Альманах
  Главная страница

 

Выпуск: N 5 (41), декабрь 2006г

Экранопланы - будущее России

Максим Калашников

В начале 90-х мир был потрясен «каспийскими монстрами» - экранопланами конструктора Ростислава Алексеева (1916-1980 гг.). Мы жадно всматривались в кадры многосоттонных махин, летающих над поверхностью воды, льдом или снегом со скоростями в 200-300 километров в час. Такого не было и до сих пор нет во всем мире.

В начале 90-х мир был потрясен «каспийскими монстрами» - экранопланами конструктора Ростислава Алексеева (1916-1980 гг.). Мы жадно всматривались в кадры многосоттонных махин, летающих над поверхностью воды, льдом или снегом со скоростями в 200-300 километров в час. Такого не было и до сих пор нет во всем мире.

Казалось, страна может получить сильнейшее оружие для господства на морях – и одновременно целый флот «летающих кораблей». Выгоднейшее предприятие, способное открыть дешевый доступ к огромным северным пространствам и заработать огромные прибыли на быстрых грузоперевозках в Атлантике, Тихом и Индийском океанах. Предприятие, что открывает совершенно новый сегмент рынка, где нашим необыкновенным машинам нет никакой конкуренции!

Увы, после гибели СССР конструкторское бюро Алексеева подверглось разгрому. Погибла и база на Каспии. Казалось, экранопланы для нас безнадежно потеряны.

Но случилось чудо: в Нижнем Новогороде снова строятся экранопланы. Дело Алексеева успешно продолжается и приобретает мировой размах.

Вперед, «Акваглайд-5»!

Взревев двумя винтами, изящная небольшая машина, очень похожая на легкий самолет, двинулась по бетонному слипу-пандусу к воде. Подняв тучи брызг, аппарат приподнялся над поверхностью нижегородского водохранилища. Поднялся – и помчался вперед, скользя на невидимой «подушке»-экране.

Скорость завораживает. Даже если ты – пассажир, сидящий в кабине пятиместного чуда, мчащегося на ста семидесяти километрах в час в шестидесяти сантиметрах над водой. С завистью поглядываешь на пилота впереди, чьи руки лежат на штурвале. По правую руку от него светится экран навигационной спутниковой системы. И вереди, под капотом, ярится 360-сильный мотор.

- Видели бы вы наше появление на Багамах! – говорит мне сосед по креслу. – Местные снобы начала обгоняли нас на своих роскошных яхтах. Знаете, когда они идут под двумя двухсотсильными моторами, буквально на винтах. Еще ручками издевательски машут. А тут мы поднялись – и полетели, оставляя их далеко позади. То-то рожи у них вытянулись...

Ветер начинает свежеть, и по рукотворному морю идет нешуточная зыбь. Пилот и сопровождающий переглядываются: погода явно нам не благоволит. Маленький и легкий «Акваглайд-5» на такое не рассчитан. С шумом сбиваем гребень волны. Аппарат опускается – и теперь идет, как глиссер. Пора поворачивать назад...

«Акваглайд-5» можно назвать действующей моделью больших экранопланов. Тридцати-, пятидесяти- и даже двухсотместныне экранопланы смогут летать гораздо выше, преодолевая штормовые валы. Аппарат скользит по невидимому воздушному экрану на высоте, равной одной десятой хорды крыла. Чем больше машина – тем она мореходнее. А заодно и экономически выгоднее.

Но даже малыш «Акваглайд-5» стал настоящим русским прорывом. Ведь это детище ученика легендарного Алексеева, его преемника Дмитрия Синицына, обладает качеством, коего нет ни у одного другого экраноплана: аппарат никогда не отрывается от экрана. Он все время лежит на нем, не угрожая рвануться вверх и отмочить смертельное сальто. Можно сказать, удерживается на «подушке» автоматически. Добавим к тому ж, что малютка способна преодолеть четыреста километров без дозаправки обычным автомобильным горючим, при этом расходуя на сотню верст пути тридцать литров горючего. Столько же, сколько джип.

