, а с ним и всего соц. лагеря, распад СССР в 1991 г. - это плата за предотвращение критического периода в отношениях ведущих держав мира и выход России в открытый мир.

Распад оказался очередным переделом политической карты мира - перераспределением направлений движения потоков свободной энергии в мировой системе.

Естественно, что в результате такого перераспределения полезная мощность России резко уменьшилась. Но такова цена, которую заплатила Россия и другие страны СНГ за вход в открытый мир надежд на лучшую жизнь и устойчивое развитие.

Определение портрета и политического курса страны

В естественных науках широко распространены тензорные методы в описании динамических систем. Параметры описания динамических систем рассматриваются как своеобразные координаты “представляющей точки”, траектория которой и есть “поведение динамической системы”. Такое описание мы встречаем как у Синга “Тензорные методы динамики”, так и у Крона “Тензорный анализ сетей”. Следует отметить, что последний автор более удобен для описания динамических систем, для которых еще не существует физико-математического описания.

Мы примем за “единицу” суммарный валовой продукт всего мира, который можно рассматривать как сумму валовых продуктов всех стран мира.

Естественно-научный подход требуется установить ФИЗИЧЕСКУЮ РАЗМЕРНОСТЬ этой величины. Проделаем это.

Мировой валовый продукт — есть не просто величина продукта, а величина продукта, произведенного в течение года. В этом смысле мы имеем дело СО СКОРОСТЬЮ ВЫПУСКА МИРОВОГО ПРОДУКТА. Физическая величина, связанная со скоростью выпуска продукта есть величина МОЩНОСТИ. Другое название этой величины — суммарное энергопотребление.

....Полученные 16 видов характеристик и образует элементы “политического портрета”. Исторический процесс, связанный с наблюдением за изменением названных характеристик и будет представлять “политический курс”.

... На языке математического описания эти 16 + 2 “характеристик” называются “фазовыми переменными”, а траектория изменения этих переменных можно рассматривать как “фазовый портрет”.

.... перечисленные выше 16 + 2 = 18 характеристик и будут представлять нам самое “грубое” описание политического портрета. По отношению к рассматриваемому распределению как выпуска продукта, так и потребляемых ресурсов — определяется “курс партий”: цели любой партии, блока, объединения получают свою конкретизацию через ЖЕЛАЕМЫЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ. Хотя все пункты этого политического портрета и составляют традиционное членение БЮДЖЕТА СТРАНЫ, но из-за отсутствия приведенного выше описания парламентские “бои” за бюджет — лишь другое название описанных выше ПРОТИВОРЕЧИЙ

В терминах “политического портрета” обнаруживают себя и различные финансовые группы в развитых странах. Так, например, в США можно обнаружить борьбу некоторых кланов, интересы которых противоположны по отношению к доле Пентагона в бюджете США. Так и получает свое описание борьба ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ ИНТЕРЕСОВ в реальной политической жизни стран.

Эта противоположность интересов не может исчезнуть в рамках поделенного мира, где каждая страна (или группа стран) преследует свои узко национальные цели, не согласуя их с интересами Человечества как целого. Это и является глобальным политическим фактором, препятствующим переходу к устойчивому развитию мирового сообщества, но вместе с тем и фактором исторически отмирающим, так как в противном случае цивилизацию ожидает коллапс."(7)

Насколько я могу судить, описание в этом источнике соответствует как тогдашнему,так и наличному состоянию побисковской методики КМГ- подхода

Свое резюмирующее видение данной темы я дал в написанной в 1999г работе (9)

"Политический портрет страны

В политической сфере в "кластере" было направление , которое курировал Б.Е.Большаков . Называлось "политический портрет страны". Там на основе тех же и еще некоторых других показателей составлялся в матричнои виде набор наиболее важных и связанных величин, количественно выраженных, общим числом 16, на основе известных соглашений. Иначе скажем "развитость" страны, да и "производительность труда" пришлось трактовать в рамках традиционного политэка, либо вообще из общих соображений.

На мемориальном сайте побиск.народ.ру в разделе "Политика" отдельные куски этого добра лежат, по виду все как 20 лет назад, когда я отправленный Побиском к Большакову, немного этим занимался. По виду старые разработки порой проходили дальше. Критерии ставились на грубом уровне, но ставились. Шла война и рассчитывали победить. И добиться этого "повышением производительной силы ума", всеобщего советского труда, сравнительно с капиталистическим. Пусть у нас ЭВМ слабей в сто раз, зато - у нас свои мозги и супер-метод. Постараюсь обозначить этот подход

.

1. Ключевые понятия (мы их тогда не употребляли , не читали еще Иммануила Валлерстайна и Грамши ) - гегемония и мир-система. Прежде всего экономико-хозяйственная. В 1980е было ДВЕ системы - МКС (мир-капитализм) и МСС (мир-социализм). Ставилась четкая задача - сформулировать критерии превозмогания и победы одной над другой (причем в измеримом виде), затем алгоритмы достижения оптимальной стратегии победы. И чтоб понятно было все, для натаскивания инженеров, и чтоб в формульном виде в ЭВМ чтоб вводилось, а на стол ЛПР (лиц принимающих решения) ложились расчеты, доступные для их уровня понимания(без всяких дюже умных слов).

2. "Гегемония как система" по самому своему смыслу означает возможность "автоматом" откачки-перетока ("неэквивалентного обмена" товаров и услуг). Имеющий гегемонию сосет "неэквивалентно", за ради того и борьба, переделы мира и войны, всю мировую историю. В торговых войнах - за то чтоб иметь возможность продавать товары дешевле местных, но это частный случай "войн за гегемонию", составляющих единой войны мир-систем .

3. Конечно это все слова, интересен конкретный механизм "насоса" ( в той или иной сфере). Он расписывался тогда через показатели ряда производительной силы труда, истолкованной через вложенные показатели энергетического подхода. Мощность, установленные мощности, производственные мощности., энерговооруженность и т.п. Система (пул) "высокоразвитых стран" "сосет" весь прочий мир по размеру пропорционально связке удельных показателей "развитости" выше средне-мирового. Если, разумеется, обеспечивает политический, военный и прочий антураж , включая "канонерки". Культурно-идеологический аспект мы не рассматривали вообще. В общем, была самая простая модель.

4. В стоимостных показателях картина , как ее не раскладывай, насчет "отсоса" и его механизма всегда останется непрозрачной или в лучшем случае - неисчислимой. Невозможно точно установить ни СКОЛЬКО , ни КАК сосет. В этом смысле "спор с экономистами о грабеже бразилий", точнее - в терминах СКОЛЬКО грабят, грубо говоря, с расчетами в амер.долларах - вырожденная, некорректно поставленная задача (или что то же самое - задача поставленная в рамках иной парадигмы) ...