А вот этого не смог сделать никто в мире, кроме нас. И именно поэтому контракты на продажу «акваглайдов» уже заключены с Малайзией и Бразилией. Готовится сделка и с итальянцами. И это при том, что на разработку и производство новой техники не потрачено ни копейки из государственной казны...

Реабилитация «экранофлота»

До сих пор бытует версия: Ростислав Алексеев, славный создатель флота кораблей на подводных крыльях, так и не смог разработать полноценных экранопланов. Ну, воспользовался своей близостью к Никите Хрущеву – и пробил программу строительства гигантов. Но, дескать, двинулся по прочному пути: попытался научить корабли летать. А они все время срывались с экрана, то и дело разбиваясь. Был потеряны КМ (большой корабль-модель), потерпели аварии десантные «Орлята» (в 1974 и 1992 гг.) И грозный ракетоносец «Лунь» о шести противокорабельных «москитах», совершив первый полет в 1988-м, потому и не «пошел». Неустойчивыми получались, дескать, алексеевские «монстры», сложными в управлении.

Не будет углубляться в историю. Хотя тут можно рассказать многое: и как Алексееву мешали, и как Минавиапром упорно спихивал экранопланы на Министерство судостроения, не желая возиться с техникой, опережавшей свое время. Как подсовывали ему не авиационный алюминиево-магниевый сплав для корпуса, а совсем иной материал, шедший микротрещинами. Как интриговал против великого конструктора глава Минсудпрома товарищ Бутома – и еще многое другое.

Главный принцип Алексеев нащупал верно: экраноплан должен «лежать» на экране, стремительно теряя подъемную силу при малейшей попытке взмыть вверх. Уже смертельно больным он смог передать свое дело Дмитрию Синицыну. А тот все-таки смог разработать машину с особой системой поддува, что не давала ей «улетать».

А если это сделано – то можно смело создавать большие «экранокорабли». Хоть грузовые, хоть пассажирские, хоть военные, ракетоносные. Оборонный аспект вообще – особая песня. Тяжелые боевые экранопланы, не имея аналогов у любого вероятного противника нашей страны, позволят нам контролировать громадные океанские пространства. Периодически садясь на воду и прослушивая глубины, «низколет» способен уничтожить любую подлодку. В считанные часы стая экранопланов-ракетоносцев может прибыть в нужную точку и атаковать авианосное соединение врага. Идущие на бреющем, детища алексеевцев плохо видны для радиолокаторов, им нипочем мины и торпеды, они практически неуязвимы для противокорабельных ракет. В сочетании с подводными лодками, самолетами Дальней авиации и спутниками разведки экранопланы – смерть для любого военного флота, дерзнувшего бросить нам вызов. В мирном же варианте такие аппараты позволяют зарабатывать на перевозках грузов и людей. Где? Да хоть на перспективных рынках стран Тихого океана. Получалась самоокупаемая гонка вооружений.

Для справки: можно строить экранопланы трех типов: А,В и С. Аппараты класса «А» не отрываются от экрана. Те, что относятся к разряду «В», способны подлетать до 150 метров ввысь, перепрыгивая через препятствия в виде шлюзов, например, рифов, скал или зданий. А вот третий тип – это уже экранолеты. Так вот: разработки учеников Алексеева уже сегодня позволяют России строить машины первых двух классов.

Вопрос заключался лишь в том, что могучий СССР подвергся расчленению. Строить чудо-машины стало некому. РФ стремительно деградировала в сырьевые страны третьего мира.

В самом деле, к 1998 году ЦКБ имени Алексеева фактически распалось. Пришла в упадок ОТБ – опытно-техническая база в Чкаловске близ Нижнего. От единого комплекса оторвали завод «Волга». Ушлые бизнесмены начала 90-х создали было компанию «Скоростной флот», которая так и не смогла предложить перспектив развития экранопланостроения. Отличные кадры конструкторов и рабочих превратились в нищих. Гибель целого направления казалась неизбежной.

И тут нашелся одержимый предприниматель. Глава Арктической торгово-транспортной компании Рубен Нагапетян. Вложив свои деньги, он не только спас коллектив Синицына, но и поднял из руин предприятие в Чкаловске. А еще – профинансировал постройку первого «Акваглайда», его сертификацию и вывел новую технику на мировой рынок.

Человек из нового мира

Неоднородное это явление – бизнесмены. Ой какое неоднородное! Называем мы их одним словом, а, меж тем, разница между их разновидностями такая же, как между современным человеком и обезьяной-орангутаном. Кто-то делает свои миллионы на варварской торговле сырьем, на банальном «купи-продай», на импорте китайского барахла. Кто-то может вышвыривать миллиарды долларов на то, чтобы купить заграничный футбольный клуб и четыре роскошных яхты сразу. Кто-то пускает на ветер по двадцать миллионов «зеленых» зараз, устраивая то свадьбу, то вечеринку на Лазурном берегу. Это, так сказать, орангутаны – жадные, воинственно тупые, падкие на показную роскошь. А есть предприниматели, люди из будущего: те, что несмотря ни на что, вкладывают капиталы в технологии завтрашнего дня.

Рубен Нагапетян – представитель именно такой параллельной реальности, создатель будущего. Тот, кто перспективу превращения России в сырьевую окраину богатого мира воспринимает как тяжкое личное оскорбление. Взращенный великой Советской цивилизацией, Нагапетян в смутное время успел пройти, как говорится, и Крым, и Рим. Побывал крупным торговцем нефтепродуктами, занимался северным завозом. Но судьбу свою он нашел в высокотехнологичных проектах. Уж слишком силен оказался в поуармянине-полурусском дерзновенный советский заряд, слишком прочно засели в его уме захватывающие картины из научно-фантастических романов и научно-популярных изданий семидесятых годов.

Помните, как в 1995-м атомная подводная лодка доставила на Ямал чай, табак и продовольствие? Ту экспедицию профинансировала компания Рубена Арменаковича. Тогда на базах Кольского полуострова стояло 145 старых субмарин. А в советской футурологии семидесятых годов вовсю говорили о подводных танкерах и грузовозах с ядерными силовыми установками. Тех, что могут круглый год на большой скорости плавать подо льдами Арктики, дешево и оперативно доставляя грузы в северные города и промышленные комплексы. Тогда наш герой и пришел к адмиралам с предложением: зачем резать на металл еще хорошие лодки? Зачем просто держать их у пирсов, выбрасывая на каждую уйму денег? Давайте превратим старые атомарины в подводные грузовозы. Пусть сами на себя зарабатывают, помогают осваивать Север. Да и экипажи заодно смогут тренироваться в реальных походах. Сначала идею предпринимателя встретили недоверчиво. Мол, чего-то темнит хитрый армянин! Но потом...

– Мне дал разрешение один высокопоставленный руководитель министерства обороны, – рассказывает Р.Нагапетян. – После того, как увидел, как на Севере режут и разделывают на металл советскую лодку. Давай, говорит, подпишу разрешение. Лучше пусть чай и картошку лодки возят, чем вот так погибают...

Увы, мечта предпринимателя не исполнилась: лодки все-таки порезали и разделали. (Хотя, отметим, по заказу Нагапетяна конструкторское бюро «Рубин» разработало проект подводного атомного танкера, и предприниматель уверен: когда-нибудь ему удастся мобилизовать 180 миллионов долларов и положить начало совершенно новому флоту).

Увлечение конверсией атомарин неожиданно вывело нашего героя ... на экранопланы. Ведь гавани на Севере – мелководны. Тяжелой лодке туда не зайти. Значит, нужна техника, на которую можно перевалить привезенные подводным кораблем грузы – и доставить их на дикие, негостеприимные берега. Экранопланы представлялись здесь наилучшим решением. Так Р.Нагапетян познакомился с Дмитрием Синицыным и другими продолжателями дела Ростислава Алексеева. Родился план создания арктической комплексной транспортной системы: подводные суда с ядерными двигателями круглый год, быстро и без всяких ледоколов разводят грузы по русской Арктике, всплывают в нужных точках, взламывая ледяной панцирь – а между ними и берегом челноками снуют стремительные экранопланы, перебрасывая грузы с лодки на берег, и с берега – на атомарины. Проблема северного завоза решается кардинально, транспортные издержки падают на десятки процентов. Россия не теряет Север, а успешно его удерживает и развивает...