С позиции "энергетической подоплеки" происходящее с начала 1970х в мировой экономике(и политике) объясняют , если коротко, "концом эры дешевой энергии". Обратите внимание, что за доллар середины 1990х можно было приобрести в 8 раз меньше киловатт-часов, чем за доллар 1970г (расчеты А.Петрова - из этих статей по киловатту-валюте). Или, иначе говоря, "наполнение" доллара относительно постоянной "энерговалюты" снизилось в восемь раз за 20 лет.

Борьба за энергоресурсы приобретает характер основной направляющей мировой политики." (9)

 

В последние годы Б.Е.Большаков в ун-те "Дубна" продолжает разработки по описанному направлению . В частности, недавно опубликована новая работа по данной теме (10) .

Руководство РФ, в отличие от своих соседей, подобной тематикой практически не интересуется. Совместные работы ун-та Дубна с руководством республики Казахстан и казахскими учеными также получили отражение в ряде недавних публикаций. Они малодоступны, поэтому в качестве вводной можно порекомендовать только что опубликованную одним из последователей П. Кузнецова А.В.Бочковым в Интернете новейшую монографию казахских ученых -концептуалистов "устойчивого развития" "Принцип Пирамиды"(11)

4) Китайские разработки в рамках КМГ- подхода. Академия военных наук и Хуан Шофэн

Сведения об этих разработках известны у нас прежде всего благодаря материалам китаиста В.Портякова, не раз обращавшегося к теме китайского КМГ-подхода и его места в стратегическом управлении в КНР. (См выше п.1). Комплексная мощь государства - интегральный показатель экономического, политического, военного, научно-технического и других потенциалов страны; включает в себя совокупность факторов, определяющих способность страны развиваться, сопротивляться трудностям, внешнему давлению, дезинтеграционным процессам, отстаивать свою систему ценностей и т.п.

В одной из своих последних работ по этой теме Портяков пишет

"показатель комплексной мощи государства активно разрабатывали в Китае на рубеже 80-90-х годов. Отталкиваясь от работ американского политолога Рэя Клайна, китайские ученые разработали оригинальную методику оценки такой мощи. По иронии судьбы вначале они стремились обеспечить Китаю более высокое место в мировой табели о рангах - по сравнению с тем, какое он занимал в соответствии с объемом производства ВВП, рассчитанным по официальному валютному курсу. Сейчас сложилась обратная ситуация: по сравнению с объемом ВВП, рассчитанным по паритету покупательной способности, показатель комплексной мощи, скорее, понижает место Китая в мировой иерархии. Не вдаваясь в подробности, отмечу лишь, что обе известные мне китайские методики оценки комплексной мощи построены на математических моделях, учитывающих несколько десятков "твердых" статистических данных и "мягких" экспертных оценок. В 1989 году, по расчетам сотрудника Академии военных наук НОАК Хуан Шофэна (13), Китай занимал по комплексной мощи 6-е место в мире (у него было 222 балла при 593 баллах у США, 386 - у СССР, 368 - у Японии, 308 - у ФРГ и 276 - у Франции) с перспективой переместиться на 5-е место к 2000 году. Сильнее всего было заметно отставание Китая от Советского Союза по экономическому и научно-техническому потенциалам (101 балл против 192 и 102 балла против 156 - соответственно). Зато по "силе согласованности", то есть способности правящей элиты проводить оптимальную скоординированную внутреннюю и внешнюю политику, Китай уже тогда опережал Советский Союз

Согласно подсчетам группы сотрудников Института мировой экономики и политики Академии общественных наук Китая, по комплексной мощи их страна находилась в 1990 году на 10-м месте в мире, обладая примерно 55 проц. комплексной мощи СССР и 66 проц. комплексной мощи России. Она в то время занимала 9-е место, рядом с Китаем, но опережала его в полтора раза (соответственно 3280 и 2157 баллов) (14) . Сейчас я склонен оценивать соотношение комплексной мощи Китая и России как примерно равное". (12)

Автор отмечает, что несмотря на огромные успехи в развитии ( их достаточно сжато и с подбором ссылок на лучших китаеведов дает и Шушарин в главке о КНР в "Полилогии" в 5 томе), "сегодня в экономике страны накопились проблемы, по своим масштабам вполне сопоставимые с российскими." При этом он широко опирается на такие показатели, как размеры производственных мощностей по различным видам проиводства

и их загрузка, то есть на показатели того же ряда - мощности.

Более того, у меня создается впечатление, что разработанная в Китае, в основном в Академии Военных наук (АВН) , методика КМГ является широко разветвленной и конкретизированной "методичкой", на основе которой принимаются управленческие решения, в том числе и стратегические, и тактические на местном уровне, осуществляются управленческие действия операционного вида . Возможно, большинство ведомств КНР , включая идеологические, опираются или привязываются к подобным методичкам , на их основе вырабатываются конкретные рекомендации и выпускаются разного рода регулярные "указивки". В текстах официального толка , например, на китайских сайтах, нередко можно встретить выражения такого ряда и так сказать такого дискурса. Китайским "указивкам" свойственен устойчивый эзотерический дискурс, порой трудно поддающийся декодированию со стороны - если не знать той или иной его глубинной составляющей. Тем не менее, раз войдя в его состав, устойчивые формулы, постоянные словесные обороты, порой образные, порой звучащие для нас схоластически, несут важнейшую информацию о знаниевой составляющей этих важнейших "мессиджей" аудитории со стороны управляющего "центра". И "дискурс КМГ" явственно проступает в пореформенном "документообороте" китайских органов управления и агитации. К примеру, пропагандистский оборот насчет "цели реформ" звучит так- "важнейшей целью и главными критериями успеха реформ является развитие производительных сил, повышение благосостояния народа, наращивание комплексной мощи государства". Попадаются - в уже не предназначенных для ушей иностранцев - и весьма откровенные "имперские" тексты ,скажем, о конкретных возможностях в тех или иных регионах и направлениях внешней политики и сроках возможных желательных действий, которые оперируют этими выражениями.

Трудно сейчас сказать, насколько КМГ подход уже "въелся" в официозный язык, насколько он является обязательным или директивным , как широко он распространен скажем в научных кругах и что содержательного именно они, профессиональные "научники", вносят при его массовом использовании, скажем, хозяйственниками, наконец каковы альтернативы ему - это требует отдельного сбора информации и анализа проблемы.