Подобным мог заниматься только одержимый. Все «нормальные» люди никаких глупостей не творили, занимаясь солидными делами: нефть продавали, чего-то там приватизировали, «пилили» бюджет. Изображали из себя самых-самых русских патриотов, укладывая миллиарды долларов в тысячи новых церквей, телеканалы, журналы, газеты и съезды истинных монархистов. А «безумец» Нагапетян просто строил новый мир.

Когда ему пришлось расстаться с нефтяным бизнесом, а перспективы арктической транспортной системы отодвинулись куда-то к дальнему горизонту, одержимый предприниматель занялся целиком экранопланами. Ведь здесь открылись перспективы открытия и освоения совершенно нового рынка.

Как открывались двери в Завтра

Там, где воротилы-«орангутаны» берут свое за счет миллиардов долларов и грубой власти, предприниматель завтрашнего дня добивается успеха за счет скрещения смелого воображения, высокого интеллекта советского типа и относительно небольших капиталов.

Когда Нагапетян и коллектив Синицына в 1997-м занялись возрождением экранопланостроения, за ними не стояли гигантские капиталы и мощь государственного аппарата. «АТТК» («Арктическая торгово-транспортная компания») стала холдинговой, организовав закрытое акционерное общество «Амфибийные транспортные технологии». Под знамена перспективного дела собрались кадры прекрасных инженеров и ученых, брошенных государством. Синицын, даже перенеся инсульт, продолжал руководить разработками. И чудо свершилось: за десять неполных лет Нагапетяну и его соратникам удалось создать первый экраноплан нового типа – «Акваглайд-5». Совместно с Центральным научно-исследовательским институтом морского флота (ЦНИИМФ) и Российским морским регистром судоходства они провели его всесторонние испытания, добились включения аппарата в морской регистр и даже получили сертификат от ИМО – Международной морской организации со штаб-квартирой в Лондоне. Более того, ИМО поручила нашим экранопланостроителям разработать временное руководство по безопасности экранопланов: ибо никто, кроме них, еще не смог показать миру доведенный до ума коммерческий экраноплан. И в 2002-м сие руководство утвердили, куда наши заложили самые высокие требования. Ибо мы можем им соответствовать уже сегодня, а вот нашим конкурентам придется изрядно попотеть, чтобы вписаться в наши стандарты.

И вот теперь «АТТК» продает наши изящные экранопланы в Малайзию, Италию и Бразилию. Российский большой бизнес и государство не торопятся замечать перспективное направление? Не беда: дело уже не умрет.

- Наши бразильские партнеры подсчитали, что потребность мирового рынка в наших «акваглайдах» – около пятисот штук в год, – рассказывает Рубен Арменакович. – Кто-то хочет использовать их как такси для туристов в приморских курортах. Кто-то – как полицейские машины для погонь за пиратскими катерами в проливах Малайзии. Кто-то – для прогулок по болотам Флориды. На планете еще есть места, где чиновники не требуют «откатов» и предоставляют промышленникам выгодные налоговые льготы.

А через два года мы намерены сделать большой, тридцатиместный аппарат...

Сначала, чтобы где-то делать экранопланы, компания взяла в аренду площади на ОТБ (опытно-технической базе) в Чкаловске, где работал легендарный Алексеев. К тому времени уникальное предприятие пережило разруху 90-х и представляло собой кошмарную карину: обшарпанные, разграбленные цеха с выбитыми окнами и дырявыми крышами. У зданий даже стены стали расходиться в стороны. Более того, у нижегородских властей появились планы продажи базы одному новоршу, который собирался снести ОТБ под основание – и построить здесь яхт-клуб для богачей.