О важнейшей роли концепции КМГ в новой внешнеполитической стратегии Китая начиная с 1980х годов четко пишет В.Остроухов. (Употребляемый им термин "постиндустриальность" можно считать синонимом термина "новый технопромышленный уклад")

"Внешняя политика Китая содержит в себе некоторый элемент “постиндустриальности” - если под последней иметь в виду информационное и научное обеспечение международной политики. Только за последние восемь лет в КНР создано 22 научно-исследовательских института, занимающихся прогнозированием в различных областях знаний, включая внешнеполитическую проблематику. В этой части внешняя политика КНР, например, очень выгодно отличается от внешней политики позднего СССР и нынешней России. Внешнеполитический курс КНР, точнее - его своевременная корректировка в рамках общей смены парадигмы развития, обеспечил Пекину разветвленные, сравнительно дешевые и, вдобавок, постоянно расширяющиеся каналы получения реальных плодов “постиндустриаль-ности”Нынешняя внешняя политика КНР строится на концептуальных установках, разработанных в 80-е годы. Еще до коллапса мировой социалистической системы, распада СССР и крушения двухполюсного мира китайское руководство выработало достаточно продуктивную и, подчеркнем, новую парадигму отношений КНР с внешним миром. Процесс ее создания был постепенным, что характерно для китайских реформ в целом.

...

В анализе международной ситуации стало преобладать видение мира с позиции многополюсности.Суть концепции многополюсности сводится к признанию объективной закономерности развития нескольких “центров силы” и, следовательно, необходимости поддержания между ними мирного сосуществования и взаимовыгодного сотрудничества. В соответствии с этим акцент во внешнеполитическом курсе КНР переносится с использования противоречий в системе международных отношений, как это предусматривалось “теорией трех миров” и политикой “единого фронта”, на необходимость обеспечения баланса интересов всех заинтересованных сторон. В воплощении принципа многополюсности КНР видела путь к такому мироустройству, в котором Пекин мог бы играть более активную роль, несмотря на отсутствие адекватного силового потенциала. Помимо этого, выдвижение концепции многополюсности в качестве одного из основополагающих принципов китайской внешней политики отражало стремление КНР к утверждению себя в качестве реального центра силы в международной политике.

Другим постулатом, лежащим в основе нынешнего китайского курса на превращение КНР в один из политических и экономических центров мира, стала идея “комплексной государственной мощи”. Ее суть в том, что в современных условиях сила государства и его влияние на международной арене определяется не только величиной военного потенциала, но и уровнем экономического и научно-технического развития, а также взвешенным внешнеполитическим курсом, при этом доминирующим фактором является экономический потенциал страны. “В конечном счете,- заявил на международной конференции по взаимосвязи между разоружением и развитием глава китайской делегации заместитель министра иностранных дел КНР (с апреля 1988 г. по 1997 г. - глава внешнеполитического ведомства Китая) Цянь Цичэнь, - обеспечение национальной независимости и государственной безопасности зависит от экономического развития, национальной мощи и активного вовлечения в борьбу за защиту регионального и международного мира, но ни в коем случае - от простого наращивания вооружений” Beijing Review, 1987, vol. 30, N 3, August 31, p. 17..

Таким образом, возобладание в Китае тенденций к усилению внимания к проблемам экономического развития привело к отказу от довления в китайской внешней политике идеологических догм, переходу к более осмысленной, целесообразной внешнеполитической стратегии, отвечающей потребностям курса хозяйственных реформ. Усилия, направленные на создание мирного окружения вокруг китайских границ, стремление к развитию продуктивного диалога с различными государствами мира, понимание важности усиления роли Китая в многостороннем сотрудничестве стран мира - все это важные составные части современной китайской внешней политики.

... Изменение расстановки сил на международной арене на рубеже 80-х-90-х годов вызвало некоторые коррективы во внешней политике Китая....В целях усиления своих позиций перед лицом американского давления Китай был вынужден реанимировать политику, диктующуюся правилами игры в “большом треугольнике” Вашингтон-Пекин-Москва. Существование и функционирование структуры “треугольника” определяются прежде всего степенью конфронтационности сторон и их силовым потенциалом. Логика “треугольных отношений” подразумевает, что две более слабые и/или более пассивные стороны объединяются для “обороны” против более сильной и/или агрессивной стороны. В новых условиях китайская сторона обратила особое внимание на укрепление отношений с более “слабым” из двух партнеров, то есть с СССР. Укрепление сотрудничества с Москвой могло бы способствовать усилению международных позиций Пекина, а также росту экономического и военного потенциалов КНР.

Таким образом, возникла основа для сближения двух сторон на базе неантагонистического противостояния доминированию США в регионе и в мире в целом.

Россия и Китай, сближение которых во многом является реакцией на изменившуюся расстановку сил в мировой политике, выступают скорее как попутчики, а не союзники. Поскольку попытка достижения “стратегического взаимодействия” между двумя странами нацелена на противодействие усилиям США по консервации однополюсной структуры глобального устройства и создание многополярного мира, в котором бы обе державы могли играть максимально независимую от кого бы то ни было роль, то по существу конечной целью совместных действий Москвы и Пекина является размежевание и обособление друг от друга, а отнюдь не формирование тесного военно-политического альянса.

Сегодня китайское руководство твердо подтверждает, что Китай никогда не станет “сверхдержавой” В китайской трактовке понятие “сверхдержава” подразумевает не обладание “сверхмощным” потенциалом, но проведение “сверхдержавной политики”, то есть пренебрежение интересами более слабых государств в угоду своему “сверхгосподству”.. " (14)

 

 

АВН КНР явялется почтенным и авторитетным стратегическим госинститутом, не имеющим аналога у нас. Опять же, насколько можно понять из отдельных сообщений об этой структуре, , в ней существуют более старые кадры, ориентированные гораздо анти-рыночнее, чем другие влиятельные органы и лица китайского руководства. (Более "левые" или "ортодоксальные" силы , если упоминать заезженные термины политологии). И отнюдь не такие "ортодоксы" правят бал в политической верхушке КНР. Мы видим также ,что методологией КМГ уже видимо как основой "агитации и пропаганды" пользуется главное идеологическое ведомство Китая, также являющееся оплотом "ортодоксов" и еще более разветвленное и влиятельное,чем АВН - тамошняя АОН. Правда, более молодые кадры АВН настроены скорее "современно" в сравнении со своими старыми товарищами, среди которых, как говорят побывавшие там русские гости, много ветеранов, прекрасно знающих русский и албанский и опирающихся исключительно на свой ветеранский "боевой опыт".

 

 

5) Американские разработки. Рэй Клайн и центр CSIS

- "Совокупная мощь государства - это совокупность материальных и духовных сил страны и способность мобилизовать их для достижения целей войны. Она складывается из экономических, социальных, научно-технических, политических и собственно военных потенциалов (факторов), роль которых обусловлена рядом важных обстоятельств. В их числе и исторических, определяемых содержанием эпох."

В работах отечественных и зарубежных авторов эти положения раскрыты достаточно обстоятельно.