Р.Нагапетян выкупил завод, вложил в дело 15 миллионов долларов и превратил предприятие в игрушку. Кое-что отстроил заново, заменил крыши. Выбросил старую, прожорливую систему отопления, и заменил ее немецкой, автоматической, на газе. В цехах и корпусах установлены ее инфракрасные излучатели. Новый хозяин с гордостью показывает все, что удалось сохранить. Например, уникальную аэродинамическую трубу, где испытываются модели будущих экранопланов. Тут же стоят модели прошлых лет. Узнаю стремительную хищную «Лунь» с шестью пусковыми установками «москитов». А вот фантазия тридцатилетней давности: большой узкий экраноплан, несущий на спине бомбардировщик. Этот необычный авианосец должен был быстро подходить к вражеским берегам, угрожая выпустить в воздух тяжелый самолет с крылатыми ракетами на борту. В ряд выстроились большой спасательный экраноплан, экранолет типа «летающее крыло», похожая на тяжелого морского ската НВА (наземно-воздушная амфибия) и еще невиданные мною диковины. Но что это? Модель обычной «Газели»?

- Она самая! – смеется Нагапетян. – Мы ее здесь по заказу ГАЗа в трубе испытывали...

Он демонстрирует мне сборочный цех с четырьмя строящимися «акваглайдами» на стапелях. Гордость завода – новая высокотехнологичнаая камера для окраски машин. Теперь не придется, как в первый раз, ездить в мерседесовский автосалон, чтобы покрасить экраноплан. А у ворот предприятия, накрытая полиэтиленом, встречает людей памятная стела: портрет Ростислава Алексеева. Скоро ее торжественно откроют. Здесь все пропитано уважением к памяти легендарного русско-советского конструктора и заложенными им традициями. Нагапетяну действительно удалось поднять предприятие на средства «АТТК», сохранить кадры, привлечь молодежь.

Полтора десятка лет назад, когда СССР погибал, Александр Проханов призвал «закапсулировать» лучшие предприятия нашего оборонного комплекса, сохранить их. И теперь мы знаем: это было возможно. На сохранение уникального технического направления и его производственной базы у Рубена Нагапетяна ушло десять лет жизни и 15 миллионов «условных единиц». В масштабах РФ – смешная сумма. Легко подсчитать, сколько уникальных производств можно было спасти, направив на такое дело те 12 миллиардов, за которые государство выкупило «Сибнефть» у Абрамовича и стоящих за ним фигур.

– Нам очень помогли акционеры «АТТК», – говорит Рубен Арменакович. – Особенно Виктор Иваненко. Помните первого председателя ФСБ РСФСР в начале 90-х годов? Без него компании пришлось бы гораздо труднее.

Возникнет ли корпорация «Высокоскоростной флот России»?

А что в будущем? У наших героев – смелые планы. Надо заложить основы высокоскоростного флота России. Производить машины классов А и В. Вслед за пятиместной малюткой должны последовать опытный тридцатиместный экраноплан. А затем – «Акваглайд-50», «Акваглайд-60», «Акваглайд-200» и рейдовый разгрузчик АРТ-20. Эти машины будут скользить по экрану. Но одновременно разрабатываются проекты более сложной техники класса В: мореходные экранопланы дальнего действия, способные подниматься до высоты в 150 метров для преодоления всяческих преград. Эти машины получили обозначение МПЭ (морской пассажирский экраноплан). Именно они станут самым решительным броском в будущее. Самым крупным должен стать МПЭ.

Работа над первым тяжелым "тридцатиместником" А-класса уже идет. Почему он – все же на тридцать, а не на 50 пассажиров? К сожалению, отечественное двигателестроение за время последней смуты отстало от западного. Сначала были планы закупить для большого экраноплана два мотора «Роллс-Ройс» по полторы тысячи лошадиных сил. Но американцы запретили «АТТК» покупать эти двигатели: они ведь – двойного назначения. Пришлось искать отечественную замену. Свой вариант предложили климовские моторостроители. Но их изделие почти вдвое тяжелее западного. Его нужно впихивать в середину фюзеляжа, жертвуя частью пассажирских мест – а вращение на носовые винты передавать с помощью трансмиссий и редукторов. Но лиха беда начало.