Даже при огромном интересе к теме спецслужб и воздействия их на геополитику, за редкими исключениями, биография и деятельность Рэя Клайна подается как всего лишь путь "одного из многих" функционеров ЦРУ и спецслужб. Пример - с сайта агентура.ру

Рэй С. Клайн

Писатель

Ray C. Cline (Рэй С. Клайн) (1918-1996) — американский ученый, разведчик, аналитик. Получил образование в Гарвардском и Оксфордском университетах. В 1943-1945 годах служил в американской разведке — Управлении стратегических служб (УСС), в 1949 году поступил на работу в Центральное разведывательное управление (ЦРУ). Дослужился до поста заместителя директора ЦРУ по разведке (в 1962-1966). В 1969-1973 годах глава Бюро разведки и исследований Госдепартамента. В 1973 году вышел в отставку, стал директором по науке Центра стратегических и международных исследований при Джорджтаунском университете (Вашингтон), преподавал в университете. Плодовитый автор статей и книг “Secrets, Spies, and Scholars: Blueprint of the Essential CIA” (1976), “The CIA Under Reagan, Bush and Casey” (1981), “The CIA. The Evolution of the Agency from Roosevelt to Reagan” (1986).

Так же скудна информация о нем в специальных исследованиях американских спецслужб *например, в недавно вышедшей книге И.Пыхалова, и в других аналогичных отечественных работах. На русский переведена только его книга

Рэй Клайн ЦРУ от Рузвельта до Рейгана The CIA Under Reagan, Bush and Casey (= Ray S. Cline); Пер. с англ. Gershtein L. [=Герштейн Л.].-New Y- ork:Liberty Publishing House,1989.

привлекшая большое внимание (на нее, например,неоднократно ссылался Вадим Кожинов , которого привлекла "откровенность и наглость" Клайна (22)). Нередко его имя до сих пор фигурирует всвязи с развернутыми и продолжающимися крупными программаи,например,"программой несмертельного оружия"(21).Это пошло со времен, когда бывший замдиректора ЦРУ Рэй Клайн возглавил Совет США по глобальной стратегии (U. S. Global Strategy Council - USGSC) . Именно USGSC стоит у истоков национальной программы США в области "несмертельного" оружия.

Поэтому я привожу информацию о "кластере" (включая к примеру Антикоммунистическую лигу), который создал Клайн, прежде всего о его "детище" - Центре CSIS, и о его целях, из других, малоизвестных у нас источников (подробней - см.Приложение).

Дополнить эту информацию можно еще тем, что

Dr. Cline has written a series of studies on geopolitics and the relative strength of nations.

Клайн был автором целого ряда капитальных работ ,прежде всего (17), оригинальной методики "расчета соотношения сил (мощи) мировых держав". На нее он опирался в своих исследованиях и прогнозах, которые до сих пор слывут авторитетными. Активной деятельности на этом поприще он не оставлял. Незадолго до смерти (в 1996) он издал еще одну работу в том же направлении

цитата

In his book The Power of Nations in the 1990s: A Strategic Assessment (1995): "Americans must at long last face up to geopolitical verities. It is easy to recognize that the United States and the whole Western Hemisphere are outclassed by the great Eurasian-African landmass in terms of territory, economic resources, and population. To maintain access to resources and friends, Americans must have bases abroad, air power, and, above all, the mobility and power of a superior three-ocean navy." (19)

 

Рэй Клайн в своей первой работе на эту тему- книге World Power Assessement: A Calculus of Strategic Drift (Оценка мощи мировых держав: расчет стратегического сдвига) разработал математические способы определения совокупной мощи стран. Например. он предлагал следующую формулу:

Pp = (C + E + M) x (S +W), где Pp - совокупная мощь государства; C - критическая масса (население + территория); E - экономическая мощь; M - военная мощь; S - стратегическая концепция (доктрина); W - государственная воля.

Ее затем принимали за основу и разивали другие авторы. Как пищет Золотарев , к примеру,

Карлос Маттос предложил добавить в формулу еще одну переменную - P - степень авторитета руководителей государства:

Pp = (C + E + M) x (S + W + P).

Тогда по формуле Клайна и по данным на 1977 г. мощь государств выглядела таким образом, как показано в таблице ( подробнее см.16).

{[Посмотреть таблицу]} {Военная мощь государств (по данным на 1977 год).

}

Маттос подчеркивает, что присутствие предлагаемой переменной (P - авторитет государственного руководителя) могло бы дать другие результаты по мощи мировых держав (The Evolution and Evalution of the Concept of Power. Major General Carlos de Meira Mattos. Brazilian Army, Military Review, June 1977. - Прим. Золотарева.).

"В ХХ столетии военная мощь обеспечивала национальную безопасность государства всем спектром своих слагаемых. При этом ведущую роль в ней играл военный фактор, хотя он и определялся всеми остальными элементами военной мощи. Однако с появлением ракетно-ядерного оружия, когда образовались ядерные державы, а ядерная война стала означать катастрофу для человечества, значение невоенных средств обеспечения безопасности возросло. В первую очередь экономических." (16)

 

Методики Клайна, учитывающие именно НЕвоенные потенциальные возможности стран, возможно, лежат в основе принимавшихся в те времена стратегических решений руководства США. Так, среди прочих он обосновал те же выводы, к которым пришел в ходе своих работ и В.Шлыков (см.выше п.2) - о гораздо большей значимости прежде всего не собственно военного потенциала стран Западной Европы в противостоянии Запада с СССР.

цитаты (основанные на него работе 1975г)

 

"European NATO has the basic resources, both material and human, to counterbalance Russia. It is an area with a larger population, greater industrial production, and higher technical know-how than the U.S.S.R. Ray S. Cline points out that Western Europe potentially could become "the most powerful regional center in the world if its resources were successfully mobilized for a common political purpose." (19а)

"During the mid-1950s, when the U.S.S.R. began developing a substantial strategic force capable of striking the United States, NATO doctrine was modified to deal with the new superpower relationship.

Initially, the Americans countered the Soviet developments by deploying a potent arsenal of "theater nuclear weapons." Alliance doctrine at the time envisioned a simultaneous use of theater nuclear forces in Europe and a strategic nuclear massive retaliation against the U.S.S.R. By the early 1960s, the enormity of potential collateral destruction and civilian casualties in the NATO Europe countries began to penetrate the American consciousness (a notion probably shared by most Europeans for several years). Accordingly1 the United States shifted its emphasis by advocating improved nonnuclear (conventional) capabilities to reduce the chances of nuclear conflict. Simultaneously, Washington promoted a doctrine of flexible response to cope with the realities of the U.S.-U.S.S.R. strategic relationship."(20)

Наконец, как уже говорилось, именно "мощностная" парадигма расчета соотношения сил держав Клайна (после ее внимательного изучения и доработки) легла в основу китайской методики КМГ, разработанной в КНР под руководством Хуа Шофэна еще в 1980х годах (см. выше п.1)

 

Выводы

Резюмируя, можно сказать, что "мощностная парадигма", представленная описанными выше работами и авторами , является аутентичной, полномасштабной, действенной и операционной методологией, лежащей в основе стратегических анализов важнейших "игроков" на мировой арене в течение уже 30 лет и обеспечивающей успешное стратегическое развитие в противостоянии мировых сил. Свое место она отвоевывает в жесткой борьбе различных типов знаниевых парадигм и эпистемических политик в крупнейших мировых державах.

Три имени в этой связи заслуживают особого упоминания - Побиск Кузнецов, автор самой первой такого рода методики, Рэй Клайн и Хуа Шофэн

Представляется, что отечественная традиция в методологии комплексной мощи страны (нации)" ,представленная разработками и идеями Кузнецова и Шушарина,может и должна быть востребована в нынешние времена . В условиях непрекращающейся борьбы идей ,доктрин и эпистемических политик,мы можем опереться на наше лучшее наследие и его усовершенствование

 

 

Литература , ссылки и краткие комментарии

(1) А.С. Шушарин “Полилогия”, М. “Мысль”. 2005, т.3, с 70

(2) “Полилогия”, т.5, с.481

(3) В.Портяков Мощь государства -китайский подход - "Восток-Запад. Взаимодействие цивилизаций",1992, номер 1,с.17 и др.

эта "пионерская" работа Портякова цитируется по шушаринскому тексту - СП

(3а) Побиск Кузнецов. Норильские лагеря - Альманах "Восток"

http://situation.ru/app/j_art_990.htm

(3б) А.Зиновьев. Интервью альманаху "ВостоК" -

http://www.situation.ru/app/j_art_109.htm

(4) В. Шлыков ЧТО ПОГУБИЛО СОВЕТСКИЙ СОЮЗ? Генштаб и экономика

Военный вестник МФИТ, - ном. 6,7,8, февраль- апрель 2001 г.

http://www.mfit.ru/defensive/vestnik/vestnik8_1.html

http://www.mfit.ru/defensive/vestnik/vestnik9_7.html

http://www.mfit.ru/defensive/vestnik/vestnik9_8.html

Из его материалов на этом же сайте

http://www.mfit.ru/power/obzor/301101.html

"Катализатором распада СССР В.В.Шлыков считает кризис перепроизводства и чудовищную разбалансировку экономики, которые и стали причиной резкого падения промышленного роста и массовой безработицы. Проведя параллель между данным кризисом с кризисом конца 20-х гг. в США он видит главный выход из создавшегося положения в восстановлении промышленного баланса. Главной причиной кризиса в стране, по его мнению, был мобилизационный тип советской экономики, который помешал в конце 80-х пойти нам по <китайскому> или <польскому> пути, а также реально оценить состояние экономики на тот период (из-за существовавшего режима секретности во многих секторах народного хозяйства). Когда же мобилизационные задания и госзаказы рухнули, а мощности производства перестали соответствовать потребностям реального потребления, то эти чудовищные масштабы выплеснулись — излишки промышленных мощностей превратились в излишки капиталов. Именно эта часть промышленности перешла в первую очередь в частные руки — огромные неучтенные богатства.

К сожалению, по словам В.В.Шлыкова у нас до сих пор существует уход от решения именно этих проблем, до сих пор элементы централизованной экономики выражаются в гигантских монополиях. Мы пытаемся совместить принципиально несовместимые культуры различных экономических систем. Сейчас в России экономика структурно более милитаризованная, чем во время Великой Отечественной войны. Соглашаясь со Шлыковым в анализе реальных причин кризиса российской экономики, С.Розфильд добавил, что диспропорциональная система экономики СССР оплачивалась в колоссальных размерах обществом, в надежде застраховать себя от внешней угрозы, во многом преувеличенной, вместо того, чтобы направлять ресурсы на улучшение жизни населения."

(5)"Побиск Георгиевич Кузнецов ИДЕИ И ЖИЗНЬ" Издание второе, Концепт, Москва 2000

http://www.situation.ru/rs/lib/pobisk/pk_idea/pk_idea.htm

(6) “Полилогия”, т.4, с. 267-9, с.328.

Фактически, свои мысли о КМГ и вообще "метрике", "жизненно необходимых количественные , метрических представлениях"(курсив мой –СП) Шушарин резюмирует в финале "позитивной" части всего своего исследования.

Проблематике "ступеней гуманизации" и “основного закона гуманизма” посвящена заключительная, 26-я глава монографии автора и "позитивная "программы "Полилогии" - "подъем по ступеням гуманизации".

Как утверждает А.Шушарин, постэгокультурность, гуманизм - это "мучительное вступление в подлинную ноосферу, преодоление всемирной эгокультурности, начало человеческого единого бытия взаимодействующих и развивающихся культур во всем их высотном и вариационном ("горизонтальном") многообразии" (т.4, с.388)

Нельзя отрицать того, что именно социализм, пока он был цел, хотя и неустойчиво, но в принципе был интернационален. Капитализм же изначально, уже по сути национален, он никогда не отвергал эгокультурности, а лишь укреплял ее, даже являлся ее "энергичной формой и следствием". В этом смысле, с точки зрения "основного закона гуманизма" счет, по мнению автора, безоговорочно в пользу социализма.

При всей "инфернальности", присущей логике эгокультурности, в настоящее время еще невозможно вести речь ни о какой реальной глобальной интеркультурации (как и о "конструктивных путях" ее достижения).

Можно говорить лишь о тенденции движения человечества к преодолению эгокультурности. В свете идеи этого движения совершенно по-новому видится роль партии, в частности, КПСС. Поскольку эгокультурность инфернальна, имеет взрывной, "массово-психопатический" характер и подчас неконтролируемую логику, то она нуждается в запретительной форме удерживающего института государства и партии. КПСС была не самым лучшим, но единственным удерживающим институтом постэгокультурной, интернациональной низовой власти. Ведь интеркультурность есть, в частности, многонациональное телесно-духовное здоровье народа. Но если в самом обычном житейском смысле ценность здоровья большинство людей сознает, только когда оно под угрозой, то это тысячекратно относится к интернационализму, т.е. требует его постоянной институциональной "профилактики". Именно эту "профилактику" и осуществляло государство и правящая партия , которая была "интеллигенцией и одновременно институтом интернационализма (интеркультурности), организацией самого главного пространства культурной безопасности (а также патернальной силой)" (с.407). Ссылаясь на слова М.Давидоу, автор подчеркивает, что лишь благодаря партии не было национальных конфликтов в 15 республиках между 120 народами, поскольку именно партия сдерживала проявления экстремистских националистических сил.

С социализмом само материальное "производство и воспроизводство действительной жизни", а равно и производительные силы, человек, ментальность, типологически обретают "первую материальную рациональность" движения самого производства в его восходящих переменах. Перефразируя слова Маркса, можно сказать, что "идеологические перемены определяют развитие социализма как способ дыхания. Современный социализм и находится в состоянии асфиксии, а имя главного препятствия к доступу воздуха - экономический догматизм" (с.481). Следовательно, социализм без своевременного идеологического обновления посредством научного знания "сходит с ума", что и можно наблюдать в настоящее время.