– Представьте себе, как наши «акваглайды» связывают Петербург и Калининград! – рассказывал нам Нагапетян. – Вам не нужно тащиться на поезде через Литву, терпя унижения в виде таможенного досмотра и пломбирования вагонов. Не придется ползти по морю на медлительном пароме. Четыре часа над водой – и ты попадаешь прямо в Калининград. Или прибываешь из него в северную столицу. Так же можно решить проблему транспортно-грузовых перевозок между материком, Сахалином и Курилами. Построим грузовые суда – и сможем вернуться к планам насчет северного подводного грузового флота.

Но экранопланы можно делать и в военном варианте. Легкие машины способны эффективно бороться с браконьерами на Дальнем Востоке и Каспии. А те, что потяжелее, смогут нести на себе орудия, противокорабельные ракеты и противолодочные комплексы. Тогда они станут грозой для самых современных иностранных флотов...

Одно плохо, читатель: предприятие в Чкаловске – все-таки опытно-промышленное. Здесь экранопланы собирают вручную. Хорошо бы, конечно, делать здесь сотни легких «акваглайдов» ежегодно и зарабатывать на их продаже по всему свету. Но для этого придется ставить новые цеха с автоматическим и полуавтоматическим оборудованием, набирать и готовить сотни квалифицированных работников. Для этого нужны инвестиции в сотни миллионов долларов, коих у «АТТК» нет. Взять такие кредиты в РФ? Разоришься на выплате высоких процентов. К тому же, в условиях нынешней РФ очень сложно получить налоговые льготы, бюджетные заказы, или какую-либо другую помощь от государства. Хотя бы в виде переговоров с Вашингтоном о снятии запрета на импорт нужных моторов. Созданная чубайсами-грефами экономика «нефтегазовой трубы» отторгает новые технологии, она враждебна всему действительно новому.

- Придется ставить производство в Бразилии, – качает головой наш собеседник. – Там нам предлагают пятнадцать лет работать без налогов. Да и контрольный пакет завода будет в наших руках. Заработаем деньги и вложим их в разработку отечественного «летающего» флота...

Да, все не может «трехцветное» государство уяснить простую истину: выгоднее давать льготы новым производствам и тем самым угнетать развитие страны. И некогда ждать перемен: нужно выживать и развиваться сегодня. Необходимо во что бы то ни стало закрепить приоритет России в экранопланостроении. Но, может быть, возможно создание государственно-частной корпорации «Высокоскоростной флот»?

- Может быть, – немного невесело улыбается Рубен Арменакович. - Непременно пойду на сотрудничество с государством, если увижу: вот пришли люди честные, которым я верю. Те, кто не станет вставлять палки в колеса, кто не оттеснит от прибылей конструкторов машин и организаторов производства. Вы представляете себе: кто-то в корпорации украдет бюджетные деньги, а нам потом придется отмываться. А ведь обязательно скажут: мол, не чиновник, а этот вот частник воровал! Нет уж, пока предпочитаю сохранять независимость и обходиться без казенных денег...

Однако мы, читатель, все же надеемся: господство вороватой «элиты» не вечно. Если России суждено сохраниться, то жить она будет в виде сильной державы с обновленным правящим классом. С тем, что состоит из умных, энергичных и честных людей, беззаветно любящих свою страну. Вот тогда и поднимутся на Руси стапели и эллинги экранопланостроительной корпорации мирового класса. Тогда и завоюет пространства Земли новый транспорт, созданный гением советского народа. Придется потесниться Соединенным Штатам, сегодня считающим себя господами Мирового Океана. Найдется могучее средство против их авианосных соединений.

А Нагапетян, Синицын и их друзья уже изменяют историю. Их чудо-технология, начав развиваться, трансформирует окружающий нас мир. Она сделает нас сильнее, богаче и, надеемся, мудрее.


Источник
http://forum.msk.ru/material/power/15654.html

Версия для печати [Версия для печати]

Гостевые комментарии: [Просмотреть комментарии (6)]     [Добавить комментарий]



Copyright (c) Альманах "Восток"

Главная страница