К сожалению, "перестройка", а также вступление всего мироустройства в неравновесное, неустойчивое состояние бифуркации начались при абсолютном отсутствии теоретического задела. Именно отсюда в значительной мере - провал в экономический фундаментализм, политическое невежество и пр. Провал от "тоталитарной" монокультуры слова назад в "свободу бескультурья слова", бескультурья, парадоксально умноженного бесспорно высшим образовательным уровнем на постсоюзных просторах. "Так сказать, если уж бред постмодернизма, то на высшем интеллектуальном уровне" (с.486). Простым свидетельством тому, пишет А.Шушарин, является весьма высокий уровень взорвавшегося хаоса как официальной, так и "внеклирной" социальной литературы. Вопрос же, с его точки зрения, состоит в революционном переходе к свободе научной поликультуры слова, выражающей свободу мысли и дисциплину (культуру) полилогического языка, поначалу лишь профессионального.

Социализм вообще вступил в состояние дальнейшего развития "социальной материи", когда для любых последующих назревших перемен сообразно самой культуре мышления необходимы уже "метрические" (понятийные, теоретические, научные) обоснования. Так же как в психогенезе сначала постигаются типологические, качественные формы, но затем становятся жизненно необходимыми количественные, "метрические" представления, так и в обществе, но только в обществе это происходит в более сложной идеологической "механике".(с. 482)

(финальные мысли "конструктивной" 26 главы "Полилогии"(т.4, особенно см. с. 481-2) даются по реферату,составленному М.Ремизовой - СП)

(7) "Система Природа - Общество - Человек . Устойчивое развитие"

Кузнецов О.Л., Кузнецов П.Г., Большаков Б.Е. Международный университет “Дубна”, 2001

Глава 12 ПОЛИТИКА, ПРАВО и устойчивое развитие

http://pobisk-memory.narod.ru/files/Priroda.rar

(8) "Побискология" Курс лекций. Лекция 5 - Альманах "ВОСТОК", 2005г

http://situation.ru/app/j_art_1015.htm

http://situation.ru/app/j_art_1016.htm

(9) Политэкономия труда и физическая экономика по Побиску Кузнецову

С.П. Пуденко - в сб. "Культура. Народ.Экосфера.Труды социально-культурного семинар им. В.В.Бугровского. "Спутник",М. 2006, с.73-74

http://www.situation.ru/app/j_art_224.htm

(10)Б.Е.Большаков. “Модель страны: вчера, сегодня, завтра”. М.-Дубна, 2005.

(11)Текст книги публикуется согласно изданию УДК 316.42/.48 Ш 18, Шалахметов Г.М., Искаков Н.А. ПРИНЦИП ПИРАМИДЫ, - М.: “Евразия +”, 2005. - 208 С., ил., ISBN 5-93494-108-9.

http://pobisk-memory.narod.ru/book/piramida/

http://pobisk-memory.narod.ru/book/piramida/glava3.htm

В книге рассмотрены разные стороны концепции "устойчивого развития", основанной на "мощностной" парадигме, которую авторы стремятся развернуть в стране в соответствии с ее особеностями как "хартленда" Евразии, а также своеобразного эпицентра ее "номадизма".Представление о ней дают несколько абзацев из концептуальных построений авторов

"Почему за каких-то 10 лет Казахстан может совершить принципиальный переход к устойчивому развитию? Почему здесь за столь небольшой срок может получиться то, что весь мир безуспешно пытается сделать вот уже 20 лет? Есть и еще один мощный ускоритель перехода. Это прорывная наука - наука об устойчивом развитии.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев провозгласил стратегию “2030”, положив тем самым первые камни в фундамент здания устойчивого развития страны. Эта программа, как известно, получила одобрение многих ведущих политических и финансовых аналитиков мира: ученые Гарварда охарактеризовали ее как оригинальный путь развития, позволяющий использовать все ресурсы бурно развивающейся страны.

На национальном уровне приняты Стратегия развития Казахстана до 2030 года и Стратегия индустриально-инновационного развития до 2015 года, Концепция Экологической Безопасности Республики Казахстан до 2015 года, создан Совет по устойчивому развитию Республики Казахстан.

В Астане есть Центр устойчивого развития столицы, как есть такие центры в большинстве стран Европы, в Канаде, Австралии, Соединенных Штатах. Центр адаптирует обширный мировой опыт и пере носит его на казахстанскую почву. Точнее, Центр только приступил К этой работе. На первом этапе намечено разработать стратегический план устойчивого развития Астаны до 2030 года. Понятие “устойчивость” будет рассмотрено в нем с трех позиций - экономической, социальной, экологической...Вполне возможно превращение города в неформальную столицу Евразии. Уже строят свои бизнес-центры евразийские партнеры - москвичи и петербуржцы. В генеральном плане развития Астаны предусмотрены проекты 10 международных региональных центров. Город может стать мощным научно-инновационным, студенческим, образовательным центром с технопарком на 50 тысяч человек, мощным медицинским центром.

....

Номадизм - это обмен ценностями, в том числе культурными и духовными, это сотрудничество, партнерство.

Стиль хай-тэк, в котором выполнена пирамида Фостера и множество других сооружений новой Астаны, - лишь оболочка, форма, скрывающая сущность - евразийский номадический стиль, постепенно формирующийся в городе. Так, например, полагает известный зодчий, профессор кафедры градостроительства и архитектуры Евразийского национального университета Астаны Аманжол Чиканаев, по здравому размышлению вписавший проект британца в евразийский контекст"

 

(12) Владимир Портяков "Он уважать себя заставил..." (Китай и Россия в экономическом измерении) "Pro et Contra" Том 3, 1998 год, № 1, Зима

http://pubs.carnegie.ru/p&c/vol3-1998/1/v3n1-02.pdf

(13)Хуан Шофэн. Цзунхэ голи лунь (Теория комплексной мощи государства). Пекин, 1992, сс. 218, 220-221.

(14) Анализ изменения международных позиций Китая. Первоначальное исследование комплексной мощи государств за последние 20 лет. "Тайпинъян сюэбао" ("Тихоокеанский вестник"), 1995, . 1, с. 141.

(15) В.Остроухов “ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КИТАЯ В ЭПОХУ РЕФОРМ” , 1998г

(16) http://www.vpk-news.ru/redir.asp?pr_sign=article:archive.2005.106.articles.names_0

Владимир ЗОЛОТАРЕВ “ЛЮБАЯ ВОЙНА ОБХОДИТСЯ ДОРОЖЕ СОДЕРЖАНИЯ МОЩНОЙ АРМИИ”

(17)Ray S. Cline, “World Power Assessment: A Calculus of Strategic Drift” (Washington: Georgetown University Center for Strategic and International Studies, 1975)

(18) там же, с.91

(19) Краткая биография Рэя Клайна

http://www.spartacus.schoolnet.co.uk/JFKclineR.htm

фото

http://www.spartacus.schoolnet.co.uk/JFKcline2.jpg

(19а) “Geopolitics For an Uncertain Era” - George Ott

Document created: 9 April 01

Air University Review, September-October 1982

http://www.airpower.maxwell.af.mil/airchronicles/aureview/1982/sep-oct/ott.html

(20) “NATO’s Cohesion Europe’s Future” -Major Robert W. Chandler

Document created: 25 September 02

Air University Review,{ May-June 1978}

http://www.airpower.maxwell.af.mil/airchronicles/aureview/1978/may-jun/chandler.html

(21)газета "Гудок", 2003г

http://www.gudok.ru/index.php/18270

(22) Кожинов Вадим. “Россия. Век XX (1939-1964) Опыт беспристрастного исследования”

http://www.situation-rus.narod.ru/lib/kozhinov2/kozhinov238.htm

 

 

Приложение

Независимая информационная сеть "Вольтер"

http://www.voltairenet.org/article132238.html

Think tank

Центр стратегических и международных исследований, пересечение нефтяных интересов

Центр стратегических и международных исследований (CSIS -Centre of Strategic and International Studies), созданный в Вашингтоне в 1962 году по инициативе директора ЦРУ, быстро оказался под влиянием двух аналитиков Холодной войны - Генри Киссинджера (Henry Kissinger) и Збигнева Бжезинского (Zbignev Brzejinski). Именно в нем в1980-х гг. Рональд Рейган нашел своих главных советников в сфере обороны. Таким же образом в начале 1990-х был найден министр обороны Дик Чейни. Увеличивая количество исследований, касающихся предстоящего энергетического кризиса, в последние годы CSIS под руководством сенатора Сэма Нанна (Sam Nunn) сосредоточился на борьбе против возникновения новых ядерных держав, на разработке нефтяных стратегий и на войне цивилизаций.

В 1962 году, Рэй Клaйн (Ray S. Cline), которого только назначили на должность заместителя директора ЦРУ после массового увольнения виновников провала вторжения в Бухту Свиней, решил создать институт стратегических исследований для того, чтобы сосредоточить экспертов в одной организации и чтобы направить уже существующие работы в правильное русло. Рэй Клайн был агентом OSS (Operations Support Systems) во время Второй мировой войны, аналитиком войны в Корее, агентом связи между американскими и британскими службами и, наконец, руководителем отдела ЦРУ в Формозе с 1958 по 1962 гг. Тогда он создал Антикоммунистическую лигу народов Азии и и Академию кадров для политической войны в Тайване [1].

На протяжении всей своей карьеры он противился всей системе организации деятельности ЦРУ, где сбор данных смешивался с их анализом и с предпринимаемыми вслед за этим действиями. Он создал внутри ЦРУ специальную службу, целью которой была обработка данных, идентификация мертвых пространств, написание отчетов и их передача необходимым лицам. Примерно в таком же духе Рэй Клайн создал Центр стратегических и международных исследований (Center for Strategic and international Studies - CSIS).

Для этого он заручился поддержкой адмирала в отставке и разработчика программы “Полярис” Арлея Берка (Arleigh Burke) и историка Дэвида Эбшайра (David M. Abshire). Вместе они 4 сентября 1962 года основали Центр на базе иезуитского университета Джорджтауна в Вашингтоне, постоянным директором которого становится Ричард Ален (Richard V. Allen). При поддержке “Relm-Earhart Foundation” CSIS организует первую конференцию по вопросам национальной безопасности и экономики, в которой участвовали порядка тридцати ораторов, в том числе и молодой профессор Гарварда Генри Киссинджер (Henry Kissinger). К ним присоединились будущий директор ЦРУ и министр обороны Джеймс Шлезингер (James R. Schlesinger), экономист, а также будущий президент Совета OCDE Мюррей Вайденбаум (Murray Weidenbaum) и Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld), который был в то время представителем штата Иллинойс в Конгрессе. В 1966 году Центр представляет перед Палатой Представителей свой план того, как можно разладить отношения между Китаем и Советским Союзом.

В 1968 году CSIS вовлекается в политическую деятельность. Ричард Ален становится консультантом кандидата Ричарда Никсона по вопросам внешней политики, а впоследствии начинает работать в Совете национальной безопасности. Дэвид Эбшайр становится помощником госсекретаря по отношениям с Конгрессом. В 1973 году они организуют кампанию по привлечению общественного мнения к вопросам энергетики. Совместно со студией “Hanna-Barbera” они производят документальный фильм, который распространяется на аудиторию в 40 миллионов человек. Именно с его помощью сенатору Хьюберту Хамфри (Hubert Humphrey) удается набрать необходимое количество голосов для продвижения проекта по строительству нефтепровода на Аляске.

В 1974 году президент Джеральд Форд (Gerald R. Ford) доверяет независимой комиссии разработку правительственных институтов по внешней политике [2]. В ее состав также входит Дэвид Эбшайр, который знакомится с Энн Армстронг (Anne L. Armstrong), будущим президентом Исполнительного комитета CSIS.

Потом Джеральд Форд назначает Эбшайра руководителем системы пропаганды, транслируемой по радио на Восточный блок. Тогда CSIS создает рабочую группу при главе CBS Фрэнке Стэнтоне (Frank Stanton), чьи предложения по реформированию публичной дипломатии (пропаганды) принимаются. В это время Энн Армстронг становится послом в Англии. При администрации Картера CSIS организует в Конгрессе слушания для того, чтобы поведать о размахе геноцида в Камбодже. Он также представляет поразительный документальный фильм о крупном теракте в Манхэттене. CSIS празднует победу Рональда Рейгана на президентских выборах [3]. Ричард Ален, который был одним из его самых близких консультантов в ходе предвыборной кампании, становится Советником по национальной безопасности. Дэвида Эбшайра в скором времени назначают послом в НАТО. Что касается Энн Армстронг, то она возглавляет Консультативный совет во внешней разведке. Представитель штата Вайоминг Ричард Чейни присоединяется к Центру, где он возглавляет группу исследований Большой стратегии. В это время в центр приходит политолог Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), стратег Эдвард Люттвак (Edward N. Luttwak), журналисты Арно де Борчгрейв (Arnaud de Borchgrave) и Майкл Лидин (Michael Ledeen). Тогда центр становится местом, где, при сенатореСэме Нанне (Sam Nunn), разрабатывается концепция контроля над вооружениями, открывшая путь к соглашениям “Нанна-Лугара” с СССР. Центр также разрабатывает реформу Голдвуотер-Николс (Goldwater-Nichols).

В течение 24 лет CSIS нанимал преподавателей университетов, делал анализы, распространял в СМИ различного рода информацию. Его финансированием занимался главным образом банкир ультраправых взглядов Ричард Меллон Скайф (Richard Mellon Scaife), руководитель секретных служб Саудовской Аравии принц Тюрки бин Абдул Азиз (Turki bin Abdul Aziz), а также транснациональная нефтяная компания “Mobil”. Тем временем, сильно идеологический и далеко не академический характер работ центра, а также систематическое оказание помощи администрации Рейгана, нанесли вред университету Джорджтауна, который решил порвать с CSIS. В 1986 году CSIS становится независимым аналитическим центром, после чего начинается период нестабильности, который продолжится до прихода к власти Джорджа Буша ст. в 1989 году. Он назначал Дика Чейни министром Обороны, который, в свою очередь, окружил себя экспертами из CSIS. Центр временно остается без руководителя.

От холодной войны к энергетическому кризису

Центр возобновляет деятельность, когда все его члены покидают свои официальные посты после избрания президентом Билла Клинтона. Он занимается договором о североамериканской зоне свободной торговли, с 1995 года проблемой нераспространения оружия массового уничтожения. Союз с Саудовской Аравией, который был разорван во время холодной войны и восстановлен во время войны в Персидском Заливе, потихоньку распадается. По мере того, как приближается энергетический кризис [4], сторонники теории столкновения цивилизаций [5] обосновываются в Центре. Бернард Льюис (Bernard Lewis), Сэмюэль Хантингтон и Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama) контролируют деятельность центра. Компании “BP Amoco” [6], “Exxon” и “Chevron” предлагают свою финансовую помощь. А японский миллиардер Кацуо Инамори (Kazuo Inamori), основатель группы “Kyocera & Pdg”, занимающейся телекоммуникациями DDI, финансирует создание Академии лидерства (AILA). Военный специалист по войне в Персидском Заливе Энтони Кордесман (Anthony H. Cordesman) руководит, тем временем, разработкой стратегической программы.

CSIS в особенности рассчитывает на НАТО. Центр организует в 1997 году крупную международную конференцию по вопросам американо-европейского единства при участии Збигнева Бжезинского и Жака Делора (Jacques Delors). После терактов 11 сентября центр отмечает подъем антиамериканских настроений в Европе. Совестно с Фондом Маршалла “Германия – США” (German Marshall Fund) он публикует заявление За возобновление трансатлантического партнерства [7]. Это заявление было сделано, чтобы подтвердить связь между Европейским Союзом и НАТО и чтобы попросить включить США в процесс разработки проекта Европейской Конституции.

В 2000 году, CSIS при поддержки главы CNN Теда Тернера (Ted Turner) внедрила международную сеть институтов атлантических стратегических исследований по распространению ядерного оружия. Эта программа, названная “Инициатива против ядерной угрозы” (Nuclear Threat Initiative - NTI) возглавляется Сэмом Нанном. Именно она определила повестку дня последних саммитов “Большой Восьмерки”

Сегодня CSIS обладает капиталом в 25 миллионов долларов. Ежегодный бюджет центра составляет 22 миллиона долларов. В центре работает 190 исследователей. Он выпускает ежеквартальный журнал Washington Quaterly, а также многочисленные бюллетени и книги.

Помимо штаб-квартиры в Вашингтоне, в которой проходят более 600 конференций в год под руководством Ричарда Фэйрбанкса (Richard Fairbanks), центр обладает двумя отделениями в Техасе, одно из которых находится в Хьюстоне, возглавляет его Роберт Мосбашер (Robert Mosbacher) (до этого на этом посту находился президент компании “Enron” Кеннет Лэй (Kenneth L. Lay), а другое – в Далласе, руководит им Ричарда Чейни (Richard Cheney).

Для поддержания престижа центр дважды в год собирает двадцатку миллиардеров в Международном Совете, председателем которого является Генри Киссинджер [8].

9 сентября 2002 года Цент стратегических и международных исследований отметил сорокалетие. Торжественный ужин в Нью-Йорке собрал 850 гостей [9], среди них Джон Хэмре (John Hamre), кардинал Вашингтона Теодор Маккарик (Theodore J. McCarrick), сенатор Сэм Нанн (Sam Nunn), Дэвид Эбшайр (David Abshire), Энн Армстронг (Anne Armstrong) и Генри Киссинджер (Henry Kissinger). Вице-президент США Дик Чейни (Dick Cheney), не имея возможности лично присутствовать на ужине по причинам безопасности, организовал видео-конференцию из своего подземного бункера. Представители консервативного нефтяного лобби были представлены в полном составе.

 

----------------------------------------------

[1] "Всемирная антикоммунистическая лига, соучастница преступления", Тьерри Мейсан, Voltaire, 12 мая 2004.

http://www.reseauvoltaire.net/article13873.html

[2] Commission on the Organization of the Government For the Conduct of Foreign Policy, которую возглавляет посол анти-голлист Роберт Мерфи (Robert D. Murphy)

[3] "Ronald Reagan contre l’Empire du Mal; Рональд Рейган против Империи Зла", Voltaire, 7 июня 2004.

http://www.reseauvoltaire.net/article14106.html

[4] "Перестановка нефтяных сил", Voltaire, 10 мая 2004.

http://www.reseauvoltaire.net/article13805.html

[5] "La Guerre des civilisations; Война цивилизаций", Thierry Meyssan, Voltaire, 4 июня 2004.

http://www.reseauvoltaire.net/article14101.html

[6] " BP-Amoco – англосаксонская нефтяная коалиция", Артур Лепик, Voltaire, 10 июня 2004.

http://www.reseauvoltaire.net/article14167.html

[7] "Renewing the Transatlantinc Partnership", Мадлен Олбрайт (Madeleine K. Albright), Хэрольд Браун (Harold Brown), Збигев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), Фрэнк Карлучи (Frank C. Carlucci), Уоррен Кристофер (Warren Christopher), Уильям Коуэн (William S. Cohen), Роберт Доул (Robert Dole), Лоуренс Иглбергер (Lawrence S. Eagleburger), Стюарт Айценштат (Stuart E. Eizenstat), Александр Хэйг мл. (Alexander M. Haig Jr), Ли Гамильтон (Lee H. Hamilton), Джон Хэмре (John J. Hamre), Карла Хиллз (Carla A. Hills), Сэм Нанн (Sam Nunn), Пол О’Нил (Paul H. O’Neill), Чарльз Робб (Charles S. Robb), Уильям Роф мл. (William V. Roth Jr) и Джеймс Шлезингер (James R. Schlesinger). 14 мая 2003. Сокращенный текст доступен на-http://www.reseauvoltaire.net/article9620.html

[8] "Le retour d’Henry Kissinger; Возвращение Генри Киссинджера", Тьерри Мейсан, Voltaire, 28 ноября 2002.

http://www.reseauvoltaire.net/article8780.html

[9] Отметим, что на нем присутствовали трое французских сотрудников CSIS: Элен Арвеле (Helene Ahrveiler), Бертран Коломб (Bertrand Collomb) и Кристин Лагард (Chrsitine Lagarde).

-

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (5)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница